Микрокатаклизмы

  • 0231

    Микрокатаклизмы
    Чувствую несколько легчайших провалов своей кровати вниз, как бы от слабых толчков. Полупросыпаюсь и ощущаю их уже не во сне, а по крайней мере в полусне.
  • 0307

    Микрокатаклизмы
    Трамвайные пути на высокой насыпи. Возле одной из остановок в насыпи имеется тайник, где находятся мои мелкие вещи и черная сумка с деньгами. Стою Петей около тайника. Петя говорит, что мы можем пойти в театр (или на концерт), что он сейчас поедет за билетами, а я чтобы приехала к началу. Вытряхиваю из сумки деньги, Петя берет бумажные купюры и уезжает. Оказываюсь далеко от трамвайной линии. Чтобы попасть на остановку, нужно взобраться по крутому зеленому склону, на котором разбросаны домишки. Мне известны удобные подъемы, но почему-то взбираюсь по старой, полуразрушенной лестнице. Преодолела почти половину, а дальше — никак. Решаю вернуться. Под моими ногами ступени ходят ходуном, осыпаются. С трудом удерживаю равновесие, хватаюсь за невысокий каменный забор (справа от ступеней). Цепляюсь за него изо всех сил, он раскачивается, разваливается, рассыпается. С невероятным трудом (к счастью, не упав) удается завершить спуск. На верхней губе появляется болячка. Оказываюсь около тайника, чтобы взять сумку. По дороге к трамвайной остановке захожу в туалет, взглянуть на болячку, убеждаюсь, что она зажила. Кто-то стучит снаружи в дверь туалета (он расположен в маленьком домике). Открываю, входит Грема.
  • 0315

    Микрокатаклизмы
    Ощущаю толчки, как при землетрясении. Из проходящей в моей комнате трубы (парового отопления?) медленно течет вода. В квартире появляется Мими. На наши (с соседом) вопросы говорит, что вернулась сюда, потому что в том месте, где она была, очень жарко. Встречаем Мими приветливо (она лежит в кровати на колесиках), ласково разговариваем. Разворачиваем кровать то так, то эдак, чтобы ей было удобно. Все это происходит в моей комнате. Пол покрыт темно-оранжевым песком (или торфом), поверх которого идет слой чего-то такого же, но темно-коричневого. При движении кровати слои сминаются.
  • 0355

    Микрокатаклизмы
    Ощущаю слабый толчок вниз, как будто кровать на мгновенье уходит из-под меня.
  • 0744

    Микрокатаклизмы Ответы сновидцу Вспоминание сна в сновидении
    Лежу в своей постели. Вдруг кровать на мгновенье уходит из-под меня, даже немного сдвигается. Вспоминаю, что такое происходит не впервые, пытаюсь понять, в чем дело. Вижу объяснение — тело мое, будто бы, прикреплено к длинной, уходящей в глубь Земли спице, и сдвигается оттого, что спица чуть сдвинулась относительного своего нижнего конца.
  • 0782

    Микрокатаклизмы
    Под утро кровать как бы ушла из-под меня на мгновенье вниз, ощущение было отчетливым.
  • 2200

    Восприятие вкуса и запаха Микрокатаклизмы
    Несколько раз за ночь просыпаюсь от ощущения смертоносного запаха, каждый раз тут же снова засыпая.
  • 3142

    Микрокатаклизмы
    Войдя в ванную, вижу слабый, истекающий из сливного отверстия поток мутной воды. Почти мгновенно он превращается в мощную бурную, мутно-грязную струю, хлынувшую вглубь квартиры. Входная дверь открыта, но поток течет в противоположном направлении. Состояние духа спокойное, лишь слабо беспокоюсь насчет вещей. Квартира (в сравнении с реальной) распространяется влево, там ощущается ее темная половина. Поток устремляется именно туда, оставляя нетронутой остальную часть жилья (по крайней мере не заливая ее так бурно). Глубина потока с треть метра, а сила такова, что он мог бы, пожалуй, сбить человека с ног. Однако у меня, пока я перемещалась по квартире, не было с ним контакта. Я была сама по себе, а неиссяемый мутно-грязный поток — сам по себе.
  • 3394

    Микрокатаклизмы Сон во сне (двухслойный)
    Кровать несколько раз мягко покачнулась из стороны в сторону, я даже полупроснулась от этого. Удивление медленно перерастает в беспокойство, и вот я уже стою, обуянная дикой паникой, в большой светлой комнате, где находятся мама* и сестра (видимые смутно). Отчаянно, в безмерном страхе кричу: «ЧТО ЭТО? ЧТО ЭТО?! ЧТО ПРОИСХОДИТ?!! ЭТО ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЕ?!!!» Мама и сестра неподвижны и молчаливы. Пытаюсь издать крик, точнее, он рвется из меня сам. После нескольких попыток исторгается дикий звериный рык, и я сразу же после этого (или от этого?) просыпаюсь - испытывая лишь чувство неловкости, если крик слышался вне моей комнаты.
Хронология
Идет речь о подборе кадров (кажется, в планетарном масштабе) на руководящие должности, требующие высоких интеллектуальных качеств. Подбор производится среди молодых лиц. Кем были осуществлявшие подбор Существа или Силы, я не поняла.

Мысленная тирада: «Вам не стыдно?! Вам не стыдно?! Сколько лет...», - с пафосом, сдавленным от гнева голосом восклицает мужской голос (к концу незавершенной тирады пафос иссякает).

Мысленная, с пробелом запомнившаяся фраза: «Узнать ... где, у кого, как и когда не было».

Мысленная фраза: «Уникальный пилигрим».

Многократно демонстрируется моя реакция на что-то, оставшееся за кадром (неясно, было ли это воспроизведением одного и того же эпизода или изображалась стереотипность моих реакций на раздражители вообще - пожалуй, все же второе). Моя внетелесная Сущность (бесформенная субстанция дымчатого цвета) стремительно подлетает (в поисках утешения?) к правильной четырехгранной усеченной пирамиде. Пирамида образована множеством в беспорядке набросанных, слегка касающихся друг друга, чуть волнистых листов писчей бумаги. Сущность выныривала из-за пирамиды и огибала ее в горизонтальном полете справа, приближаясь к верхнему основанию (сон был не цветным, повторился не меньше пяти раз, и в нем сквозила тончайшая примесь мягкой, необидной насмешки).

Мысленная фраза (женским голосом, ласково): «В могилу, милая, высказано не всё».

Состригаю с ног редкие волосинки. Но вот в пальцах оказывается ощутимый клочок, смотрю на него с недоумением (этого не может быть), пытаюсь понять, в чем дело. Недоверчиво выпускаю клочок из пальцев, разглаживаю его — рассосредоточившиеся волоски (слева, на колене) видятся привычно редкими, короткими, светлыми, почти незаметными. Однако стоило снова ухватиться за них, как они опять превращаются в ощутимый клочок темных грубых, более длинных волос.

На белой, с узором, простыне постели видны слившиеся засохшие пятна крови.

Мысленная, незавершенная фраза: «Вот скажи мне...».

Мысленные фразы (энергичным женским голосом): «Звонят телефоны каждый день. Очень трудно...» (фраза обрывается).

Мысленная фраза: «Пусть хоть палец, пусть до крови, но он этого не пережил бы».

Открываю (наугад) книгу, читаю в нижней части правой страницы: «Мы видимся не зря, какая-то отметина...». Книга в твердой коленкоровой обложке напечатана на плотной качественной бумаге, четким шрифтом. Не могу сказать, на каком языке, потому что не видела ни слов, ни букв, то есть читала необычным способом, но во сне это не выглядело удивительным.  [см. сон №1620]

Мысленная, неполностью запомнившаяся фраза (мужским голосом, рассеянно): «...скакать, насколько я понимаю».

Мысленные, с пробелом запомнившиеся фразы (женским голосом, обеспокоенно): «Мы идем ... Нет, ты скажи: нет, нет».

Мысленная фраза (женским голосом, беззаботно): «Поснимают через год, через два, если не дождешься» (возможно, было сказано «поснимаю»).

Рассматриваю висящее в воздухе изображение множества примыкающих друг к другу однотипных баклажаноподобных элементов, пытаюсь определить их цветовую гамму. Мне кажется, что предыдущее (незапомнившееся) изображение было подобных тонов. Говорю кому-то, находящемуся рядом: «Тоже болотно-...» и осекаюсь. Мне кажется, что это все же не болотно-серый, а иной цвет, для обозначения которого мне не подобрать слова.

Держу печать с круглой прозрачной стеклянной ручкой и цилиндрической золотой рабочей поверхностью.

Мысленная фраза (голосом Корины, категорично): «Ты должна добиться изменения в себе». Записав фразу, думаю, что если она и адресована мне, это все равно мне не поможет - я  понятия не имею, о каком изменении идет речь.

Мысленные фразы (педантично): «Семьсот. Дороже стоит».

Раз за разом чиркаю спичкой, но она не зажигается. Присмотревшись, говорю находящимся поблизости людям, что Шон* зачем-то покрыл парафином поверхность коробка. Меняю спички, поворачиваю коробок то одним, то другим боком, нащупываю на краях шероховатые участки, и в конце концов зажигаю спичку, а ею - две свечи. Коробок и спички были чуть ли не с ладонь. Свечи (длиной с палец) закреплены по краям коробка и выглядели, как небрежно сделанные факелы, но загорелись хорошо и сразу.

Фрагмент мысленной фразы: «...и все время ныл, что так не бывает».

Мысленная, незавершенная фраза: «Музыкант этот и его желания...».

Чудесный летний день, охряные стены нашего коттеджа золотятся на солнце, во дворе свежая зелень. Мне лет двадцать пять, на мне бикини (а может быть, topless), в руках ведро, полное живой воды. Огибаю дом, вижу в кустах у забора Киру. Притаилась около мальчика (нашего), готовит мне сюрприз своим появлением. Не стремясь к встрече, вижу, что внимание Киры направлено на ребенка, украдкой пробираюсь к веранде. Приходится преодолеть перекинутые через яму шаткие мостки, из-за чего слишком поздно замечаю появившегося (сюрпризом) Юджина. Он уже совсем рядом, за ним тянется Кира. Деваться некуда, с досадой говорю: «Ну дайте мне хотя бы одеться! Я не могу в таком виде» (персонажи виделись условно, а коттедж, его зеленое окружение, весь этот погожий летний полдень и вода в ведре были полны жизни).

Мысленное размышление: «У пня. Пень. Пень. Здесь видится элемент культуры» (слово «пень» произносится на разные лады).

Мысленная, с пробелом запомнившаяся фраза: «Как же вы не ... и раскрыли себя-то самого?»

Две женщины поочередно рассказывают о заключенном (по возвращении со свидания с ним). Не запомнилось, что рассказывала первая, невысокая, худенькая женщина без левой руки, с обнаженной грудью (такой, обнаженной по пояс, она вышла со свидания). Она находилась в близких отношениях с заключенным. Из рассказа второй, представительницы общественности, запомнились слова о том, что «они напялили на него шкуру птицы эму, чтобы совершить надругательство — проткнуть его насквозь шомполом так, чтобы шомпол вошел в зад и вышел из горла».

Мысленный диалог (женскими голосами).  Дружелюбно: «Мне хотелось бы больше позавидовать» (восхититься).  -  Задиристо: «А кто вам прислал домой-то?!»

Мысленная фраза (мужским голосом): «...очка, мне отсюда нельзя, понимаешь?» (обращение запомнилось неполностью).

Занимаюсь чем-то, сидя за письменным столом. Слышу негромкое, деликатное постукивание во входную дверь, откликаюсь: «Сейчас, иду».

Мысленная фраза (женским голосом, возбужденно, с притворным ужасом): «Ха-ха-ха-ха-ха. Ой, кошмар!»

Информация о каких-то людях. В одной из частей говорилось о психически больном человеке. На его схематичном изображении шла (от шеи вверх и вправо) длинная прямая линия, названная «линией трудоголика». Еще одна часть называлась «Обыкновенная история». Появившийся там мужчина начал свой рассказ словами «У меня не было...».

Обрывок мысленной фразы: «...и я говорила: что же, бабушка, может, похлопочем, но она...».

Мысленная, незавершенная фраза: «Марья Ивановна Власова по мнению Бориса Михайловича...».

Мысленно напевается (задорно): «Шаловливый носик выглянул из травки».

Резкое единогласное возмущение нескольких смутно видимых человек по тому же, что и в предыдущем сне, поводу (меня на этот раз там не было).  [см. сон №7327] 

Мысленная, с пробелом запомнившаяся фраза (женским голосом): «В начале ... написано слово Parking».

Мысленные фразы: «С вистом. Висты ушли сами».

Смотрю в книгу, читаю таким же, как и в предыдущем сне, способом: «Не тормози жизнь. Тебе пятьдесят лет. Ты еще...». Эта книга попроще, она в мягкой светлой обложке, с листами более низкого качества и менее контрастным шрифтом. И опять не могу сказать, на каком это было языке.  [см. сон №1619]

Оказываюсь в затруднительном положении. В городке, в который я попала, ментальность настолько ДРУГАЯ, что это как бы затормаживает — не дает зацепки понять ее и начать хоть как-то действовать.

Обрывки диалога  о моей сестре.  Я: "...но это просто необходимо".   -  Петя: "Я знаю, знаю, а ... где?"   -   Я: "...в октябре или..." (фраза обрывается).

Мысленное сообщение о чем-то неприятном. Появляется длинный серый полуцилиндрический желоб, дно которого усыпано мелкими белыми камешками (или чем-то подробным). На ощущение, связанное с неприятным, в голове возникает фраза, которую я (или не я?) мысленно произношу спокойным, рассудительным тоном: «Ну, если сон страшный, то почему бы и не испугаться?» (сон не сопровождался испугом, он вызывал тревожное чувство).

В мансарде с низким потолком и выходящим на крышу окошком находимся мы с Петей и беременная девушка. Девушка лежит на старом темном диване и вдруг начинает постанывать. Понимаю, что начались схватки, прошу Петю вызвать врачей, успокаиваю девушку. Застилаю диван чистой простыней, накрываю девушку легким, в чистом пододеяльнике, одеялом. Петя звонит, куда полагается, там не желают его слушать. Похоже, роды придется принимать нам самим. Бедная девушка уже чуть не плачет. Убеждаю ее, что все будет в порядке, что мы справимся. Достаю из комода еще пару светлых простыней, чтобы как следует застелить замусоленный диван. Я вот только не видела у девушки полагающегося в таких случаях живота (во сне это не задевало сознания). Зато когда случайно взглянула в окно, увидела толкущихся около него уличных кошек, пытающихся пробраться к нам.

Мысленная фраза: «Объект головы сечения».

Мысленный диалог (мужскими голосами). Бормотание: «Печени, печени».  -  Бойко: «А теперь я скажу». Смутно видится учрежденческий зал ожидания, уставленный пластмассовыми стульями. На одном (остальные пусты) сидит, заложив ногу на ногу, человек, заявляющий второму собеседнику (находящемуся за границей поля зрения): «А все равно тебя не пустили».

Нахожусь с визитом в селении Адамс, помогаю после трапезы убирать со столов. Составленные на длинные поддоны пиалы переносятся на кухню. Все уходят. Решаю очистить пиалы от остатков пищи (речь идет о посуде, в которой еда выставлялась). Оказавшаяся рядом тихая молодая женщина одобрительно относится к моей идее. Говорит, что эти остатки возьмет она или они пригодятся кому-нибудь другому. Принимаемся за дело (кухня была большой, но обветшалой, запущенной, неухоженной).

Мысленные, неполностью запомнившиеся фразы (женским голосом): «...назад. Вы умеете это значение делать?»

Мысленная, с пробелом запомнившаяся, незавершенная фраза: «Когда к ним подъехали ... получившие известие о смерти брата...».

Мысленная, незавершенная фраза (женским голосом, энергично): «Определенно встало это имя...».

Мысленная, с пробелом запомнившаяся фраза: «Когда ... брал меня с собой, он сам испытывал недостаток терпения». Подросток хочет сказать, что тот, кто брал его с собой, проявлял несвойственную взрослому нетерпеливость в ожидании какого-то явления. Бегло, смутно видятся молодой мужчина и мальчик-подросток.

Степенное, мысленное рассуждение завершается ернической фразой: «Извините за беспокойство».

В финале сна мысленно объясняю, что по таким-то (незапомнившимся) причинам во мне сохранилась «настоятельная необходимость ключевой детской лексики».

Мысленная, неполностью запомнившаяся фраза: «Кричит, что ... а в выборах на первое марта тоже не разрешались».

Возникает маленький светящийся зеленый огонек (похожий на сигнальный). Мысленно сообщается, что это Нечто не является тем, чем оно себя представляет.

Обсуждаются поступки, описание которых представлено на листе бумаги двумя отдельными, четко разнесенными абзацами (подернутыми серой дымкой). Все полагают, что поступки каждого из абзацев совершены разными людьми, между собой не связанными и друг с другом не знакомыми. Мне же известно (интуитивно, неопровержимо), что эти, якобы разные, действующие под разными именами персоны («Альберт» и «Отто») в действительности являются одним, повинным во всех поступках человеком (использую неоднозначное слово «повинен», так как именно такое, непроясненное отношение к поступкам воспринялось во сне).

Кому-то (или чему-то) мешаю, решено меня ликвидировать, но не простым и быстрым способом, а медленным подмешиванием в пищу чего-то смертоносного. Мне это известно, но я лишь мысленно отмечаю, что отравленная пища имеет обычный вкус и не вызывает какого-либо необычного эффекта. Сон был в светлых тонах, мы занимались там какой-то трудовой деятельностью (на открытом пространстве), еду нам приносили прямо туда, это были порции чего-то светлого, аппетитно выглядевшего, похожего на непышные, аккуратные торты.

Мы, две женщины, приходим за помощью (или советом) к старцу, занимающемуся простым ремеслом. Разговариваем в его, похожей на пещеру мастерской. В ожидании чего-то отхожу в угол, сажусь на груду больших камней (сон был необыкновенным, прежде всего в отношении природы).

Мысленный, неполностью запомнившийся диалог. Раздраженно: «Он до сих пор...».  -  Примирительно: «Точно, точно».

Общаюсь с Лучиком (ребенком).

Подкрепленная изображениями информация о двух, якобы разных вещах. Думаю по их поводу: «Так это же одно и то же».

Мысленная фраза: "Они сделали по всем правилам, будьте спокойны".

Мысленные фразы: «(Он) слизывал. Остатки-остатки поля хоть. Хлеба».

Мысленная фраза (женским голосом, издалека): «Они не занимают очень большой площади».

Кладу поперек горлышка пустой пластмассовой банки чайную ложку, пытаюсь сверху навинтить крышку (хотя ясно, что ложка этого сделать не позволит). Возникает мысленная фраза, в которой говорится о какой-то женщине.

Мысленная, неполностью запомнившаяся фраза: «Кто действительно заинтересовал меня, так это...».

В мрачном месте - в пещере или развалинах дома - замечаю убегающего симпатичного ежа. Слежу, куда он скрылся, иду ловить. Крутая мрачная захламленная лестница, вырубленная в скальном грунте, ведет в темное никуда. Осторожно спускаюсь, хватаясь руками за шершавые каменистые стенки и не понимая, как ёж может преодолевать непомерно высокие для него ступени. Вижу на одной двух толстых ежих с ежатами. Спускаюсь пониже, чтобы рассмотреть. Выбираю самого хорошенького ежонка (он барахтался около правой ежихи), беру на руки, поднимаюсь с ним наверх.

Небольшая карточка с изображением пирамиды из шариков. Рядом - сама пирамида, составленная из черных блестящих шариков (возможно, это была не пирамида, а треугольник).

Танцующая пара, мужчина и женщина, в черной одежде, неясно видимые. Они исполняют что-то типа быстрого танго, движения отработаны до автоматизма. От их фигур и от лица женщины, смугловатой брюнетки (на котором сон пару раз останавливает внимание) веет чем-то, вызывающим непонятную тревогу (лицо мужчины видно не было). [см. сон №7533] 

Мысленные фразы: «Она была как всесильная. Я никак не могла оторваться (и уйти)» (слова в скобках не произнесены, но уже заготовлены).

Продолговатый цветочный ящик с похожими на тростник, немного вялыми растениями. На его фоне развивается мысль о зависимости оценок от отправной точки суждения. Так, например, глядя на эти растения, можно заключить, что они чахлые, вялые, но все же живые. Однако если принять во внимание, что растения взращены в жарком климате, в пустыне, то они видятся, в первую очередь, жизнестойкими, достойными уважения, хотя и неизбежно вялыми. Были и другие пары подобных рассуждений, в одном из которых фигурировали потоки воды для орошения этих растений.

Мысленные фразы (женским голосом): «Из Москве. Он был очень неаккуратный, я помню».

В незапомнившемся светлом сне несколько раз хожу по длинной дорожке к нежному светлому морю.

Океанский лайнер, находящийся где-то под Индией, сменил, оказывается, курс. Нам объявляют, что вместо того, чтобы прибыть в Европу (из США), он направляется на кратковременную стоянку в австралийский порт. Возмущаюсь на палубе: «Подумаешь! Только до...! А что я скажу?! Что он только до...?!» (название порта не запомнилось). Сон был нецветным, воды океана - мощными, спокойными, свинцовыми.

Полупроснувшись, пытаюсь припомнить предыдущий сон, понять его. Ничего не вспомнив, засыпаю. Меня будит собственная мысленная фраза, представляющая умозаключение по предыдущему сну. Фраза повторялась все более отчетливо, пока я не записала ее: «Что-то в режиме автоматики».  [см. сон №4140]  

Небольшая собачка, косматая, светлая, симпатичная и веселая, появляется в специально для нее проделанной дверце, собираясь выйти из дома на прогулку.

Оказываюсь в гостях у Петуховых, в Америке. Меня тепло принимают в уютном доме, и однажды приводят в странное, обнесенное белыми стенами место. Небольшое декоративное озеро окружено зеленой лужайкой со множеством деревянных шезлонгов. Люди приходят сюда, рассаживаются в шезлонги и погружаются в созерцание голубого мелководного озера на фоне белых стен. Мы пробыли там довольно долго, до меня не дошел смысл ритуала, раздражала замкнутость пространства, белые стены. Допускаю, что при определенном настрое что-то можно увидеть, слабо чувствую, что в этом действительно что-то есть.

Мысленное слово (размеренным женским голосом): «Самосвал».

Угол большого темно-серого здания, около которого, среди разбросанного мусора, что-то спокойно вынюхивает крыса.

Проглаживаю утюгом край одежки, прижав его к левому бедру.

Динамичный, полновесный сон со светлыми (как и физическая атмосфера сна) персонажами. В предпоследнем эпизоде несколько человек сгрудились (на открытом воздухе) вокруг сидящего мужчины. Он то и дело поводит мощными, как у культуриста, плечами, приноравливаясь к шкуре (или чужой коже), которой обтянуто его тело. Шкура то виделась, то не виделась, и представлялась то шкурой, то кожей. В финальном (без визуального ряда) эпизоде чье-то поведение вызывает всеобщее неприятие. Однако дается знать, что если бы данное лицо не говорило (или не действовало) именно так, как оно говорит (действует), это повлекло бы что-то нежелательное (меня в этом сне не было, и я не видела ничьих лиц).

Мысленная (возможно, моя) фраза по поводу скандалистов в человеческих коллективах: «А кого-то нарочно как бы держат — для закваски» (для периодического возбуждения остальных). Под теми, кто «держит», подразумеваются Высшие Существа.

Категории снов