Сцены умирания

  • 1320

    Виды восприятия Реальности Сцены умирания
    Лежу, пытаясь расслабиться. Вдруг чувствую, что жизнь как бы покидает меня. Смиренно осознаю плачевное состояние, слабым голосом прошу условно ощущаемых окружающих: «Мне плохо, позовите доктора. Мне плохо, позовите доктора. Мне плохо, позовите доктора». Они не реагируют, состояние ухудшается. И вдруг я вижу (через верхний левый угол левого стекла очков) необычайно яркий многокрасочный, теплый фрагмент окружающего внешнего мира. Осознаю контраст по сравнению с тем, как бы подернутым серой пеленой миром, который видится сквозь остальные части очков. С тем, что я вообще раньше всегда видела. Подумалось, что вот, оказывается, какой мир красочный и яркий, а мы его видим сквозь пелену (полагаю это общечеловеческим качеством). Яркий кусочек внешнего мира полностью завладевает вниманием. Перестаю ощущать недомогание, и оно уходит (наяву я если и пользуюсь очками, то только солнечными).
  • 1426

    Сцены умирания
    Я умираю. Сижу на полу, опершись локтем о свою кровать, и умираю. Жизнь медленно покидает меня, одна за другой отключаются части тела. Думаю: «Так вот как, оказывается, это происходит». Квартира пуста, лишь в дверях моей комнаты стоит сестра, никак на меня не реагирующая. Угасающее сознание наблюдает за происходящим - во рту появились следы рвоты, на миг перехватило дыхание. Отмечаю, что пока еще дышу, и что самым мучительным будет, наверно, прекращение дыхания, удушье. И тут я вспоминаю про Петю, про что-то, чего он может лишиться, если я сейчас здесь умру. Прекращаю наблюдать за процессом умирания, прошу сестру вызвать скорую помощь. Сестра не реагирует, а я не удивляюсь этому, озабоченная мыслями о Пете. Вот я уже слабо пошевелилась, вот с трудом, но встаю, чувствуя, как с каждым мгновеньем состояние умирания покидает меня. Вот уже иду в ванную прополоскать рот и выплевываю несколько небольших черных, непонятного происхождения сгустков.
  • 1477

    Силы Сцены умирания
    Я умираю. То есть не я, а мы - я и молодой мужчина, мой ровесник. Мы лежим в большой двухспальной кровати, заправленной светлым постельным бельем. Она стоит посреди пустой комнаты, стены которой ощущаются как что-то нечеткое, темноватое. Мы оказались здесь, разумеется, совсем не для того, чтобы умирать, но вот почему-то умираем. Не противимся происходящему, ощущение умирания то подступает, то отступает, а потом снова охватывает нас. Слышу вдруг шум струящейся воды. В туалете прорвало вентиль, темная вода под напором хлещет сверху. Забираюсь на унитаз, перекрываю вентиль, возвращаюсь в комнату. Ощущение умирания возобновляется, обнимаем друг друга, чтобы умереть вместе. Умирание отступает, мужчина исчезает. Неведомая Сила подхватывает меня невидимыми руками и осторожно, но твердо перемещает на правую половину кровати. Лежа там, молюсь: «Прими меня, Господи, с милостью. Прими меня, Господи, с милостью». Оказываюсь на своей половине кровати, мужчина — на своей, Смерть опять к нам подступает. Чувствую во рту рвотную массу, не решаюсь сплюнуть, чтобы не запачкать пол.
    P.S. Ощущение, охватившее меня после того, как я проснулась после этого сна, было очень тягостным.
  • 1547

    Сцены умирания
    Где-то сижу, вдруг меня охватывает предсмертная дурнота. Она нарастает, меня сильно, однократным толчком рвет, после чего вместо смерти наступает улучшение — очищение, просветление  (рвотные массы были символическими). С удивлением рассказываю об этом грузному молодому человеку. Говорю, что ощущение приближения смерти не вызывало неприятия, потому что в моем представлении Смерть — это возможность найти ответ на вопрос, что ждет нас там, по другую сторону Жизни.
  • 1615

    Сцены умирания Эзотерика
    Сижу на узкой низкой кровати, стоящей у стены маленького гостиничного номера. Многословно, эмоционально, порой сбивчиво излагаю свое вИдение запутанной, чуть ли не ирреальной коллизии. Обращаюсь к нескольким находящимся рядом, смутно воспринимаемым людям и к настенному репродуктору (олицетворяющему главное действующее лицо коллизии). Обращаясь к репродуктору и указывая кивком головы на висящую на стене мантию (или что-то в этом роде), говорю, что по таким-то и таким-то причинам мантия возвращается к нему, «как бумеранг». Говорю: «Я знаю, что что-то случилось, что что-то происходит». По телу пробегает волна (похожая на мягкий оргазм), это истома умирания. Во рту появляются частицы рвоты, перестаю ее замечать, сосредоточившись на переживании ощущения умирания. Лежу, не шелохнувшись, боясь его спугнуть. Проснувшись (наяву), сохраняю неподвижность, цепляясь за остатки рассеивающегося ощущения.
  • 1686

    Сцены умирания
    Сижу на большой пустой выпуклой площади с пустым эмалированным, пожелтевшим от времени чайником в руках. Справа сидят два мужчины (один в тюбетейке),  разговаривают втайне от третьего, расположившегося в отдалении, слева. Пристально смотрю на тюбетейку, вижу, что это имитация, кружок выкрашенных чернильной краской волос на темени, решаю, что это сделано для маскировки. Тело вдруг наливается приятной истомой, начинаю умирать. Оттолкнувшись от земли и став невесомым, тело медленно, как в замедленной съемке, падает с раскинутыми в стороны руками (в правой - пустой открытый чайник). Падаю долго, медленно, хочу прокричать: «Мне плохо! Спасите!» Удается произнести это лишь мысленно, и я медленно, несколько раз повторяю эти слова. Истома по-прежнему заполняет меня, тело продолжает невесомо падать — или подниматься в Небо? И так как что-то во мне этому воспротивилось, умирать я прекратила. То есть проснулась. Но ощущение было такое, что я действительно прервала процесс умирания, а не просто вышла из сна.
  • 2108

    Ожившее Сцены умирания
    Лежим с сестрой (в студенческом возрасте) на кроватях. В дальнем углу на белом комоде красуется живописный тряпичный двуглавый Дракон (искусно сшитый из ярких лоскутов разноцветного плюша). Случайно взглянув, вижу, что Дракон медленно, почти незаметно поворачивает свесившуюся левую голову вправо. Не верю глазам! Смотрю еще раз — Дракон продолжает двигать головой. Вглядываюсь предельно внимательно — двигает! Говорю сестре: «Смотри, она (кукла) шевелится». Тело заполняется волной жара, обездвиживается. Понимаю, что умираю, хочу сказать: «Я умираю», но удается произнести это лишь мысленно. Тело не слушается, мне подвластны лишь разум и чувства. Направляю их на исследование того, что и как происходит, когда человек умирает. Затихаю, превратившись во внимание — и вскоре просыпаюсь, с ощущением, что вышла не из сна, а из настоящего процесса умирания.
  • 2714

    Гениальные дети Силы Сцены умирания
    Перед рассветом иду в туалет, по пути подхожу к входной двери, прикладываю ладонь к правой стене прихожей. Ладонь как бы какой-то Силой притягивает к стене. Через притянутую к стене руку уходят, иссякают мои жизненные силы. Медленно опускаюсь на пол. Хочу сказать соседу (он собирается на работу), что умираю. Не знаю, как будет по-английски слово "смерть", поэтому говорю: «Y am very ill». Он откликается сочувственной фразой и уходит. Оказываюсь в постели. Медленно гаснет лампочка бра у моей кровати. С трудом встаю, выкручиваю где-то лампу на замену. В залитой светом, ставшей намного просторней квартире появляется Додо с приятелем. Додо пришел ко мне в гости. Мальчики бродят из комнаты в комнату, везде что-то хватая, создают беспорядок. Их стараниями на полу оказываются два-три фужера с остатками пепси-колы, стеклянный кувшин, комки газет. Подбираю разбросанное, слушаю, что рассказывает Додо. У него в руках термометр, Додо измеряет себе температуру (просто так). Заводит разговор о школьных занятиях — сначала о математике, потом о сопромате (ребенку двенадцать лет). Пренебрежительно говорит, что сопромат так же прост, как математика, это тоже всего лишь вычисления, только другие. Мальчики исчезают, квартира принимает первоначальный вид, я опять в постели. Лампочка у моей кровати снова медленно гаснет. Это вызывает уже удивление — второй раз подряд, да еще таким странным образом гаснут лампочки в моем бра? Встаю, медленно выхожу из комнаты, думаю, откуда можно вывернуть временно еще одну лампу.
  • 3615

    Сцены умирания
    Внезапно ощущаю трепетания сердца - серии учащенного сердцебиения. С моим сердцем такое происходит периодически, обычно я фиксирую сознанием лишь сам факт. Но на этот раз серии более продолжительны и слишком часты. Спокойно, чуть ли не деловито отдаю себе отчет, что такой приступ может привести к разбалансировке и остановке сердца. Наваливаюсь на край высокого комода, прижав к груди скрещенные руки, чтобы лучше слышать сердцебиения. На миг возникает графическое их изображение (в виде групп жирных черных вертикальных штрихов). Чем дольше продолжается сбой, тем неизбежней кажется летальный исход, возрастающая вероятность которого принимается мной спокойно.
  • 4252

    Сон во сне (двухслойный) Сцены умирания
    Мне снится, что я СПЛЮ. Сквозь сон чувствую легкие, почти невесомые шаги — кто-то пробирается по примыкающей к стене кромке моей кровати, к изголовью. Останавливается, обильно опрыскивает мою голову спреем. Лежу, не шевелясь, не открывая глаз. На ничтожный миг перехватывает дыхание. Задумываюсь о финале, который меня ожидает. Спокойно, деловито думаю о сопутствующей ему агонии, которую предстоит перенести, но никуда от этого не денешься. Чуть приоткрываю глаза - и без никаких эмоций обнаруживаю, что все это было лишь сном.
Хронология
Иду по городу. Широкие заасфальтированные улицы его пусты, что, в совокупности с темными громадами безмолвных домов создает впечатление назревающей катастрофы (такое впечатление, что пустые улицы в конце концов поглотят людей). Дохожу до своего дома,  где стоит несколько человек, начинаю предсказывать, что нас всех ждет. Люди не обращают на меня внимания, совершаю предсказания бессознательно (как бы являясь пассивным рупором). В какой-то момент обнаруживаю, что глаза мои закрыты, не могу открыть их, несмотря на все усилия. Но вот речь иссякает, глаза тут же открываются, иду домой (на протяжении сна я оставалась бесстрастной).

Мне снится, что я проснулась. Не открывая глаз, думаю, как помочь себе, как отогнать хоть на время тягостное напряжение (реальное, связанное с пережитым в августе 1999 года шоком, не оставляющее меня до сих пор). Может быть, попытаться сделать некое упражнение? Начинаю делать, и не завершив, просыпаюсь, теперь уже по-настоящему.

Мысленные фразы (мужским голосом, неторопливо): «Подлизывается. Подлизывается, я говорю, под все, эти самые...». Фраза приостанавливается (повидимому, в поисках подходящего слова). Полупроснувшись, завершаю ее сама словом «опоры».

Мысленные фразы: «Сухие. У других сухие не сухие».

Сорок пять раз за 13.5-летний период записи снов элементы сновидческой Реальности обретали отголосок (насмешливое ЭХО) в Реальности несновидческой. Происходило это (за малым исключением) одинаковым образом. Я описывала сон, и в течение ближайших после этого часов натыкалась в печатной продукции на что-нибудь, созвучное теме. В двух случаях интервал между сном и ЭХОМ растянулся до пяти лет, но это ничего не меняло — удивительные совпадения и в этих случаях выглядели как поддразнивания. ГОЛОС СНОВИДЕНИЯ ЭХО ЯВИ Вхожу в общественный туалет (будку). Узкая дощатая дверь его изнутри предстает широкой пластиной дымчатого пластика. Сквозь него, как сквозь обычное стекло, видны двор, заросший облезлой травой с редкими желтыми цветками, и стоящая перед будкой очередь. Думаю, что не может быть, чтобы люди снаружи видели меня, наверняка дверь проницаема лишь изнутри. Очередь начинает проявлять признаки нетерпения, раздаются понукающие возгласы. Думаю, что даже если эти люди меня не видят, все равно не смогу воспользоваться туалетом, если сама вижу их. Выхожу из будки, спрыгиваю на землю, оборачиваюсь, чтобы взглянуть на дверь. Теперь она такая же, как изнутри, сквозь нее просматривается интерьер будки. (сон №0100) Спустя пять лет по газетам прокатилось сообщение, что в Лондоне появился туалет под названием «Don`t Miss a Seс», стены которого изнутри абсолютно прозрачны. У угла большого темно-серого здания, среди разбросанного мусора что-то спокойно вынюхивает крыса. (сон №0347) В этот же день читаю в газете про нашествие крыс в одном из городских районов. Возвращаемся с купания, на пути попадается голодная белочка. Берем ее, кормим. Она жадно ест, становится чуть ли не вдвое толще, ее клонит в сон, она прижимается ко мне, затихает. Повернувшись (наяву, не просыпаясь) с боку на бок, понимаю, что никакой белочки у меня нет. (сон №0412) В этот же день включаю телевизор, чтобы посмотреть анонсированный документальный фильм «Мир животных — остров белок». Никаких белок нет — крутят фильм про пингвинов. Какие-то люди сварили и съели человека, а кости сбросили в реку. Видится несколько чистых сухих бледно-серых костей, потом - каменная набережная и медленно уходящие в толщу серой воды кости (остальное известно каким-то другим, непонятным образом). (сон №0668) В этот же день на письменном столе соседа бросается в глаза обрывок бумаги с такими словами (текст буквально напрашивался, чтобы его прочли): «cannibal. These people are not born cruel by nature». Нахожусь у Камилы. Кухня пуста, все вынесено на лестничную площадку — кухню собираются белить. (сон №0747) В этот же день прихожу к Камиле и вижу почти всю квартиру побеленной. На площади раскинуты торговые ряды. Накупаю недорогую одежду, дома обнаруживаю дырку на одном из свитеров. (сон №0799) Спустя пять лет покупаю в торговых рядах свитер, на котором дома обнаруживаю дырку (производственный брак). Мысленно сетую, что испытываю слабые ощущения в области правого виска. Заканчиваю рассказ фразой: «А из виска, из виска как будто выходит луч темно-зеленого цвета». (сон №1433) В этот же день читаю в «Гарри Поттере» про зеленый луч света. Освобождаю свою связку ключей  от всего лишнего, в результате на кольце сиротливо болтается пара ключей — от квартиры и от почтового ящика. (сон №1636) В этот же день в книге Юнга натыкаюсь на описание сна, важным элементом которого являются ключи. Сквозь ячейку оголенных стропил на чердак влетает черная, похожая на ворона птица. Захватив что-то в клюв, медленно вылетает через другую ячейку. (сон №1860) В этот же день в газете бросается в глаза заголовок: «Черный crow, что ты вьешься...». Ненадолго появляется наше Верховное Существо, облаченное в роскошные белоснежные одежды. (сон №1892) В этот же день читаю у Рильке: «Ведь Господь Бог является не каждый день и не всякому». Иду к остановке. Улица все больше покрывается черной грязью. Непролазная грязь вынуждает забраться на площадку автостоянки. Не могу оттуда спуститься к остановке, а спрыгнуть страшновато. (сон №2103) В этот же день в иллюстрации к газетной статье читаю обведенную кружком фразу: «На месте Черной Грязи ничего невозможно построить». В библиотеке ко мне подсаживается и заводит разговор мужчина в темной одежде. Я не расположена вести беседу, отвечаю лишь из вежливости. Он делает вид, что не замечает этого, держится участливо, как ни в чем не бывало продолжает расспросы.  Говорит: «Вот» - и кладет передо мной газету. Я: «Что это?» Он (давая понять, что прекрасно помнит, что я не верю в гороскопы): «Гороскоп». (сон №2286) В этот же день в газете попадается на глаза фраза: «Герои многих литературных произведений страным образом соответствуют зодиакальным психотипам, то есть внутри произведения живут в соответствии с их гороскопами». Нахожусь в гостях, по совету хозяев дома кладу два своих кошелька в укромное место. Когда же собираюсь домой, кошельков не нахожу, они исчезли. (сон №2363) В этот же день читаю в газете анекдот: «Что делать, у меня пропал кошелек?» - «Восстановите с резервной копии». Медленно рождается начало мысленной фразы: «ВидЕние старушек...». Неторопливо делается вторая попытка: «ВидЕние от старушек к...». (сон №2615) В этот же день в газете бросается в глаза жирный заголовок: «ВИДЕНИЯ». Мысленное бормотание: «Лили, лежать. Лили, лежать. Сказать Лили: лежать!» (имя произносится с ударением на первом слоге). (сон №2630) В этот же день читаю у Роберта Уилсона: «Чье имя произносится с ударением на первом слоге». Предстоит отбор лучших полярников из двух десятков крепких мужчин в толстых темных комбинезонах. Появляется прибывшая с Большой земли отборочная комиссия из кажущихся изнеженными неполярников. Подспудно навевается противопоставление силы Выбираемых и интеллекта Выбирающих. Первые - тип исполнителей, вторые - раса вершителей. (сон №3076) В этот же день читаю у Августа Стриндберга: «Когда я увидел, что одна половина людей может работать душой, а другая только телом, я подумал сперва, что мир создал два рода людей». Иду по усыпанному снегом проходу между оградами изб, выхожу на широкую укатанную дорогу. Оказываюсь около сарая, где стоят два мужчины с пачкой новых рабочих рукавиц. (сон №3127) В этот же день читаю в газете, что по причине небывалого похолодания на Восточном побережье США футбольным болельщикам бесплатно раздавали рукавицы. Две стоящие параллельно, почти вплотную, студии в виде огромных параллелепипедов с прозрачными потолками и стенами. В правой находятся люди искусства, в левой - лица, не относящиеся к сфере искусства. В левой студии непринужденно расхаживают среди людей (и держатся естественно и равноправно) несколько двуногих Существ, немного ниже человеческого роста, с головами, похожими на заячьи. Их уши, по-заячьи длинные, более грубые, располагаются по бокам головы. (сон №3222) В этот же день натыкаюсь в газете на заметку о странных кроликах, которые досаждают городским властям тем, что «регулярно делают подкопы под здание местной тюрьмы». Статья сопровождается фотографией крупных кроликов в странной позе — стоящими навытяжку на задних лапах. Камила с семейством находится в стадии переезда с квартиры на квартиру. Говорю что-то ободряющее по поводу переезда, завершаю фразой: «Чтоб не сглазить». (сон №3237) В этот же день в книге про Средневековье встречаю описание происхождения этой фразы. Мысленная фраза: «Создали звуковую подушку до тысячи ста дециметров» (здесь дециметры - это либо длина звуковых волн, либо искаженные децибеллы, либо сновидческий гибрид). Речь идет о подушке безопасности, защищающей от акустических воздействий. (сон №3306) В этот же день читаю акустический анекдот: «Скорость звука порой бывает очень низкой — зачастую то, что вы говорите детям в подростковом возрасте, доходит до них лишь когда они становятся взрослыми». Фрагмент газетной статьи, где приводятся сравнительные данные по нескольким странам об официальном применении наркотиков в армии. Мысленно поясняется цель применения: «Для стимуляции воли к жизни».  (сон №3502) В этот же день читаю в газете, что в одной из стран принято решение использовать марихуану в армейских частях. Застирываю над раковиной загрязненные места наволочки. Пятна отстираны, но я вижу, что наволочка вообще не свежая,  и бросаю ее в кучу приготовленного для стирки белья. (сон №3513) В этот же день читаю в газете анекдот: «Вчера гаишник оштрафовал. Сказал, что на подушке безопасности наволочка грязная». Предстают несколько Средневековых, закованных в латы воинов. С ними должен сразиться герой повествования. Поддерживаемый кем-то из родственников он вступает в схватку и одерживает победу. В следующем эпизоде ему опять предстоит сразиться, но на этот раз никто не приходит ему на помощь. Ситуация выглядит драматичной - схватка неизбежна, герой вынужден вступить в нее, и он в нее вступает (чуть ли не обреченно). И тут неожиданно на помощь приходят его собственные недюжинные внутренние силы, о которых он не подозревал, и победа над врагом одержана. (сон №3691) На первой же странице книги, которую я взялась читать, изложив сны сегодняшней ночи, попадается фраза: «Мы обладаем внутри нас невероятно могущественной силой» (Е.Зильберсдорф, Воспитание духа, 1936г.) Рассказываю про вычитанную где-то дискуссию о смысле жизни, которую вели несколько друзей. Лишь один помалкивал, а когда спорщики иссякли, сказал, что вся штука в том, что никакого смысла в жизни нет - понятие «смысл жизни» выдумано для отвлечения людей от каких-то иных аспектов бытия. (сон №3847) В этот же день читаю у Эриха Фромма: «Он (Фрейд) показал человека как героя драмы, который... страстно борется за то, чтобы отыскать какой-то смысл в том простом факте, что родился на свет». Бормоча извинения за убогий подарок, Геля протягивает мне  допотопную граммофонную пластинку Лунной сонаты. Говорю: «Ой, спасибо! У нас до сих пор крутится, как его, патефон или микрофон?» Геля говорит: «Патефон». Разглядываю тяжелый пыльный черный диск, с краю поврежденный. Отчетливо вижу замысловатую трещинку. (сон №3852) Через несколько часов после записи этого сна в моих руках оказываются выдержки из "Гете и Бетховена" Ромена Роллана. И там, разумеется, упоминается  "скорбная соната Quasi una Fantasia". Прихожу к Зонгам, узнаю от них, что моя бабушка (сновидческая) попала в больницу. Приходим туда, останавливаемся у входа - Зонги с котом, я и мужчина. Огромный жирный флегматичный кот с длинной спутанной тускло-черной шерстью безвольно висит на животе одного из хозяев. (сон №3862) В этот же день читаю у Стругацких: «На воротах умащивался, пристраиваясь поудобней, гигантский — я таких никогда не видел — черно-серый с разводами кот...». Кто-то (невидимый) с восхищением рассказывает об «обаятельной» Мальвине, бесстрашной находчивой разбойнице, у которой «рук нет, но зато в ногах такая сила». (сон №3941) В этот же день читаю у Юнга описание персонажа сновидения пациента: «Она очень опасна, член разбойничьей шайки». Соседка просит помочь ухаживать за ее больным мужем. Не могу отказать, беспокоит лишь вопрос инъекций. Я ни разу в жизни никому не делала уколов. (сон №4253) В этот же день в газете бросается в глаза заголовок: «Шприцы и клизмы». Внимательно смотрю в окно. На широкой улице и в Небе над ней происходит, судя по всему, ИНОПЛАНЕТНОЕ НАШЕСТВИЕ. Мягкое, неагрессивное - что-то типа беззвучного воздушного десанта, арена действий которого окрашена в светлые, нежные тона. Все исчезает. Дома на противоположной стороне улицы оказываются разрушенными. Целый квартал темных коробок зданий с выбитыми окнами, пустыми дверными проемами и, кажется, без крыш. Отчетливо вижу эти мрачные безлюдные коробки. (сон №4487) В утренней газете обнаруживаю аршинный заголовок: «НЕУЖЕЛИ ПРИШЕЛЬЦЫ?» Желая позабавить сына и позабавиться самой, ползу, изображая ящерицу. Останавливаюсь, распластываюсь, как бы в изнеможении, на животе, дурашливо говорю: «Ой, устал». Петя смеется. (сон №4581) В этот же день в «Похождениях бравого солдата Швейка» читаю: «Телефонист Ходунский прибавил к этому, что если бы люди обладали такой же способностью, что и ящерицы, то было бы не житье, а масленница» (а за «Швейка» я взялась по совету персонажа сна №4440). Мысленная фраза (женским голосом, примирительно): «Уж ладно, Ируш, не надо сладкого ничего, не надо...» (окончание неразборчиво). (сон №4652) В этот же день в газете бросается в глаза заголовок: «Сладкое, но неполезное». Вдоль задней стены одной из наших комнат проходит часть ствола живого дерева со старым, уходящим в темную глубину дуплом, которое облюбовала симпатичная бело-коричневая мышь. (сон №4766) В этот же день в одной газете натыкаюсь на анекдот про мышь, а в другой - на статейку, начинающуюся словами «Если вам приснились мыши, то...». Окончание мысленной тирады: «...Настоящие студентки». Смутно, сверху видится улыбающаяся карлица, которой будто бы принадлежит сказанное. (сон №5293) В этот же день в первой же фразе первой главы  «Волхва» встречаю слово «карлица». Брожу по большому универмагу, присаживаюсь отдохнуть на вместительную скамью с массивными фигурными спинкой и подлокотниками. (сон №5313) В этот же день натыкаюсь у Фаулза на фразу, где фигурируют подлокотники и спинка (трона). Проводим летний отпуск в деревне. Появляются еще две отпускницы. Сон показывает девушек в их комнате, они склонились над стоящим на стуле старым темным радиоприемником, включают его слишком громко. Озабоченно говорю сыну, как бы этот не в меру голосящий приемник не подпортил нам остаток отпуска. (сон №5321) В этот же день читаю в книге Peggy J. Jenkins — Nurturing Spirituality in Children: «Радиостанция «Эго» работает громко, а голос станции Духа услышит лишь тот, кто действительно этого хочет». У моего стола возникает сотрудница с развернутой газетой в руках. Это доставляет мне неудобство, мягким намеком даю об этом знать, потом пытаюсь девушку отодвинуть. Она стоит как вкопанная. (сон №6116) В этот же день натыкаюсь у Урсулы Ле Гуин (в «Техану») на фразу: «Волшебник стоял как вкопанный...». «Вот он!» -восклицаю я. Я хочу сказать, что увидела Город, оказавшийся таким необычным. Еще за миг до этого мы неспешно шли по дороге сквозь редкий лес, и перед нами маячили бурые горы с тонкими островерхими вершинами. Случайно подняв глаза, я вдруг увидела там Город. Это огромный, вырубленный в горном массиве, квадратный в плане вертикальный колодец. Дно его является городской площадью, стены - фасадами светлых живописных многоэтажных зданий, врезанных в толщу гор. (Сон №6323) В этот же день читаю во «Властелине Колец» похожее описание Изенгарда: «Все помещения — жилища, склады, коридоры — были выдолблены в кольце скал. И на круглую площадь глядели бесчисленные окна и двери». Мысленная, с пробелом запомнившаяся фраза: «Оказывается, звание двух наших ... состоит из антверпенов». (сон №6342) В этот же день натыкаюсь в газете на фразу: «На карте центров модельного бизнеса появилась новая точка — Антверпен». Кто-то приносит на работу найденного крошечного тигренка. (сон №6511) В этот же день вижу на объявлении (в прачечной) изображение рыжего тигренка. Еду на задней площадке общественного транспорта, рядом стоят молодой человек и девушка. Слышу легкий шумок. Предполагаю, что молодой человек включил свой вентилятор, чтобы отогнать неприятный запах. (сон №6809) В этот же день наткыкаюсь на газетную заметку о внутриамериканском конкурсе на самый отвратительный запах обуви. Мысленная фраза (женским голосом): «Еще более страшная — бабочкина зараза». (сон №6957) В этот же день вижу газетный заголовок: «И бабочки могут быть опасными». Не желаю мешать задремавшим «гостям» (заключаю это слово в кавычки, потому что «гости» появились у меня каким-то непонятным образом). (сон №7049) В этот же день читаю в газете: «Я почему взяла «студентку Наташу» в кавычки? А потому что...». «Представим еврейство страны этого загадочного Пиринейского полуострова», - говорит докладчик (доклад по Средневековью читается в наши дни). (сон №7075) В этот же день в газете натыкаюсь на фразу: «Зачем она взяла на себя труд преодолевать Пиринеи...?» Между стойками с одеждой торчат указатели. Надпись на одном заслонилась, видны лишь макушки букв. Без проблем реконструирую ее: «В зал для женщин». Тут же начинаю сомневаться - видимые части букв (за исключением первой) слишком малы, чтобы по ним можно было бы опознать текст. (сон №7464) В этот же день в книге по психоанализу натыкаюсь на фразу: «Но где сказано, что я должен следовать указателю: идти ли, куда указывает стрелка или, например, в противоположном направлении?» Некто совершает алогичные, непонятные поступки. Неоднократно после этого просыпаясь, пытаюсь осмыслить сон, но разгадать так ничего и не удается. Наутро сон забыт, утешаюсь предположением, что повидимому существуют вещи, которые нужно просто принять, не пытаясь понять. (сон № 8936) Записала сон, уткнулась в «Нераскрытую самость» Юнга и почти сразу же прочла: «Следовательно, интеллектуальное понимание не в коей мере не является незаменимым во всех случаях".

Мысленная фраза (энергичным мужским голосом): «То, что спалОсь — хорошо спАлось, хорошо».

На траве, на фоне отдаленного леса, привольно растянулся на спине мужчина. Лежит, согнув в коленях ноги и закинув за голову руки (рубашка с коротким рукавом позволяет увидеть мощные бицепсы). Эти, на вид бездействующие руки удерживает (от каких-то поползновений?) молодая гибкая девушка в летнем платье. Она сидит на коленках, за головой мужчины, и все свои силы направляет (миролюбиво) на то, чтобы удержать прижатыми к земле руки дружка (персонажи виделись смутно, темновато).

Должна перебраться в другой город. Новая хозяйка моего прежнего жилья исполняет для меня (на дорожку, на счастье) удивительный обряд - вытряхивает что-то типа темно-коричневого соуса на плоский круглый светлый пирог. Перед выходом выясняется, что вследствие неразберихи мне придется заново покупать билеты, на что у меня нет денег. Попутчица в предстоящей поездке покупает их, с тем, чтобы, когда мы встретим где-то в пути Сашу*, мы с ним вернули бы ей деньги. Отправляемся в путь, сопряженный со множеством перемещений. Переживаю, что не могу рассчитаться, только об этом и думаю. Мелькает даже мысль отказаться от поезда, идти пешком, но уж очень длинна предстоящая дорога, пешком ее, наверно, не одолеть.

Мысленный диалог (мужскими голосами).  Неспешно: «Я с Таней расселюсь». Быстро: «А по-моему, я с Таней расселился. Надо же, две дочки...» (фраза обрывается).

В ответ на незапомнившуюся фразу женщина говорит с полуулыбкой: «Ну так я же знаю, почему это может быть». Чувствуется (или даже бегло видится), что собеседники женщины мягко, понимающе улыбаются.

Обрывки мысленной фразы: «Но ...и милиционер...».

Мысленная фраза: «А мне даже красного вина не предложили». Появляется скульптурное изображение Херувима (декоративный элемент старинного римского фонтана). Смотрю на него и в изумлении вопрошаю: «Это кто говорит? Херувим??»

Мысленные фразы: «Расскажите, как вы добиваетесь такого результата с людьми? Вы занимаетесь людьми или животными?» (речь идет о дрессировке, обучении). Фразы сопровождаются незапомнившейся иллюстрацией.

Идет контрольная (кажется, по истории). У задней стены на длинной низкой скамье сидят Алина (учительница) и несколько ребят (в том числе я). Сосредоточенную тишину нарушает какой-то шерох. Одна из девушек привстает, намереваясь отнести выполненную работу на учительский стол. Алина вполголоса дает девушке дополнительное задание, та усаживается на место, в классе водворяется тишина. Алина полушепотом наводит меня на посторонний разговор, зорко следя за порядком в классе. Девушка снова встает. Алина вполголоса, более твердым тоном дает ей еще одно задание. До меня доходит, что и посторонние разговоры со мной и дополнительные задания девушке преследуют одну цель — сохранить в классе атмосферу сосредоточенности. Алина пресекает нас, чтобы мы не мешали классу работать - чтобы девушка не возбуждала дух соперничества, а я тоже чем-то (что не было прояснено).

В крошечном туалете и так не повернуться, а тут еще эта дверца от антресолей, которую (за отсутствием другого места?) поставили здесь. Она мешает мне подмести пол, решаю отнести ее в кладовку. Бегло видится дверь находящейся в подвале кладовки. И раз уж спущусь в подвал, думаю я, заодно досконально исследую содержимое двух стеллажей, все эти мелочи, безделушки, сложенные (прежней?) хозяйкой квартиры (они давно теребят мое любопытство). Бегло видится фрагмент разветвленного, запутанного подвала и пара стоящих там темных стеллажей, заставленных пыльными вещицами. В комнате, где я предаюсь предвкушению удовольствия, появляется маленькая подвижная белокурая девочка. От избытка чувств решаю порадовать и ее, говорю, что возьму с собой в интересное место. В моих руках оказывается батон, пытаюсь нарезать его безопасной бритвой (заведомо непригодной для этого). Входит мама*, говорю, что мы собираемся спуститься в подвал. «Но вы вернетесь оттуда?» - спрашивает мама. «Нет», - ангельским голоском отвечает девочка. Ее ответ, ошеломив меня, заставляет отказаться от мысли взять ее с собой, я за нее пугаюсь (по контексту относившийся к нам обеим ответ я почему-то соотношу только с девочкой).

Фразы (возможно, мысленные) из сна: "Формы стабилизируются. Но одно все же воспринимается то как..." (фраза обрывается).

Большой, расположенный на одном из верхних этажей зал, кажется, круглый, с застекленными стенами. Многочисленные посетители видятся темными силуэтами, воспринимаемыми как бы против света (из положения вне здания, с уровня этого этажа).

Мысленная, неполностью запомнившаяся фраза (женским голосом): «...чонка районная, из шестой поликлиники».

«Я думаю, что это всё», - подытоживает пояснения солидный мужчина, обращаясь к комиссии, которую водил по торговому залу.

Мысленные, с пробелом запомнившиеся фразы: «Он ощущает себя как проводник ... Он ощущает себя просто проводником».

Мысленная фраза (молодым деловитым мужским голосом): «Вот видите, себя еще не охватили тогда еще, до праздников».

Молодой мужчина ведет за руку маленькую девочку. Занятый своими мыслями, идет все быстрей, не выпуская руку малышки. Девочка на ходу выворачивает голову, не в силах оторвать взгляда от заинтересовавшего ее предмета.

Нецветной, в темноватых тонах сон, в котором я решала какие-то проблемы (проснулась до завершения этой деятельности).

Сижу в очереди к зубному врачу (со страхом). Очередь приближается, иду сказать об этом Пете. Врач (мужчина в белом халате) дал мне рецепт на обезболивающие таблетки, мне нужно их принять. Я в этом месте впервые, за мной в очереди двое мужчин. Один уже теперь глотает таблетку, а половинку еще одной привычно засовывает в нос (для усиления эффекта). Сон крупным планом показывает нос, в котором исчезает половинка белой таблетки. Охваченная паникой, суечусь, пытаясь добраться до Пети. На что-то отвлекшись, так к нему и не попадаю. Сон показывает Петю, безмятежно растянувшимся в одной из комнат этой поликлиники, на кровати (поверх постели), с книжкой в руках. Кровать выглядит совсем по-домашнему.

Видна нижняя половина листа с текстом письма (или записки) с редкими ровными строчками. Завершает текст слово «Спасибо», под которым приписано что-то еще (возможно, имя и дата).

«Двадцать пять и восемь», - называет цену смутно видимая молодая продавщица.

Мысленная, незавершенная фраза: «Бывают же случаи, когда несостоявшиеся полеты...» (иногда имеют преимущества).

Мысленные, с пробелом запомнившиеся фразы: «...зелень. Нет, не всю, часть еще хорошая».

Мысленная фраза: "Пять шесть одна шесть тринадцать".

Хвостик мысленной тирады (медлительным мужским голосом): «...в уголке. Так там же кофе или чай» (имеется в виду кухонный уголок учреждения).

Мысленная фраза (возможно, моя): «Разведенные, которые угрожали».

Мысленная фраза: «Уже девяносто раз в неделю».

Мысленная фраза (спокойным мужским голосом, с расстановкой): «И я не хочу умирать».

Мысленные фразы (мужским голосом): «И фамилия есть. Вообще-то...» (фраза обрывается).

Пересчитываю предметы, пять сгруппированы справа, три — слева. Левые представляют собой пару стеклянных банок, на одной из которых лежит брикет масла.

Размышляю, как будет меняться площадь треугольника, образованного хордой окружности и двумя радиусами, если один неподвижен, а второй поворачивается по часовой стрелке в верхнем левом квадранте. В результате долгих замысловатых рассуждений прихожу к выводу, что если зависимость площади треугольника от положения радиуса изобразить графически, получится что-то типа полусинусоиды.

Худой больной изможденный человек в белой, болтающейся на нем рубахе лежит в постели и из последних сил пишет (или процарапывает) слово «больно». P.S. Этот сон был сверхреалистичным.

Книжная витрина с рекламой руководства по написанию пьес.

Мысленная, незавершенная фраза: «Как правило, все туда идут, и только очень малая часть...» (имеется в виду, что лишь малая часть поступает не так, как все).

Лежим с сестрой (в студенческом возрасте) на кроватях. В дальнем углу на белом комоде красуется живописный тряпичный двуглавый Дракон (искусно сшитый из ярких лоскутов разноцветного плюша). Случайно взглянув, вижу, что Дракон медленно, почти незаметно поворачивает свесившуюся левую голову вправо. Не верю глазам! Смотрю еще раз — Дракон продолжает двигать головой. Вглядываюсь предельно внимательно — двигает! Говорю сестре: «Смотри, она (кукла) шевелится». Тело заполняется волной жара, обездвиживается. Понимаю, что умираю, хочу сказать: «Я умираю», но удается произнести это лишь мысленно. Тело не слушается, мне подвластны лишь разум и чувства. Направляю их на исследование того, что и как происходит, когда человек умирает. Затихаю, превратившись во внимание — и вскоре просыпаюсь, с ощущением, что вышла не из сна, а из настоящего процесса умирания.

Прихожу в гости к человеку, у которого находится приятельница. Что-то делаю (по собственной инициативе), почти не общаясь с тем, к кому пришла. Появляется товарищ хозяина дома. Внимательно смотрит на меня, говорит другу, что у меня странно большие, непонятные глаза (это сказано с негативным оттенком).

Вхожу с приятельницей в кондитерскую, необычную ассортиментом (в моей любимой оранжево-коричневой гамме). Неторопливо, с удовольствием хожу от прилавка к прилавку, не в силах ни на чем остановить выбор — глаза разбегаются от обилия соблазнов (а кошелек слишком тощ).

Мысленная, неполностью запомнившаяся фраза (женским голосом): «Или у мамы спроси или у мамаши, где...» (слово «мамы» звучит мягко, а «мамаши» - пренебрежительно).

Разбираю с регистратором поликлиники результаты моих анализов, в том числе пополняем их — мой комплект и тот, что принадлежит поликлинике. Завершив дело и собираясь уходить, случайно обнаруживаю, что у меня отсутствует один из фрагментов (новых). Прошу его, но сотрудник, занятый следующим клиентом, не реагирует. Повторяю (деликатно) просьбу, на что он отвечает, что даже в документах государственной важности подчас встречаются недочеты (он хочет дать мне понять, что это — в порядке вещей и не следует обращать на это внимание).

Мысленные фразы (женским глуховатым, издалека донесшимся голосом): «Два ведра. Но что это такое? Два ведра. Больше ничего не должно быть?» (вёдра выступают мерилом).

Один из мужчин (руководитель?) темпераментно наставляет другого, втолковывая, что следует сказать ЕМУ (человекообразной кукле). Несколько кукол (в рост человека, в мужской одежде) поблизости что-то копают. Было похоже, что только одна из них обладает достаточными мыслительными способностями, чтобы понять то, что собираются высказать люди (речь идет о каких-то недоразумениях). Люди испытывают к куклам настороженную напряженность. Куклы неспешно выполняют работу и ничего такого не чувствуют (возможно, по причине неспособности чувствовать). Руководитель заканчивает наставления, инструктируемый призадумывается и рассудительно говорит: «Сейчас третье марта. Что тебе мешает самому это сделать?» P.S. Названная во сне дата совпадает с реальной.

Смутно видимая женщина прогуливается с сидящим в коляске ребенком, неторопливо приговаривая: «...срочно. Срочно. Если нам понадобится срочно мама, мы позвоним ей. Пока — не срочно» (начало не запомнилось; имеется в виду мать ребенка).

Дружно, споро моем груду тарелок над большими кухонными раковинами огромной коллективной (общинной?) кухни. Начинаем споласкивать их под сильными струями чистой, бьющей из кранов воды. Кто-то предупреждает, чтобы мы поостереглись, потому что вода эта — дьявольская. Искреннее удивляюсь, как чистая проточная вода может оказаться дьявольской. Незапомнившимся образом решаем проблему и ополаскиваем тарелки теперь уже во всех смыслах чистой проточной водой.

Купила в большом, похожем на муравейник универмаге телевизор. Дома обнаруживаю, что в частном режиме он не дает изображения. Оказываюсь с ним в универмаге, техники забирают  его, чтобы устранить неполадку. Прошу зафиксировать, что в целом он работает хорошо (чтобы потом не было недоразумений). Техники без слов соглашаются, останавливаются в закутке, подключают телевизор к сети.

Смотрю на титульный лист книги. С удивлением вижу в его нижней части вместо полагающихся исходных данных краткие характеристики Знаков Зодиака. Отчетливо вижу название первого: «Рыбы», ниже ухватилось взглядом еще одно: «Близнецы».

Мысленная, незавершенная фраза (мужским голосом, в убыстряющемся темпе): «И у них тоже, так как это был затвор и он немного...».

В конце сна перечисляются объекты, с которыми перед этим производились манипуляции: «Магазин, roof, ручка, дверца».

Мысленная, с пробелом запомнившаяся фраза (женским голосом): «В начале ... года или в начале этого года начинается переселение».

Мысленная, с пробелом запомнившаяся фраза: «Галахическое слово произнесено...».

Что-то говорится о мальчике в черной шляпе. Возникает подросток в черной одежде и черной широкополой шляпе.

Волею судьбы (путем оставшегося за рамками сна замужества) попадаю в другую народность, обычаи которой мне незнакомы. На протяжении сна около меня находится то большее, то меньшее количество молодых (как и я сама) женщин в мусульманской одежде. Что-то выговаривают мне, чем дальше, тем недоброжелательней. Спокойно говорю, что промахи связаны с тем, что я здесь «новенькая», многих обычаев еще не знаю. Это не помогает, женщины все более грубо и агрессивно осыпают меня упреками (во сне не проясненными). Не чувствуя за собой вины, держусь спокойно, дружелюбно. Единственное, что приходит в голову - озабоченность по поводу детей, рожденных такими же (как и я) инородцами. Не будет ли неприязнь к нам распространяться на детей, и каково расти в атмосфере неприязни. Как бы в ответ, возникает мысленная фраза (женским голосом): «Они (дети) прорвали ... постов обороны и бежали к часовне» (количество постов не запомнилось, возможно было названо число 124). Имеется в виду, что дети спаслись бегством. Не могу представить, как такое могли совершить (самостоятельно) дети, крошки. Сон бегло показывает с десяток стоящих в ряд, у правой границы поля зрения, маленьких невнятных фигурок в черной одежде (женщины виделись неплохо и находились справа от меня, сидящей в жилой комнате, на левом краю поля зрения).

Мысленно напеваю: «С безобразно стройных героинь, с безобразно стройных героинь».

Убегаем от преследования (помню Петю, но кажется, были кто-то еще). Оказываемся в страшном подвале с неисчислимым количеством мрачных захламленных, лабиринтообразно соединенных помещений. Все они разновелики, у многих высокий порог, у некоторых массивные тяжелые (кажется, ржавые) открытые двери (у некоторых дверные проемы пусты). Плутаем, Петя все время впереди на пару комнат, мы даже, кажется, переговариваемся, но я его не вижу.

Мысленная фраза: «И я его спрашиваю: а сейчас у вас есть танковое письмо?»

Мысленные фразы (мужским голосом): «Что-о? Вы все, чуть что, лезете...» (фраза обрывается).

Выделяю синим фломастером одну из мысленных фраз (записанных по результатам очередной порции сновидений) и одновременно мысленно произношу ее. Запомнились слова: «опросника» и «причем опросник».

Мысленный диалог (женскими голосами). Флегматично: «...ты подписать забыла?» (обращение по имени не запомнилось).   -   Заполошно: "И даже не забыла, (а)..." (фраза обрывается).

В финале полнометражного сна мучительно пытаюсь вспомнить (в связи с происходящим) хорошо известное мне слово (кажется, слово «период»).

Автобус стоит на остановке, лампочка на пульте управления сигнализирует об этом. По истечении некоторого времени она гаснет, зажигается соседняя (правее). Когда ее регламент истекает, вспыхивает третья (еще правее) и горит дольше предыдущей. Автобус все еще на остановке, стою около кабины, перед раскрытой дверью, ни водителя ни пассажиров не вижу (хотя они подразумеваются), внимание направлено на сигнальные лампочки. Обнаруживаю симметрию в циклах их работы — такт крайних длинней такта средней. Я поняла, как действует система, но не смогла додуматься, почему она запрограммирована таким образом.

Фрагмент мысленной тирады (эпически): «...и кончилось. И почему-то это ужасно. И это влечет на колени» («ужасно» является художественным преувеличением).

Сон, в котором фигурирует алфавит - смутно, неразличимо видимые буквы располагаются в несколько столбцов на листе бумаги, на значительном расстоянии друг от друга (изображение был серым).

Живу в коммуне. Все собираются на пирушку, наряжаются кто во что горазд. Два худых высоких парня обрядились трансвеститами. Замечаю, как один, проходя мимо другого, поцеловал его грудь (сосок выпирал сквозь одежду, но искусственной женской груди ни у одного из них не было). Оказываюсь за небольшим круглым столом, накрытым белой скатертью, сижу, с собачкой на коленях, в компании нескольких человек. На скатерть выложено печенье в форме баранок и что-то еще (подобное). Беру что-то белое, раскусываю, даю собаке. Она ест на моих коленях, потом спрыгивает на траву. Стол стоит на лужайке, справа находятся остальные участники пирушки, для них нет даже стола. Собака поедает угощение, а мы испытываем легкое чувство голода (точнее, естественное желание что-нибудь пожевать, чем-нибудь полакомиться). Лишь те три-четыре человека, что сидят за моим столом, изредка грызут коричневые колечки печенья.

Мысленная фраза: «Второй уходил к первому, а первый уходил ко второму».

Мысленная фраза (полувопросительно): «А, это ты».

У меня завязались личные отношения с мужчиной (высокого роста). Он говорит, что не станет возражать, если я оповещу об этом всех, кого только можно (он сформулировал эту мысль изящно, но дословно она не запомнилась).

Мысленная, с пробелом запомнившаяся фраза (возможно, завершившая сон): «Как показало ... аптилона не мешает».

Мы с Петей в подземном метро - запутанном, и состоящем, кажется, лишь из эскалаторов. Здесь много уровней и переходов, маловато света, многолюдно. Спускаемся на пустом эскалаторе. Вижу на своей ступеньке пару белых фаянсовых кружек. Возникает желание поддать их ногой, что я и делаю. Кружки летят по ступенькам и вдребезги разбиваются у подножья эскалатора. Стоящий там служитель останавливает меня, просит предъявить билет. Говорит, что за разбитые кружки, осколками которых могут пораниться пассажиры, полагается наказание. Велит ждать, куда-то отлучается. Петя, которому я это пересказываю, говорит, что глупо стоять и ждать, надо удирать. Мчимся, сворачивая то в одну, то в другую сторону. На бегу взглядываю на проездной билет, обнаруживаю, что держу лишь пластиковый футляр. Говорю Пете, что служитель изъял мой билет (и думаю, что придется покупать новый, а ведь сейчас еще только середина месяца). Вскакиваем на забитый пассажирами, идущий вниз эскалатор. Перед нами на ступенях лежит потерявший сознание человек (внизу его ждут санитары с носилками). Лысая смуглая голова его чуть ли не касается наших ног. Говорю, что нужно подняться повыше, чтобы внизу не наступить нечаянно на него. Подняться из-за тесноты невозможно. Внизу мужчину немного встряхивает, из него выплескивается рвота, брызги попадают на край петиного ботинка. Мы цепенеем. Петя медленно счищает ботинок. В его руке появляется ложка, которой он зачерпнул ЭТО, и теперь медленно, как в трансе, подносит ко рту. От ужаса отключившись, так же медленно протягиваю руку, тяну ложку на себя, и заторможенно, изо всех сил повторяю: «Нет! Нет! Нет!»

Мысленный диалог (мужскими голосами). Басом: «Что это?» - Более высоким, быстро: «А там целая статья».

Мысленные фразы (женским голосом): «Семь, восемь, девять, десять. Десятка получается».

Мысленная фраза: «Дважды девять — тридцать восемь». И это не было ошибкой, это было в другой системе исчисления.

«Два имени возникли снова», - записала я ночью в блокнот. Но сейчас ничего в связи с этим не вспоминается, даже то, что они снились - имеются в виду имена из сна предыдущей ночи [см. сон №0425].

Нам нужно попасть в расположенное на высоком этаже помещение. Пользуемся хлипкими приставными и пожарными лестницами (без перил), тянущимися по наружной стене. Лезть очень страшно, но я карабкаюсь (подбадриваемая остальными). Внутри здания (где лестницы вьются узким серпантином вдоль стен, оставляя сердцевину пустой) лестничный марш обрывается на этаж ниже требуемого, приходится пользоваться стремянкой. Как только я, преодолевая сильный страх, взбираюсь на половину высоты, мои товарищи говорят, что стремянка не закреплена и мне следует немедленно спуститься. Стремянка начинает отходить от стены, но ее удается придержать. Пытаемся попасть в нужное помещение снаружи, выбираемся из окна на нужном этаже, пробираемся вдоль стены по хлипким перекладинам. Все это сопровождается сильным страхом, но в итоге мы достигаем цели. Помогала нам советами пожилая круглолицая женщина. Высунувшись из одного из окон, подсказывала, где можно лезть, а где следует быть особенно осторожными. Покидать помещение было так же трудно и страшно, пришлось сделать несколько опасных попыток, прежде чем удалось оттуда выбраться.

Зрительно возникшее число «1832». С легкостью опознаю его, удивляюсь, что смогла это сделать, что оно не уплыло. Значит, я понимала, что это ВО СНЕ?

Мысленная фраза, адресованная ребенку: «Снизилась температура, а?»

Мысленная фраза (молодым мужским голосом): «И действие — это американская система».

Категории снов