Январь 2007

Мысленная, с пробелом запомнившаяся фраза (женским голосом, с улыбкой): «У меня ... сиденье совсем отодвинулось».
Мысленные фразы: «Когда. Сколько лет пояснению».
Мысленная, незавершенная фраза (возбужденно): «И-и-и, только тут должны получиться одни...».
Мысленная фраза (четким женским голосом): «Он будет ...гать, но хоть по-русски хорошо» (глагол запомнился неполностью).
Мысленная фраза (в пренебрежительную растяжку): «Ой, вы нашли, фи, шестьсот девяносто первого».
Мысленная фраза (драматически): «Да ... да просто до слез довели» (одно слово не запомнилось).
Вожусь на кухне. Входит (за чем-то) сосед по дому. Что-то завершаю у плиты, он безостановочно ходит за моей спиной. Грызу, не отрываясь от дела, баранку. Решаю угостить соседа, вынимаю из шкафа пачку, отсыпаю часть баранок в пустую коробку. Решаю отдать все, резко вытряхиваю их, вздымается облачко сахарной пудры (сон был реалистичным, только лицо соседа не виделось).
Кто-то протягивает мне массивные, красиво переплетенные подборки материала по теме. Говорит, что я должна буду сделать сообщение (или написать реферат). Со смущением признаюсь, что еще не ознакомилась (как должна была) с этими материалами.
Врач уже начал было производить операцию за моим ухом, но почти сразу остановился. Копошится, не могу понять, в чем дело. Решаю (предполагаю), что он опасается задеть кровеносный сосуд.
Мысленная фраза (быстро, полувопросительно, как подсказка или догадка): "Число девять".
Мысленная фраза (неторопливо): «Если бы повысить скорость усвоения материала, их визита — визита в Германию».
Мысленные фразы (упрямо, решительно): «Больше ничего брать не буду. Мне надо было (бы) уйти и ничего не сказать».
Мысленные фразы: «(Он) слизывал. Остатки-остатки поля хоть. Хлеба».
Мысленные фразы: «Читать. Люди ведь и читать умеют. И требовать умеют».
Мысленные фразы (глубокомысленно): «Вот такая литература. А в клубах — глубокий человеческий голосок» (имеется в виду акустическая характеристика голоса).
Мысленная фраза: «Пусть хоть палец, пусть до крови, но он этого не пережил бы».
Мысленная фраза: «Ну, душенька, не реви». Виден начинающий похныкивать малыш, он лежит на широкой взрослой кровати, на животе, опустив голову на ладошки.
Разновозрастные дети в светлой одежде активно проводят время в уличном сквере.
Смутно видимый автобус осторожно объезжает торец поребрика, разделяющего два шоссе. Благополучно завершив меневр, с облегчением пускается дальше.
Записанные (или отпечатанные) в столбик три номера сотовых телефонов. Смотрю на их начала, прикидывая, насколько они близки к реальным, но не отдавая себе отчета, что они снятся.
Пересчитываю (вразброс) лежащие на тарелке картофельные оладьи. Получается «семь штук». Пересчитываю еще раз, внимательно, по часовой стрелке. На этот раз насчитывается «десять штук» (инвентаризировала я их без видимой причины).
Мысленные фразы: «Ищите по головам. По головам своих метриков».
Мысленная фраза (ритмично): «Поедет она быстрее тебя, но (ей) никого не добиться» (за слово в скобках не ручаюсь).
Мысленная фраза (быстрым женским голосом): «Взять на экспресс имаго». Медленно повторяю ее, изменив порядок слов и синхронно записывая: «Имаго взять на», - и не успев завершить, просыпаюсь.
Мысленная фраза, почти пропетая легкомысленным женским голосом: "Целка, целка, целка".
Мысленная фраза (женским голосом, с укором): «Вероника, за нами следить надо было».
Мысленные, с пробелом запомнившиеся фразы (женским голосом): «Вот ... которая к ней подошла. Вероника, материал же не найти».
Смутно, в блекло-серых тонах видится унылая казенная комната с несколькими темными столами в центре. Здесь находится посетительница, простая женщина с двумя маленькими детьми. Младший сует нос во все углы, старший тихо сидит, положив локти на стол. Мать внезапно подходит к нему и с угрюмым «У-у-у!» толкает его (не сильно) в лоб. Ребенок реагирует молча, набычившись (видно, что подобное отношение ему не в новинку). В этот момент комнату пересекает сотрудник учреждения, проходит позади матери с сыном и ничего не замечает, полностью сосредоточенный на чем-то своем.
Мысленная фраза (четким мужским голосом, полувопросительно): «Таким образом, если вы хотите отдохнуть, вы можете иногда отдохнуть» (фраза обращена единичному лицу).
Мысленные фразы: «Мальчик обычный, да? Ну, сколько у него часы съезжают по всей стране?» (отстают).
По утоптанной дорожке деревенской околицы, между плетнями, бегут (или почти бегут) встревоженные девочки в темной одежде. За ними видится широкое (вскопанное?) поле с полоской леса на горизонте.
Мысленная фраза (женским голосом, категорично): «Нет, а зачем она остановилась?»
Мысленная фраза (энергичным мужским голосом): «То, что спалОсь — хорошо спАлось, хорошо».
Мысленные фразы (женским голосом, таинственно): «А-а-а, ага-а-а ... Ой, ты меня зайцем пугаешь» (одно из междометий не запомнилось).
Сон про Лучика, которому в этом сне было лет десять.
Мысленная фраза (женским голосом): «Он не может без любви».
Мысленный, неполностью запомнившийся диалог. «Откуда ты знаешь...?»  -  «До вас я...».
Мысленная фраза (недовольным мужским голосом): «В любой момент отвечать?»
Мысленная, неполностью запомнившаяся, незавершенная фраза: «...где в поддающейся усами транжире...».
Полупризрачная сероватая фигура занимается улучшением людей (в соответствии со своими представлениями). Наводит тяжелые болезни, выдерживает людей в этом состоянии, и излечивает. Прошедшие через тяготы болезней люди становятся совсем другими. Это - идея сна. Предстает десятка полтора людей в сочных, красочных одеяниях (похожих на клоунские). Люди азартно, сплоченной группой разъезжают (чуть ли не по цирковой арене) на сверкающих новеньких (чуть ли не одноколесных) разноцветных велосипедах. Картина (изображавшая людей до трансформации?) сменяется демонстрацией результата. Он выдержан в серых тонах, там не было ни красок, ни блеска, ни азарта, ни простора. И виделось там всё (в отличие от предыдущей стадии) смутно, нечетко, расплывчато.
P.S. Контрастом между конкретными формами и расплывчатыми, между яркими сочными красками и бледно-серой немочью (или не немочью?) этот сон напоминает сон №1099.
На работе случайно обращаю внимание, что Рэм долго не возвращается из заграничной командировки. Начальница говорит, что он, в соответствии с предварительной договоренностью, отправился на несколько дней еще куда-то (по личным делам). Вспоминаю, что он мне об этом говорил.
Мысленная фраза: «И может быть, она просто поместит фотографию сзади, позади Творца». Смутно видится складное зеркало и фотография, которую чьи-то руки помещают в щель между зеркалом и его пластмассовым обрамлением (формат фотографии немного меньше размеров зеркала).
Мысленная фраза (женским голосом): «Эти три года — что?»
Фраза (финальная?) из сна: «Какое уртитмимЕпе».
Мысленная, с пробелом запомнившаяся фраза (принадлежащая будто бы мужчине из предыдущего сна): «Кто бы знал, как (лично) я сам ... до этого момента» (за слово в скобках не ручаюсь).   [см. сон №6491]
Мы с Петей (он в младшем школьном возрасте) временно останавливаемся в незнакомом месте, в крепком старом бревенчатом доме. Дом примостился на склоне пологой, засыпанной белейшим снегом горы, так что добрались мы до него не без труда. В доме живет высокий худощавый мужчина с двумя сыновьями, петиными ровесниками. Жилье спланировано так, что никто никому не мешает, мы практически не сталкиваемся с его обитателями. Настает пора выкупать Петю. Он требует (как само собой разумеющегося), чтобы это было сделано на чердаке. Не раздумывая, несу туда (по внутренней деревянной лестнице) большой таз и ведро нагретой воды. Процесс купания не показан. Вместо этого сон демонстрирует полную жгучего любопытства реакцию хозяйских мальчиков (на такое небывалое дело, как купание на чердаке!) Дети стоят у подножья лестницы, задрав вверх головенки. Возвратившийся домой отец узнает от сыновей о произошедшем (этот штрих остался за рамками сновидения). Подходит ко мне, отстраненно спрашивает: «Скажите пожалуйста, вы когда-нибудь купали на потолке ребенка?» Говорю: «Да, своего сына. А ваши ребята взволнованно за этим смотрели». Мужчина говорит: «Сейчас я скажу: Иоав...» (он начал было говорить об одном из сыновей и осекся). С недоумением думаю, что так зовут его самого. Речь у нас идет, конечно же, не о потолке. Просто мальчики по-детски назвали чердак потолком, что в их возрасте объяснимо (всё, кроме снега, таза и ведра с водой, виделось условно, особенно люди).  [см. сон №6492]
«Ну а если бы он сказал об этом, он бы успокоился?» - спрашивает меня женщина (судя по тону, психолог). Говорю: «Если бы он сказал, он бы успокоился. Я так думаю по крайней мере». Демонстрируется (в сокращенном виде, абстрактно) то, что тяжелым грузом носит в душе тот, о ком мы ведем речь. Моя собеседница введена в курс дела в незапомнившемся начале сна (когда то, что гнетет человека, было показано подробно). Сейчас она имеет в виду, что проговаривание, озвучивание того, что произошло (или происходит), могло бы облегчить психологическое состояние этого молчальника.
Открываю маленькую железную дверь из помещения, в котором нахожусь (это что-то типа пустого склада с толстыми каменными стенами). Нерешительно смотрю на валяющийся снаружи мусор. Чуть поколебавшись, кидаю туда скомканную бумагу (кажется, рекламный проспект), от этого резкого движения дергаюсь наяву.
Мысленная фраза (спокойным женским голосом): «Ой, бывает Дон-Кихот».
«Неужели шестьдесят три?» - мысленно задаюсь я вопросом, разглядывая ярлычок вещицы, на котором нечетко пропечаталась первая цифра. Убедившись, что не ошиблась, подтверждаю: «Да, шестьдесят три».
Хронология
Мысленная фраза (молодым мужским голосом, оптимистично): «Я на стройке живу».

Находимся с Петей в просторной комнате нашего жилья, каждый занят своим делом. Невольно подмечаю кое-что из того, чем занят Петя, изредка докучаю комментариями (на которые он не обращает внимания).

Мысленные фразы (мужским голосом): «У тебя получилось? Погромче, пожалуйста. По несколько месяцев» (вторая фраза выражает просьбу громче отвечать).

Мысленная фраза (серьезным мужским голосом): «Выигрыш на десять процентов больше».

Обрывки мысленной фразы (быстрым женским голосом): «Держит .... нижнего белья...» (речь идет о торговой точке по продаже белья).

Мысленный диалог (женскими голосами). «На три?»  -  «На четыре части».

Мысленная фраза (женским голосом, четко): «Почему раньше поменьше группы?» (последнее слово является подлежащим).

Мысленная, неполностью запомнившаяся фраза (женским, похожим на детский, голосом): «...то среднюю полосу России закроют окончательно» (речь идет о части территории России).

Вхожу в парадную, поднимаюсь по лестнице. На ступеньках лужицы чистой воды, свидетельствующие, на мой взгляд, что где-то прорвало трубу. Дохожу до второго этажа, где на крохотной лестничной площадке находятся двери двух квартир. Вода вытекает из той, к которой я имею отношение. Достаю ключ, чтобы войти в пустую квартиру и выяснить, в чем дело. Неожиданно слышу за дверью чьи-то шаги, прислушиваюсь, решаю не входить.

Около жилого дома стоит высокое засохшее дерево с отваливающимися ветками и расщепленной верхушкой. Кто-то (возможно, я) его спиливает. Отламывает фрагменты длиной в полтора-два метра, иногда помогая пилой, но всегда сначала ломая.

В конце сна перечисляются объекты, с которыми перед этим производились манипуляции: «Магазин, roof, ручка, дверца».

Бросаю предназначенный для стирки светлый, гладко окрашенный коврик. На нем красуется большое бесформенное угольно-черное пятно, образовавшееся оттого, что на коврике разводили костер. Пятно сохранило очертания поленьев, ткань не прожжена, а лишь почернела.

Мысленное бормотание: «Если мы вместе, вместе сейчас возьмем». Видится тонкая гибкая, облицованная шоколадом пластинка вафель. Кто-то (тот, кто бормочет?) скручивает ее трубкой, намереваясь разрезать пополам, чтобы с кем-то поделиться.

Небольшой лист с текстом, напечатанным редким жирным черным шрифтом. Выделяется слово «жизнь», напечатанное красным цветом. Там же были слова «материал для тела», которые я несколько раз произношу.

Мысленная фраза: «Облекли джинджи на принятие соответствующей позы» (в этом предложении подлежащее отсутствует).

С пробелом запомнившаяся фраза (возможно, мысленная) из сна: «У нас ведь что, кто ... тот и созрел».

Сон, в котором мы играли в карты.

Мысленная фраза: "И не заплатил (за своих работников)" (речь идет о фондах, в которые должен вносить деньги работодатель).

Мысленная, с пробелом запомнившаяся фраза (будничным женским голосом): «Я прошла с ... а потом сердце остановилось».

Мысленные фразы (пронзительным женским голосом): «Это мы называем сиденьем? Тогда надо, наверно, из этих

Мысленная фраза: «Я ж тебя не узнаЮ — по жильцу тебя знаЮ».

Мысленная фраза (женским голосом): «Потому что память».

Сон, в котором мне предсказывается что-то успешное.

Мысленные фразы (мужским голосом): «Мне по шесть часов. Ладно? Тогда я иду».

Мысленная фраза (женским голосом): «Ты будешь четыре месяца писАть?»

Мысленная, незавершенная фраза: «Но если постепенно считываться, считываться, считываться с тем, что было...».

Три светлые просторные больничные палаты с высокими потолками, большими окнами и условно видимыми светлыми ходячими больными. Я (тоже ходячая больная) брожу по палатам. Медперсонал нижнего ранга состоит из условно видимых мужчин, от которых веет строгостью, граничащей чуть ли не со свирепостью. Но когда доходит до дела, всякий раз с удивлением убеждаюсь, что под маской неприступности таится разумная доброжелательность, почти безотказность. Маска принимается мной за чистую монету, что не располагает злоупотреблять просьбами. Прибегаю к ним лишь в крайних случаях (никогда не будучи уверенной в положительном исходе). Однако каждый раз получаю просимое с обескураживающей легкостью. В конце концов проскакивает мысль, что я могла бы получать много больше того, что получала.

Обнесенный забором компактный двух-трехэтажный дом на несколько семей, одной из которых является семейство Икс. В конце сна madame Икс предлагает мне буханку хлеба, отказываюсь (предпочитая заботиться о себе сама). Этот эпизод открывает мне ранее неизвестный факт: madame, оказывается, закупает продукты для всех жильцов нашего дома, за ее спиной видится интерьер кладовки, где хранится закупленное, в том числе (на одной из полок) разные сорта хлеба. Нигде  не вижу пометок с фамилиями жильцов, раздумываю, как она во всем этом разбирается. Держит в памяти? (сон был нецветным, в неопрятно-темных тонах; все, кроме хлеба, виделось условно).

Мысленная фраза: «Надо менее напряженно готовиться (к эксперименту), и тогда все пойдет как по маслу». Это звучит как умозаключение (за слова в скобках не ручаюсь).

Сквозь ячейку частично (или полностью) оголенных стропил на чердак влетает черная, похожая на ворона птица, опускается на рыхлую черную землю, покрывающую пол чердака, и захватив что-то в клюв, медленно вылетает через другую ячейку (птица прилетела слева, а улетает вправо). Это происходит в сумерках, в почти осязаемом безмолвии, воспринимаемом как существенный элемент сна (я видела, что унесла в клюве птица, но сразу же забыла; видение было неотчетливым, я при этом просто дремала).

На краю большой пластины, испещренной рядами правильных шестиугольных вмятин, стоит человеческая фигурка с поднятыми вверх руками. На этом фоне возникает мысленная фраза, из которой запомнилось слово «орфический».

Мысленное возражение (спокойным женским голосом): «А другие — тоже страдают».

Последняя строчка рукописного текста завершается числом «130». Оно плохо уместилось, цифры наползают друг на друга. Зачеркиваю его, чтобы записать в следующей, пока еще пустой строке.

Мысленный вопрос: «Что важнее, психология или Человек?» (психология имеется в виду как комплекс накопленных о Человеке знаний, а Человек - как объект изучения и средство для получения этих знаний). Мысленно отвечается, что важнее психология, поскольку, в случае чего, Человека (людей) воспроизвести заново намного проще, чем заново накопить знания их психологии.  Справа появляется темная условная человеческая фигурка, в нижнем левом углу поля зрения демонстрируется стартовая процедура процесса воспроизводства людей  - что-то типа кратковременного соединения двух контактов, зажатых пальцами двух рук (пальцы соизмеримы с исчезнувшей человеческой фигуркой).

Мысленная фраза: «Как была потеряна целая чашка» (такой большой предмет как чашка). Видится узкая щель между темным щитом из прессованных опилок и светлой стеной помещения, в щель забрасываются мелкие предметы, они проваливаются легко, а белая чашка прошла уже на пределе.

Мысленное слово «Ивана» (женское имя).

Мысленные фразы (женским голосом): «Прочитай. Вслух, дальше, не стесняйся».

Окончание мысленной фразы: «...а задняя стена была стертой и пластичной». Смутно видится фрагмент коричнево-горчичной пластилиновой стены.

Хвостик мысленного рифмованного умозаключения (завершившего сон): «...сидят/ Которую просеивают, как того хотят».

Мысленный диалог (женским и мужским голосами). Серьезно: «Может, она будет практиковаться в йоге?»  -  Многозначительно, с ноткой сарказма: «Вряд ли».

Мысленное слово (женским голосом): «Сильвией» (это женское имя).

Мне предлагают томик стихов Бодлера. Вместо того, чтобы признаться, что не люблю стихи, витиевато отвечаю: «Я не люблю французскую поэзию».

Мысленный диалог (женскими голосами). Спокойно: «Это то же самое».  -  Суетливо: «То же самое, если взрослый...» (фраза обрывается).

Обрывки мысленной фразы: «Есть ... и высшие ... - СКАЗКИ, которые...».

В конце полнометражного сна (с рядом действующих лиц) лежу в своей постели (реальной). Чувствую, что по тыльной стороне ноги ползет паук. Нога прикрыта одеялом, и тем не менее каким-то образом вижу паука. Опознаю тот тип, представители которого изредка проникают в комнату и наяву. Паук доползает до ягодицы, приостанавливается, как бы под ее укрытием. Просыпаюсь. В панике, с омерзением ощупываю ногу. С облегчением убеждаюсь, что паук приснился.

Мысленный, неполностью запомнившийся диалог. Кто-то: «Это может показаться ... но по средам...».  -   Я, скептически: «А по вторникам? А по понедельникам?»

Сидим с Петей в задних рядах уставленной деревянными скамьями поляны. Рядом расположилось еще несколько человек (смутных черных фигур). Вслушиваюсь во что-то, мне снящееся, ловлю слова доносящегося слабыми порывами монолога, записываю в лежащий на коленях блокнот. Визуальный ряд снящегося, невнятный, бледно-серый, дислоцировался где-то на горизонте. Аудиальный, доносившийся оттуда же, воспринимался с трудом, но достаточно внятно. Глаза мои открыты, со стороны невозможно догадаться, что происходит (только Пете известно, в чем дело). Окружающие ничего не могут понять, и наверно из-за этого, то один, то другой протягивает руку, чтобы бесплотным касанием привлечь мое внимание. Молчаливым жестом даю понять, что занята. Прерываю запись, отлучаюсь. Снова оказываюсь на скамейке, продолжаю прерванное (поляна с врытыми в землю скамьями виделась сносно, вплоть до клочков полувытоптанной травы; Петя лишь ощущался; фрагмент монолога ухватился мной по пробуждении, но пока я соображала, что это такое, он из памяти улетучился).

Мысленные фразы (бодрым мужским голосом): «Русская пословица есть? Так скажите мне, пожалуйста, для чего это нужно?» (имеется в виду пословица, подходящая для отражения обсуждаемой проблемы).

Мысленные, с пробелом запомнившиеся фразы (спокойным мужским голосом): «Я ... да нигде не купил. Сказал отставить...»(прекратить; фраза обрывается).

Читаю инструкцию (печатный лист с серым, нечетким текстом): «Получается соединение внутри ...».

Мысленные фразы (женским голосом): «А для него — нет. Для него...» (фраза обрывается).

Мысленная, незавершенная фраза: «И помчались дальше — с большой охотой, на внимательном...».

«Мы стоим на пороге великого открытия. Что, если то, что я увидела, состоит и структурировано не так, как мы думали, а так, как я это увидела?» - думаю я по поводу финального эпизода предыдущего сна. [см. сон №2473]

Мысленная фраза: «А дальше было предложение: Рита и Вера, наклонитесь к кистям его ног» (повидимому, имеются в виду ступни).

Мысленный диалог (женскими голосами).  Хлебосольно: «Правда, вкусные помидорки?»  -  Довольно, невнятно, не переставая жевать: «Гм-гм». Видна миска с нарезанными помидорами, выуживаемыми чьей-то вилкой.

Мысленная, незавершенная фраза (решительным женским голосом): «Правильно, будто мифический сын...».

Три персоны рассматривают и сопоставляют фрагменты чьих-то Сна и Реальности (фрагменты выглядят как цветные слайды, без рамок), делается вывод, что и Сны и Реальность (этого человека?) являются иллюзиями.

Держу пару листов с записями снов и считаю: «Четыре, пять».

Мысленная, с пробелом запомнившаяся фраза: «...а многие говорили, что не поняли главного, чего-то главного».

Статья в газете, напечатанная, кажется, готическим шрифтом. Она включает поясное (в профиль) изображение пожилого бритоголового мужчины в темно-коричневом жреческом одеянии.

Мысленная, незавершенная фраза: «Во-первых, тут их немного...».

Моя мысль: «Страна моя переживает упадок сил, который...» (окончание не запомнилось или не уловилось; речь идет о Франции).

Мысленная фраза (женским голосом, тоном Исследователя): «Он ищет распутывания или прекращения проблемной ситуации?» Слово «распутывания» выделено как более высокого уровня реакция на проблемную ситуацию. Смутно видятся сплетенные гибкие серые шланги (или канаты), терпеливо распутываемые чьими-то руками.

Смотрю захватывающий фильм, полный необыкновенных, восхитительных приключений. Фильм развивается в окружающем пространстве, из-за чего создается иллюзия участия в происходящем (с массой вытекающих из этого эмоций). Захотелось сохранить фильм еще для кого-то, и вот мы уже смотрим его вместе. Видим таким же образом, каким я видела его в первый раз.

Нажимаю на клавишу автоответчика, воспроизводится доброжелательное «О'кей». Это произнесено спокойным, приятного тембра мужским голосом, как бы в знак согласия.

Мысленная фраза (быстрым мужским голосом): «Я две комнаты хучу обменять».

«Ой, золотуся!» - ласково говорю я, похлопывая забравшегося на плечо серого котенка. Только что я извлекла из его пасти длинный узкий шарф, который котенок стащил в смежной комнате. На моих глазах стянул его у маленького мальчика, ребенок этого не заметил, а его бабушка лишь сокрушенно поохала. Я сказала, что верну им шарф, отловила похитителя, отчетливо почувствовав напрягшееся тельце. Погладила котенка, он расслабился, взяла его на руки, без труда извлекла шарф. Совсем успокоившийся шалун забирается мне на плечо (сон был в серых тонах, отчетливо виделся лишь котенок).

На белую скатерть, около белой тарелки выкладывают комплект столовых приборов. Одна из составляющих оказывается перевернутой. Занимающийся сервировкой персонаж (видны его руки) исправляет недочет. Возникает мысленное слово (мужским голосом, протестующе-сварливо): «Несправедливость».

«Это его папа и мама. Вот папа, а вот мама», - поясняет ребенку взрослый. Он отыскивает и указывает изображения соответствующих голов (или бюстов) на поле большого детского, испещренного иллюстрациями Атласа мира.

Обрывки мысленной фразы: «Так время перед из ... в ... гоняет нас...».

Мысленный диалог (мужскими голосами). Бормотание: «Лучиками... Лучиками..».  -  Четко:  «Страсть какая — лучиками» (страх какой).

Мысленная, незавершенная фраза: «У этой девушки такое лукавое лицо...».

Мысленная фраза (бодрым женским голосом): «Счастливой стороной».

Мысленный, с пробелом запомнившийся диалог (мужским и женским голосами). Спокойно: «...не от хорошей жизни».  -   Раздраженно: «Конечно, не от хорошей жизни».

Спускаюсь по каменным ступеням, и немного поскользнулась.

Мысленная, с пробелом запомнившаяся фраза: «Он, по-моему, близок к этому ... к шагу».

Мысленная, с пробелом запомнившаяся фраза: «Принесший мне ... штурм вызывает у меня недоумение».

Стою на Воробьиной набережной. Разговариваю (не из телефонной будки, а непонятно как) с девушкой, позвонившей, чтобы сообщить, что Петя (в младшем школьном возрасте) не пришел на занятия кружка. Тревожусь, куда он пропал, выйдя из дома два часа назад. Девушка предлагает поговорить с руководительницей кружка. Звоню, узнаю, что на занятии Петя был, но ушел пораньше, чтобы в чем-то мне помочь.

В сероватом тумане видятся три персонажа — высокий худощавый мужчина, грудной младенец и коренастый дворник. Первый находится в правой части поля зрения, два других — на левом фланге. Дворник умильно воркует над младенцем: «Ах ты, бесенинда, бесенинда, бесенинда ты моя». Маленький, только что родившийся Бесенок является будто бы сыном стоящего на правом фланге мужчины, взрослого Беса. Я (не находившаяся на той стадии развития событий в самом сне) выстраиваю некие умозаключения, порождающие смутное беспокойство в отношении себя самой. Дело в том, что персонажи хоть и виделись невнятными теневыми фигурами, однако стоящего справа мужчину я воспринимала как своего сына (сновидческого). И если он Бес и породил Беса, не означает ли это, что я сама (по закону, так сказать, видового размножения) являюсь Бесом? Оказываюсь около дворника, спрашиваю, всегда ли родившая Беса является Бесом. Дворник уверенно говорит, что это совсем не обязательно. Бес, говорит дворник, всегда порождает Беса, но сам может быть рожден как Бесом, так и Человеком. Значит, думаю я, может быть я все же являюсь Человеком?.   [см. сон №2242] P.S. А как я отнеслась во сне к тому, что узнала? Приняла спокойно, как  данность, не уделив этому особого внимания. Меня почему-то занимала в связи с узнанным лишь проблема собственной идентификации. Сон, как я предполагаю, продемонстрировал, что такая проблема у меня имеется (пресловутое «Кто я?»).

Вывалившееся из сна число «724».

Категории снов