Авалиани:Месса ли, наука ль сон?

Австралийские аборигены называют незапамятно древние истоки непоколебимого порядка Временами сновидений.

Авторы Упанишад считают сновидения вторым видом познания.

Аль-Газали: Если сказать человеку, не знакомому с явлениями снов, что есть люди, которые иногда уподобляются мертвым, но несмотря на прекращение деятельности органов зрения, слуха и других, видят и слышат даже то, что скрыто от них наяву, - он усомнился бы в возможности этого.

Алымов: Я молчу. Мне поэмно... Я в черёмухотрансе, И кафе завертелось карусельчатей сна.

Андерсен: Что-то увидев зимой во сне, Ива задумалась о весне.

Андреев: Вольно нам, грешным, баловаться снами, Приникнув к полуночным образам.

Андреев: Если достаточно долго идти Прежде всего забываются числа Чуточку позже лишаются смысла Полчища слов - Акваланг Коромысло Трудно назвать назначенье пути Мысли по ветру летят конфетти Кеды на кафедре смотрятся кисло Если проснуться всё можно найти.

Анненский: Это - лунная ночь невозможного сна... Это - лунная ночь невозможной мечты... Вот чуть-чуть шевельнулись ресницы... Дальше... Вырваны дальше страницы.

Аннунцио: О серп серебристый, каких сновидений Колышется нива в сияние твоем!

Антокольский: Странное бремя... Как будто во мне Тысячи глаз, незакрытых во сне.

Апдайк: Знай, что мы отходим Ко сну не столько, чтобы отдохнуть, Сколько чтобы закружиться На виражах иного мира.

Аполлинер: С дороги сбился я запутав снов кудель.

Аполлинер: Всё как сон и даётся на срок.

Апулей: Купидон / ... / мчится к своей Психее, тщательно снимает с нее сон и прячет его на прежнее место в баночку.

Аристов: Сны должны обрести свою свободу при выходе во внешний мир.

Аристов: И шумел дождь во сне чужом Прекращаемый взмахом ресниц.

Арнольд: В снах осени моей Есть прелесть летних дней.

Арто: И вечер, дряхлою душой склоняясь к нам, Когда весло уснет и пальма шум потушит, Отпустит наши души По ангельским стопам.

Астуриас: Когда смотрю я сны, то глаз не закрываю, а думают, я что-то знаю.

Ахмадулина: О опрометчивость моя! Как видеть сны мои решаюсь? Так дорого платить за шалость - заснуть? Но засыпаю я.

Ахматова: Его (Модильяни) больше всего поразило во мне свойство угадывать мысли, видеть чужие сны и прочие мелочи, к которым знающие меня давно привыкли.

Ахматова: А во сне все казалось, что это Я пишу для кого-то либретто, И отбоя от музыки нет. А ведь сон - это тоже вещица, Soft embalmer, Синяя птица, Эльсинорских террас парапет.

 

Байрон: У Сна свой мир, Обширный мир действительности странной. И сны в своем развитье дышат жизнью, Приносят слезы, муки и блаженство. Они в существованье наше входят, Как жизни нашей часть и нас самих.

Балтрушайтис: Но сон не есть ли отблеск вечный Того, что будет наяву.

Бальзак: Как это люди до сих пор так мало раздумывали о содержании наших снов, свидетельствующем о наличии двойной жизни в человеке?

Бальмонт: Мглой ночною, черноокой много скрыто жгучих снов.

Бальмонт: Восхвалим, братья, царствие Луны, Её лучом ниспосланные сны. Восславим, сёстры, бледную Луну, И тайну снов, ёё, ёё одну.

Бальмонт: Ломаные линии, острые углы. Да, мы здесь, мы прячемся в дымном царстве мглы. Глянем и захватим вас, вбросим в наши сны. Мы ещё покажем вам свежесть новизны.

Барац: Сон - это некий космический гипноз.

Барбюс: Пишу я; лампа мне внимает; Часы, стуча, чего-то ждут. Мой взор дремота застилает, И сны твои ко мне плывут.

Белый: Кресла, чехлы, пианино... Всё незнакомо мне!.. Та же висит картина - На глухой, теневой стене... Из раздвинутых рамок Грустно звали: "проснись!" Утёс, забытый замок, Лес, берега и высь.

Бенедетти: Как в самых детских снах Тебя несет твой шлюп, куда - никто не скажет, Никто и никогда - ты знаешь всё и так...

Бенедикт: На дно души спускаемся во сне.

Бенн: Адамов род! Тобою зверь смирён, рать собрана и боги позабыты... Пусть это сон - но только б длился он!

Бестужев-Марлинский: Скажите мне, зачем так сердце бьется И чудное мне видится во сне, То грусть по мне холодная прольется, То я горю в томительном огне? Скажите мне!

Би-би-си: В Индии ищут приснившийся мудрецу клад с золотом. (18 октября 2013г.)

The Beatles: Now the sun turns out his light, Good night sleep tight. Dream sweet dreams for me, Dream sweet dreams for you.

Бишоп: Умению терять не сложно обучиться. Два города прекрасных - им осталось только сниться, Пол-царства, две реки и некий континент, Их жаль, но я сумею примириться.

Блейк: Сны, сойдите, как ручей Лунных ласковых лучей.

Блок: Невозможные сны за плечами Исчезают, душой овладев.

Бобышев: Двойник в оригинала летит; и вот уже сожгли попятности и корабли, и всё им пресно, мало... Игра? Но - на краю... Каюк в лицо лизнул и снится.

Богораз: Наши сновидения древнее нас самих, наши сновидения — палеолитичны.

Бодлер: Сон нелепый, неожиданный, не имеющий никакой связи с характером, с жизнью и страстями спящего! Этот сон, который я назову иероглифическим, знаменует, очевидно, сверхъестественную сторону бытия. ("Поэма гашиша")

Бодлер: И для всех заблудившихся в дебрях и снах, Как зажженный на выступах башен и кряжей Негасимый огонь, вы спасительнвй знак, Что не созданы мы из одной только глины, Что не зря рождены - и для жизни иной.

Бодрийяр: Почему работу бессознательного нельзя было бы продуцировать таким же образом, как любой симптом классической медицины? Так уже происходит со сновидениями.

Божнев: Вот этот час: двуполый он, Ни тёмен и ни светел воздух... Не спишь, но созерцаешь сон.

Боккаччо: Не все сны вещие и не все обманчивые... По моему разумению, человек, который живет и поступает по совести, не должен бояться какого-либо смутного сна или же отступаться из-за него от своих добрых намерений.

Бонфуа: Здесь навечно только дар сна, Напряженная рука, которая никогда не пересекает Быстрое течение воды, где стирается память.

Бонфуа: Так иногда, несмотря на расстояние, Можно протянув руку коснуться Мгновенья бесконечного чужого сна.

Борель: Священный паразит, омела колдовская, Воссев на древний дуб, спокойно смотрит сны.

Бородицкая: Первого апреля, В первый день ученья, Пишут медвежата В школе сочиненья. Вывешена тема На большой сосне: КАК Я ПРОСПАЛ КАНИКУЛЫ И ЧТО ВИДАЛ ВО СНЕ.

Борхес: Довольно снов! В одном из пробуждений Увидишь мир без этих наваждений.

Борхес: Я тот, кто лишь во сне бывал собою. Я тот, кто пережил комедиантов И трусов, именующихся мною.

Борхес: В уме, не постигающем секрета, Что прячется за топью и звездою, Он видит сон, где предстаёт водою Всё, как учил нас Фалес из Милета.

Бочарова: Все обеты смешны на пороге весны, Мне четыре стены перепутали сны С респектабельной ложью. Но довольно оков!

Браунинг: Это серое море и длинная черная суша. И большая луна - неподвижная желтая груша. Потрясенные волны в кошмарном бормочущем сне.

Британишский: Нездешние мне снились города, Воздвигшиеся в ледяной пустыне... Не на земле, а где-то в нелюдском И нереальном мире (правом? левом?). И существа, похожие на нас, Меня не понимали, как ни грустно. И оставалось мне одно: проснуться. Но я не мог. И не могу сейчас.

Бронте Ш.: Life, believe, is not a dream So dark as sages say.

Бронте Э.: Riches I hold in light esteem; And love I laugh to scorn; And lust of fame was but a dream, That vanished with the morn."

Бротиган: Мне было больно в металлическом безмолвии её сновидений.

Брюсов: Тень несозданных созданий Колыхается во сне.

Булич: Разбиты сомкнутые створки Непрочной раковины сна. Еще глаза твои не зорки. В них дымкой дремлет глубина, А мир другой, предметно-резкий, Уж обступил тебя кругом.

Бунимович: Погружаюсь в сновиденье Проклинаю пробужденье.

Бунимович: В общежитии театра, Где сны шелестят как афиши, Относительно - всё... А во сне как во сне - мандаринами пахнет, Тень отца своего реставрирует Гамлет, Потому что пора обновлять реквизит.

Бунин: Дым облаков курился по горам, Пустынный мыс был схож с ковригой хлеба. Я жил во сне. Богов творил я сам.

Бунюэль: Если бы мне сказали: тебе остается жить двадцать лет. Чем бы ты заполнил двадцать четыре часа каждого оставшегося тебе жить дня? — я бы ответил: дайте мне два часа активной жизни и двадцать два часа для снов — при условии, что я смогу их потом вспомнить.

 

В часто снившемся Толкиену сне о том, как черная волна поднимается над зелеными полями и горами и все затопляет, он усматривал память об Атлантиде.

Валери: О вечер, сладкое отдохновенье празднуй! По кромке западной ты разливаешь сон Для праведных сердец и даришь неотвязный Восторг змеиных роз лукавые соблазны Для смертного, чья мысль пытает небосклон.

Валери: Ты, как чужую жизнь, в нерасточённом сне Меня разглядываешь, бездна. Меня влечет к тебе, тебя влечет ко мне, - Любовь к себе так бесполезна?

Введенский: Я услышал конский топот И не понял этот шепот, Я решил, что это опыт Превращения предмета Из железа в слово, в ропот, В сон, в несчастье, в каплю света.

Вега: Мы тоже только снимся Земле, которой нет.

Вейдле: Когда опомнится повеса и глупец, Когда исправится шутник неисправимый, И тот, кто видел сон, проснется, наконец.

Веневитинов: Я с хладной жизнью сочетал Души горячей сновиденья.

Верлен: Сон омрачает дни, Мои смыкая вежды: Желание усни, Усните все надежды... Мой взор туманит мгла, И забывает совесть, Где грань добра и зла.

Верлен: Вот и конец наважденью: я - дома! Кто-то мне на ухо шепчет... Нет, Это не явь, а все та же дрема! К счастию, ночь на исходе... Рассвет...

Верлен: Сновидцы и скитальцы, Мы к небу ближе всех, И на любой наш грех Глядит оно сквозь пальцы.

Визи: Как огоньки болот, бездомны Мои блуждающие сны.

wikipedia: В 1860-е годы Третьяков приобрел картины Привал арестантов В.И.Якоби, Последняя весна М.П.Клодта, Бабушкины сны В.М.Максимова и другие.

Виноградова: Марк Шагал, верней, летел. Об Гагарина споткнулся. И беззвучно пара тел Села там, где ты проснулся.

Витковский: Быть может разница ничтожна, Но мир, в котором всё возможно - Сон Гуатамы.

Волошин: И сон в душе, как кот, свернулся.

Вордсворт: И снова кажется мне мир Каким-то царством снов.

Воробьёв: Было всё это иль снилось только? С тысячу лет или только вчера?

Воронина: Зачем ты, ночь, меня в тот мир влечешь?

Вулф: Жизнь есть сон.

Высоцкий: Заалел восток, и сразу Отлетели грезы ночи, - Кончен сон... Домой вернуться Нам пора, мой конь любимый!

 

Габриак: Что ж ты хочешь? - Снов и снега.

Гайцы: Звезды над землей-малюткой, Как ветряк, качнутся сонно, Белый месяц светом брызнет. Дом твой светлый призывает: Сон и есть твоя отчизна.

Галчинский: Петушок сидит над люлькой, Натуральный, не свистулька. А под ним - господни силы! - Ручки малы, ножки милы... Птицы... принцы... сны... подарки... Предсказания гадалки... Дочка.

Галчинский: Фонарный отсвет лестничной клетки - Вот и звезда на твоей кушетке. Довольно бредить, пора проснуться. Всё равно ведь не прикоснуться К лучам, плечам ли, как крылья, острым. Звездою стала - лети же к сёстрам.

Галчинский: Тогда я приду и развеюсь, как сон.

Ганина: Луна уходит, крылатый лев с колонны над Сан-Марко зевает и засыпает, прохожие исчезают, звезды гаснут. Голуби видят во сне туристов, туристы - Венецию.

Ганс: Вся жизнь сна и весь сон жизни готовы стать реальностью на кинопленке.

Гарди: Я взял смычок бесплотный, Провел им по струне, И ожили напевы, Дремавшие во мне. За полночь по старинке С собой наедине Играл я, и волынка Мне вторила во сне... Но сон к утру поблекнул, Растаял без следа, И воцарилось в стеклах Сейчас, а не Тогда.

Гарди: Холмы со своих вершин, Средь пастбищ, лесов и лощин Разглядывают в тумане, На месте ли их основанье. Так тот, кого вдруг разбудили, спросонья спешит убедиться, Что мир этот за ночь не слишком успел измениться.

Гарт: Звон льдинок в бокале вина Разбудил мою память от сна, И струна ее вновь зазвучала.

Гедройц: Помнишь, ночь у Пирамиды, Сонных лотосов цветы? Жду я, верный жрец Изиды, И ко мне приходишь ты. Чьей-то волей раскрывались Своды узки и темны. Чрез столетья повторялись Наши встречи, наши сны.

Гейм: Вверху, над склоном поймы луговой, Кружится Сон, траву к земле пригнув, Трясет по-стариковски головой И к лилии увядшей тянет клюв.

Гейне: Бог сна меня унес в далекий край.

Геррик: Приснилось мне - вот странный случай! - Что я - садовый вьюн олзучий: Курчавый, цепкий, как горох, И Люси я застал врасплох.

Гессе: Мечтою робкой пред усталой волей Безмолвная проходит череда Давно угасших снов, мечтаний, болей, Надежд и грёз... Счастливые года!

Гессе: Лучезарные явленья В ускользающей дали, Может, вы - лишь сновиденья Тьмой окутанной земли?

Гёте: Счастлив тот, кто предан снам летящим, Счастлив, кто предвиденья лишен, Мир его видений с настоящим, С будущим и прошлым соглашен.

Гильвик: Я поверил в пространство И в высоту. Мне хорошо там. Настолько хорошо, что я Не боюсь во сне Ощупывать подземелья, Дремать у родников.

Гильвик: Плохо даже не то, Что тебя подозрение мучит, Будто всё, что ты видишь вокруг, Только твой сон. Хуже всего, Что от этого сна Тебе никогда не проснуться.

Гиппиус: Я - раб моих таинственных, Необычайных снов.

Глинка: Но если б в рубище, без пищи, Главой припав к чужой стене, Хоть раз, хоть раз, счастливец нищий, Увидел Бога я во сне! Я б отдал все земные славы За тот один на Бога взгляд!

Говард: Тенедержцы сквозь столетья совершают переход По колено в лунном свете и спускаются с высот По обрывистым ступеням многочисленных вчера. Их приход предвозвещают чернокрылые ветра. Тенедержцы наступают, дымом грозный строй повит, Но никто не бьет тревогу, ибо все на свете спит.

Гоголь: Сны много говорят правды.

Головин: О Розалинда в ночи этого города Я беру тебя за руку И достаю из своего сна.

Голохвастов: Как перескажем сон?... Людская мысль грубей, Чем сказка-живопись дремотного дурмана.

Горбаневская: Нет, нет, не сочиняй, усни, Чтобы не вскакивать с постели - В своем ли и уме и теле, Еще досматривая сны, К компьютеру, к карандашу, К чему-нибудь, что пишет, пишет И мне под веки жаром дышит: "Да, - говорит, - и я пишу".

Гости мудрых: Души содержатся в телах и поэтому не знают тайного, лишь в ночных видениях немного узнают, И сны приходят посредством посланника, который сопровождает человека.

Готье: Прошло несколько минут, и мои сотоварищи исчезли один за другим, оставив на стене лишь свои тени.

Готье: В ночи, когда все дремлет, кроме Тоски, - во сне Расскажет о своей истоме Луна - волне.

Гофман: Сны — самое удивительное и восхитительное из всех явлений человеческой жизни.

Гофман: Все эти непонятные образы из далекого волшебного мира, которые я прежде встречал только в особенных, удивительных сновидениях, перешли теперь в мою дневную бодрствующую жизнь и играют мною.

Гофмансталь: Мы - в снах, мы сном полны, Вход в тайники души для снов открыт. И триедины: люди, вещи, сны.

Грот: Как лохмотья нищей, сновидения представляют собой пеструю ткань, сшитую белыми нитками из всевозможных, отовсюду набранных и не подходящих друг к другу обрезков психической жизни.

Гумилев: Зачем он мне снился, смятенный, нестройный, Рожденный из глуби не наших времен, Тот сон о Стокгольме, такой беспокойный, Такой уж почти и нерадостный сон.

Гумилев: Вот ставит ночь свои ветрила И тихо по небу струится, О самой нежной, о самой милой Мне пестрокрылый сон приснится.

Гюго: Ты в лесе видел мир, нечистый испокон: Двусмысленную жизнь, где всё - то явь, то сон.

 

Данте: В средине нашей жизненной дороги, Объятый сном, я в темный лес вступил, Путь истинный утратив в час тревоги.

Дашевский: Пододеяльник всё светлее, всё громче голоса ворон. Очередной пропущен сон, и тонкий утренний огонь по краю белой рамы тлеет.

Де Варокье: Близнецы - волшебство, происходящее в реальности. Два человека выглядят совершенно одинаково, но при этом это два разных человека. Настоящее чудо, сон наяву.

Де Леон: Человек погружён в сон, О судьбе своей не печалясь, Но небосвод безмолвно Продолжает своё вращенье И жизни часы отнимает.

Деламар: Нам, людям, очень много лет, И наши сны - те сказки, Что породил туманный сад Эдема.

Державин: Люблю! - кого? - сама не знаю. Исчез меня прельстивший сон; Но я с тех пор, с тех пор страдаю, Как бросил искру он.

Дериева: Сон лучше жизни, если без снов... Просто валяться в провале, где слов Нету и памяти нету, и чувств, Где не разбудит ни шорох, ни хруст.

Джойс: Сюда идут войска. Грохочут колесницы, Бичами хлещут грозные возницы. Их хриплый смех и крики ликованья В мой сон ударили, как молния во тьму.

Дикинсон: И если это - 'сон', В подобный вечер Мне больше не на что смотреть!

Дикинсон: Как узор знакомый нижет с вдохновеньем Книга дней минувших славные дела. Ведь у колыбели наших сновидений Жизнью настоящей книга прожила.

Dylan Bob: In the night I hear you speak Turn around, you're in my sleep.

Добужинский: И я молчу и пью отраву сновидения Вернуться не спешу в плен беззаботных дней.

Дон-Аминадо: Потому что человеку Надо, в сущности ведь, мало... Чтоб у ног его собака Выразительно дремала, Чтоб его поили грогом До семнадцатого пота И играли на роялях, И читали Вальтер-Скотта, И под шум ночного ливня Чтоб ему приснилось снова Из какой-то прежней жизни Хоть одно живое слово.

Доусон: Я не был мрачен. Я не был зол. Но я задремал и увидел сон. Я видел реку. Она текла, Как майонез, поперек стола. Я видел дождь по стеклу косой. И тут я понял, что это сон.

Доусон: Мы ценим осень за уют, Как время сладких сновидений... Нам ночи грёз милей свершений.

Древние египтяне трактовали сновидения как послания Богов.

Друэ: Сегодня ночью мне приснилось, что я задала хорошую трепку вашей креолке.

Дюпрель: По-видимому, многие сновидцы осознают призрачность своих сновидений, почему и могут управлять их течением.

 

Еремин: Уединенье украшают грёзы И нарушают сны.

Ершов: Вдруг, мнится мне, из недра тучи Раздался голос громовой: "Смотри, две жизни пред тобой, Избрать тебе даю свободу. Пойми, узнай свою природу И там немедля выбирай. Ручей - безвестной жизни рай, Поток - величия зерцало!" Сказал - и снова тишина. Сомненье душу взволновало, И пробудился я от сна.

 

Жакоте: Вес камней вес мыслей Сновиденья и горы не приведены в равновесие. Мы живем еще не в этом мире Может быть в интервале.

Желязны: Если сновидец растревожен, Регулятор разрешает ему проснуться. Ты уверен, что действительно этого хочешь? - Да, тот другой способ существования был..., ну, паразитизмом, что ли. Это было классно, но бесполезно.

Жироду: О царство сна! Сатир - бесстрастия победа - Не похищает дочь соседа: Весна! Весна!

 

Ибсен: Что нам сны? Иль в жизни нашей Дел не сыщешь настоящих? Лучше жизнь пить полной чашей.

inamay: Сны На много превышают Вес мечты, Созревшей До прихода Золушки на бал.

Искандер: Устав от первобытных странствий Под сводами вечерних крыш, Вне времени, хотя в пространстве, Летучая трепещет мышь. Как будто бы под мирным кровом, Тишайший нанеся визит, В своем плаще средневековом Вдруг появился иезуит. И вот мгновенье невесомо, Как серый маленький дракон, Кружит, принюхиваясь к дому: Что в доме думают на сон?

 

Йейтс: Мы порхаем над волнами В час, когда слепыми снами Мир объят людской. Так пойдем, дитя людей, В царство фей.

Йейтс: Нет, не от ветра увяли листья в лесу - От снов моих, которые я рассказал.

 

К. Р.: За мной смыкаются действительности двери, Я сплю, - я в царстве призраков и снов.

Кальдерон: И каждый видит сон о жизни И о своем текущем дне, Хотя никто не понимает, Что существует он во сне.

Камингс: Птица по снегу прыгай стой Кто-нибудь чей-то был всё для нее. Всякие замуж за своих каждых Смеялись слезами и плясали важно (Спи просыпайся надежда) они Нет никогда спали видели сны.

Кандинский: Голоса редких душ, которых невозможно удержать под покровом сна, /.../, звучат жалобно и безнадежно в грубом материальном мире.

Кастанеда: Сны анализируют в поисках смысла, но никто не видит, что события, происходящие в них, так же реальны, как и наш обыденный мир.

Катаев: И вижу вдруг - под шум напевный, Не в силах дрему превозмочь Простоволосою царевной Уже сидит за пряжей ночь.

Кафка: Слова не могут конкурировать с магическим чудом воспоминания.

Кекуле: Учитесь видеть сны, господа!

kino-teatr.ru: Александру Сокурову, по его собственному признанию, сны не снятся никогда, но он обладает Даром создавать их на экране.

Китс: Целитель Сон! ... твой мак рассыплет в изголовье Моей постели сновидений рой.

Кленовский: Страшно заглянуть за эти плечи... Может быть, всё это только сон?! Оглянулся - и свершилась встреча И сомнений нет, что это он.

Кнехт: Я разогнул дрожащими руками Тяжелый манускрипт, и будто сами Мне письмена раскрылись без труда (Так ты во сне неведомое дело Играючи свершаешь иногда).

Кокто: Ложной улицы во сне ли Мнимый вижу я разрез? Иль волхвует на панели Ангел, явленный с небес? Сон? Не сон?

Кокто: Ты в путь неведомый, опасный, бесконечный Пускаешься во сне.

Кольридж: В природе день: улитки лижут листья, Жужжит пчела, летает стая птиц. Лишь я один подвержен небылицам, Я целиком под властью небылиц. Сопит Зима, на теплом солнце дремлет, В ее улыбке светится Весна. Лишь мой рассудок небылицам внемлет В объятиях бессмысленного сна.

Комаровский: Гляжу: на острове посередине пруда Седые гарпии слетелись отовсюду И машут крыльями. Уйти, покуда мочь? И тяготит меня сиреневая ночь.

Кондратов: Синь о сон разбив, Отсеяв озимь Сень свою высеивает осень.

Конрад: Невозможно передать словами эту смесь нелепицы, удивления, недоумения и нарастающего возмущения, когда вы чувствуете, что стали добычей невероятного, каковое и является самой сущностью сновидения.

Коровин-Пиотровский: Там чья-то тень, похожая на сон, Брела понуро. - Тише, это он, - Шепнул мне бес, и я узнал Поэта.

Корнфорд: На берегу морском я лег Побыть с самим собой. Горячий луч лицо мне жег; Вблизи шумел прибой. Песчинки в пальцах, горячи, Журчали, как родник, Повсюду искрились лучи, И так мой сон возник. Как здесь тому назад века Всё было так же там: Забытый берег, облака И на песке я сам.

Корсо: Ведь сны не оставляют улик, а что за радость в вере без доказательств?

Кортасар: С тобой не бывало такого, что начинается во сне и возвращается во многих снах, но это не сон, не только сон? Это что-то здесь, но где, как...

Кос: Тёмно. Тихо. Замирает Колокольный звон вдали. И беззвучной серой тенью, С тьмой сливаяся ночной, Бог минутных сновидений Пролетает над землей.

Котляров: В сон эмигрировать хочу Из дня, который прожил... Лежу, а кажется, лечу Над жизни бездорожьем.

Краус: Земля себя безмолвьем оглушила. И лишь из снов приходят тени слов.

Кржижановский: Есть легенда: в этой тесной Узкой келье в два окна Десять лет жила безвестно Явь, скрываясь в мире сна.

Кржижановский: На стене считает миги Белый циферблат. И в тиши сквозь переплеты, Буквами шурша, Выпол:зает на свободу Книжная Душа. Крылья тихо раскрывает, Смятые во сне, И спокойно размышляет, Сев на корешке.

Кривулин: И ничему душа при свете не равна помимо суеты - нестройных этих строк ли, отчетливых следов на мёрзлой луже сна.

Кро: Моргнула, слышен вдох. Неужто это сон? Да! Мрамор стал живым! Зачем, Пигмалион, Тобой воплощена такая страсть и нега?

Кроньер: Придёт сон короткий и конечно жёсткий, как скамейка на остановке, мягкий, как мои семнадцать лет и как гамак натянутый между ничто и нигде.

Кудрявицкий: Достоянье мое - лишь пол-ложки солнца, Жизнь по эту сторону решетки, Что навек разделила грифельный сон наш На условья задачи и задачу решенную.

Кузмин: Ручей журчит мне новый сон, Я жадно пью струи живые - И снова я люблю впервые, Навеки снова я влюблен!

Кукольник: Свободный стих звучал шутя, Шутя играло вдохновенье; Из сновиденья в сновиденье Летало божие дитя.

Кэрролл Д.: Кейт повернулся в постели и тронул шелковистые белокурые волосы Дианы. Слава богу, это был лишь сон.

Кэрролл Л.: Если мир подлунный сам Лишь во сне явился нам, Люди, как не верить снам?

Кюхельбеккер: Ужель у неба лучшие дары В подлунном мире только сновиденье?

 

Лавкрафт: Проникая сквозь дрёмы ворота, Окунаясь в ночной лунный дым, Я прожил свои жизни без счета, Оживляя их взглядом своим.

Лавкрафт: В старинном доме с лестницей витой, Где жили мои прадеды, одно Манило и влекло меня - окно, Заложенное каменной плитой... И много лет спустя в свой уголок Я пару камнетесов пригласил, Они трудились, не жалея сил, Но сделав брешь, пустились наутек, А я, взглянув в проем, увидел в нем Тот мир, где я бывал, забывшись сном.

Ламартин: Под тысячами крыш шептанья сновидений.

Ларкин: Магическая сила навсегда Останется в считалках, играх, снах.

Латынин: Расколдована жизнь ото сна, Снова клавиши звуков полны. И надеждой на вырост полна Узкогрудая фаза луны.

Лафорг: Ах, что за ночи без луны! Какие дивные кошмары!

Ле Гуин: Сновидения - штука непоследовательная, личностная, иррациональная, она вне морали.

Лебедев: У промокших дорожек сада, Где туман и вороньи крики, Ах, как были б деревья рады Вкруг себя закружить повилики! И по ветру, качая, качаться, Греть на солнце зеленую спину, За мечтами, что только снятся, Ветви в небо блаженно закинув.

Левитанский: Сны сменяются снами, Изменяются с нами.

Лейрис: Мир еще не взрастил пламенеющей пажити чтобы насытить свои стада завороженным сном.

Леопарди: Блуждаю под иным, нездешним светом, Где исчезает суть моя земная, Действительность моя! Наверно, таковы Бессмертных сны.

Лермонтов: Гостить я буду до денницы, И на шелковые ресницы Сны золотые навевать.

Лесьмян: Половина сна в снегу осталась, А другая - всё летит куда-то.

Лесьмян: Степь уснула, а я лишь ее сновидение. И боюсь, что пробудится эта громада И пушинкою сна упорхну и растаю, Но она беспробудна, - бреди, кому надо, - И бреду, а мерещится, что улетаю.

Лесьмян: Разбудил меня сон... Явь под звездной порошей Отоснилась. Зачем было сниться, пугая?.. За волхвами спешу в мир иной и не схожий Ни с одним из миров. Ни с одним,присягаю!

Лец: Никому не рассказывайте своих снов, а вдруг к власти придут психоаналитики!

Ли Шан-ин: Как редки короткие встречи Во сне и в письмах из дому, Холодному ветру перечу Я, к ложу прижавшись пустому.

Лишь пять из ста сновидцев видят цветные сны. Такие сны чаще всего бывают у эмоциональных людей с мобильной нервной системой.

Ломоносов: Ночною темнотою Покрылись небеса, Все люди для покою Сомкнули уж глаза. Внезапно постучался У двери Купидон, Приятный перервался В начале самом сон. 'Кто так стучится смело?' - Со гневом я вскричал.

Лонгфелло: Не тверди мне в дни печали: В жизни место только снам - Спит душа, и мир едва ли То, чем кажется он нам.

Лорка: В том городе, что вытесали воды У хвойных гор, тебе не до разлуки? Повсюду сны, ступени, акведуки И траур стен в ожегах непогоды?

Лорка: Плывут облака дремотно В сентябрьскую синеву. Ручьём я себе приснился И вижу сон наяву.

Лорка: Глубину мутят пороги, Звёзд не видно в быстрине. Всё забудется в дороге. Всё воротится во сне.

Лотреамон: Для кого-то сон - вознаграждение, а для кого-то - пытка. Но и тем, и другим он открывает дверь в потаенное.

Лоуэлл: Льется жизни поток В неизвестные дали, В сны, в него мы бросаем из сердца-цветка Лепесток, и еще лепесток.

Лурье: Где то лето, та дача, те люди? Ни деньгами, ничем не вернешь! Они были, но больше не будут, Только снов беспощадная ложь!

 

maverick: Сновидение это прежде всего диалог с бессознательным, бессмертной стороной человека, если сможешь принести в свой сон энергию, получишь астрал. Это уже реальность, где можно просто жить.

Майков: Но мир, волшебный сон в забытые чертоги Вселились, - новые, неведомые боги!

Майринк: Когда люди поднимаются с ложа сна, они воображают, что развеяли сон, и не знают, что становятся жертвой своих чувств, делаются добычей нового сна, более глубокого, чем тот, из которого они только что вышли.

Маккенна: Мы столкнулись с эффектом, который, быть может, когда-нибудь распахнет двери во все миры, наполняющие наши сны.

Маковский: Но если не возмездье... Если Бог Страданья дарствует как милость, Чтоб на земле, скорбя ты плакать мог И сердцу неземное снилось?

Малларме: Я зацелованным, заласканным ребенком Следил, как добрая волшебница, во сне, Снежинки пряных звезд с небес бросает мне.

Мандельштам: Радость бессвязна, Бездна не страшна. Однообразно- Звучно царство сна!

Маркес: Я так боюсь, - сказала она, - что эта комната приснится кому-нибудь еще, и он всё здесь перепутает.

Марли: Большекрылые небесные ангелы Создают наши с вами сны.

Маршак: Я видел озеро в огне, Собаку в брюках на коне, На доме шляпу вместо крыши, Котов, которых ловят мыши. Я видел утку и лису, Что пироги пекли в лесу, Как медвежонок туфли мерил, И как дурак всему поверил.

Матвеева: Кто проносится в полночь на вихрях верхом? Кто стекло расшивает серебряным мхом? Кто во снах будоражит людские умы? Это гномы опять: Это мы! Это мы! Это мы!

Мати: Беззвучно снов моих опадает листва.

Мачадо: Арабский ноктюрн исчезает с рассветом... Луна умерла... Сновиденья взлетают, В ночных лабиринтах укрылась их стая. И двор мавританский - в ограде высокой. Восток, рассмеявшись, открыл свое око.

Мачадо: Во сне, в дали весенней, За мной фигурка детская устало Гналась подобно тени. Моё вчера.

Мачадо: Как некогда, к сиреневому морю Сбегает сон, акации раздвинув.

Мачадо: Тут оба старших /брата/ отходят За край сновиденья и тают.

Мачадо: Вчера нам даже не снится. Вчера - это никогда!

Мелвилл: В убогой лачуге хмельные пьянчуги Спят, и сны их легки.

Мережковский: Приснилась нам неведомая радость, И знали мы во сне, что это сон.

Микушевич: Не ворожить, нет, жить, пока недели Не вырастут в года, где тесно снам.

Милош: Присутствие в городе том как мотив сновиденья Собой продлевал что ни день, что ни день, что ни день я. Я воле служил на своем неуместном веку, Пока мне нашептывал голос бесшумный строку.

Митчелл: Может быть, время и есть та сила, которая отводит каждому моменту реальности свое место, но сны не подчиняются его правилам.

Митюшев: Тридцатый год стоят на рейде Мои редеющие сны, Изорванные словно бредень, Холодные как свет блесны.

Мицкевич: Ударил гром - и вдруг моё всё тело Как тот цветок, что округленный вид Имея весь из пуху состоит, - Архангел лишь дохнул - взвилось, взлетело, Зерно души осталось лишь, и мне Сдавалось, что в мучительнейшем сне Лежал я долго.

Модсли: Драматический талант любого дурака во сне превосходит способности талантливого драматурга наяву.

Монтень: Душа извлекает для себя пользу из всего. Даже сны служат ее целям.

Моргенштерн: Сюртук всю ночь охвачен снами... Немая тишь... Как дух, пустыми рукавами Проходит мышь.

Мюссе: Я шел за тенью снов моих.

Мятлев: Зачем так скоро прекратился Мой лучший сон? Зачем душе моей явился Так внятно он? Зачем блаженство неземное Мне посулил, И все заветное, родное Расшевелил?

 

Набоков: Мы странники, мы сны, мы светом позабыты, Мы чужды и тебе, о жизнь в лучах луны!

Найда: Памяти пожитки уносил ковчег: карту с очертаньями мечты, глиняный слепок души, бронзовую статуэтку сна, азбуку, гипс.

Нарциссов: Мы во сне видали райский терем И звезду любимую свою, Как она ручным, пушистым зверем Бегает по горницам в раю.

Нарциссов: На медовые головы клеверной ткани Осторожно ложится туман, как в постель, И мешает росе в сновиденьях стеклянных, Неустанно скрипя колесом, коростель.

Незвал: Вы как сомнамбула изъездили пол мира Лишь для того, чтобы просыпаться от сна в самых разных постелях мира Бесчувственная как дождь и неверная как стрекоза.

Ницше: Стряхни блаженно цепь времен, Как чуждый и убогий сон.

Ницше: Снится - или ничего или что-то интересное.

Норагаль: И от них, неземных и ужасных, От печальных и мстительных глаз Плыли, жаля и тихо кружа, сны.

The News Scientist: Сновидения - в числе десяти загадок человеческого поведения, которым до сих пор не найдено объяснения.

Нэш: Даже Рип ван Винкль должен был сперва проснуться, чтобы Влезть на гору и погрузиться в следующий сон, который и Принес ему мировую известность.

 

Овидий: Все ж чаще бы сон возвращался с видением тем же! Нет свидетеля сну, но есть в нем подобье блаженства!

Огарёв: И вижу я тогда, как дерзновенно, Исполнен мыслью, дивный Прометей Унёс с небес богов огонь священный И в тишине творит своих людей.

Оден: Лишь в страшном сне - точней, в двух страшных снах, Я вечно обитаю на равнине: В одном, гоним гигантским пауком, Бегу и знаю - он меня догонит; В другом, с дороги сбившись, под луной Стою и не отбрасываю тени.

Окуджава: Ах, что-то мне не верится, что я не пал в бою. А может быть подстреленный давно живу в раю, И кущи там, и рощи там, и кудри по плечам... А эта жизнь прекрасная лишь снится по ночам.

Олейников: Вижу, вижу, как в идеи Вещи все превращены, Те - туманней, те - яснее, Как феномены и сны.

Олеша: Профессор оглянулся. Внизу стоял синий маленький, длинный, похожий на капсюлю, автомобиль. Там цвели и колыхались деревья. Все было очень странно и похоже на сновидение: небо, весна, плавание парашютов.

Олеша: А с Запада над городом встает Из давних снов, как призрак, тень Марата.

Онейронавт: Я - Маугли, который не в лесу, А в страшном городе, размытом под копейку. И где-то нарисует мне лису Вид женщины, забытой на скамейке.

Орлова: Весь мой путь аскетизм и терпенье, А награда - твой хрупкий астрал И таинственный сон посвящения.

Оцуп: Мы глаза смежили от жары, И вступили голосами скрипок В первую сонату комары. Самого взыскательного слуха Эти скрипачи не оскорбят, Внятно на виолончели муха Заиграла около тебя. / ... / Дирижер скрывается за краем Облаков, уже пора назад... Где-то брызнуло собачьим лаем И веселым хохотом солдат.

Оцуп: Длинношеюю голову скрыл я, И мою двугорбую спину Охватило ветром свистящим И от свиста стал я змеиться И пополз удавом в долину И проснулся вновь настоящим.

Ошо: Столетиями мы думали, что сновидения бесполезны, что это просто ночное беспокойство. Считалось здоровым иметь сон без сновидений. На протяжении десяти тысяч лет йога учила, что сон без сновидений - самое прекрасное переживание.

 

Павич: Сколько же послано мне снов, которые я никогда не получил и не увидел? Этого я не знаю.

Павлов И.: Ау! Вбегает чья-то дверь Сквозь мятую траву. Ау! - кричит заблудший зверь Во сне и наяву.

Павлов Н.: Она безгрешных сновидений Тебе на ложе не пошлет, И для небес, как добрый гений, Твоей души не сбережет; С ней мир другой, но мир прелестный, С ней гаснет вера в лучший край... Не называй ее небесной И у земли не отнимай!

Паскаль: Если бы сны шли в последовательности, мы не знали бы, что — сон, а что —действительность.

Пасколи: Над царством сна трех черных кипарисов, Средь вересков пронзительно звеня, Зловещий шум бросает ночи вызов.

Пастернак: Льет дождь. Мне снится: из ребят Я взят в науку к исполину И сплю под шум, месящий глину, Как только в раннем детстве спят.

Пеллико: Мы только во сне имеем право отдыхать от похвальных усилий быть добрыми и любезными со всеми.

Перелешин: А теперь колесницу сна Задержи, ночной пилигрим.

Перлз: Сон — это послание человека самому себе, сообщение о том, кто он, собственно, такой.

Пессоа: Над озёрной волною Тишина как во сне. Вдалеке всё земное Или где-то во мне?.. Блики, тени и пятна Зыбью катятся вспять. Как я мог, непонятно, Жизнь на сны разменять?

Пессоа: Эвоэ, старина Уолт, мой великий товарищ! Я причастен твоей вакханалии чувства свободы, Я - из собратий твоих, от подошв и до снов.

Петров: Я с жизнью рядом. Но не вместе с ней? (А лишь во сне?) Но как тогда? Бок о бок?

Петрович: На следующую ночь дедушка собрал несколько самых крупных снов, перевязал лунным лучом и подвесил к потолочной балке, куда не добраться домашней суете. Это нам понадобится, когда у нас от яви разболится голова, шепнул он.

Петросян: Табаки переложил трубку в левую руку и поднял указательный палец: в любом сне, детка, главное - вовремя проснуться.

Peter Pan: Может, это все-таки был сон? А как же тогда листья?

Пиросманова: Днем снится явь сама себе, Ночами тень волнуется и бродит.

Пиросманова: Напрасно жизнь нас утешает снами.

Платон: Наилучшими людьми являются те, которые только во сне видят то, что другие делают в бодрственном состоянии.

По: Всё то, что в нас, и что во вне - Ужель всего лишь сон во сне?

По мнению ученых воспоминание сновидения в сновидении присуще только левшам и обуславливается специфическим строением их мозга.

Полонский: Погружай меня в сон, колокольчика звон! Выноси меня, тройка усталых коней!

Померанцев: Глухие сны от Сены поднимались, Качались и ползли по мостовой.

pravda.ru: Накопление и анализ наших снов, может быть, когда-нибудь приведут человечество к великой разгадке.

Пристли: У меня сны всегда обрывочные, клочковатые, одно тут же сменяется другим, как будто на законченный эпизод уже не хватает материала.

Пушкин: Недавно, обольщен прелестным сновиденьем, В венце сияющем, царем я зрел себя.

Пушкин: Исчезнул он, Веселый сон, И одинокий Во тьме глубокой Я пробужден.

Пушкин-сан: Сон уже ушел, А ты осталась со мной. Девушка, пришедшая из сна, Забыла в сон вернуться.

Пушкина: Лошадь белая - вся грива мокрая, В зыбком тумане пройдет сквозь картину На ту сторону сна, На ту сторону сна.

Пфафф: Рассказывай мне свои сновидения, и я скажу тебе, кто ты.

 

Рабиндранат Тагор: Сон говорит: "О реальность! Я волен, ничем не стеснен". "Вот почему, - отвечает реальность, - Ты ложен, о сон". Сон говорит: "О реальность! Ты связана множеством пут", "Вот почему, - отвечает реальность, - Меня так зовут.

Рабиндранат Тагор: Ищет смутное чувство и форму, и четкие грани. Форма меркнет в тумане и тает в бесформенном сне.

Рабиндранат Тагор: Кем ты будешь, Читатель стихов, Оставшихся после меня? Удастся ли им донести Кипение крови моей, И пение птиц, и радость весны, И странные сны?

Раневская: Одиночество — это когда некому рассказать сон.

Рембо: В лесах запахнет свежим соком, И солнца свет Омоет золотым потоком Их снов расцвет.

Ремизов: Сновидения - бери их сердцем, а понимать не обязательно. Это как музыка, стихи.

Ремизов: Во сне и наяву морока, и некуда проснуться.

Ренье: Снилось мне, что боги говорили со мною.

Rival: Ну, Рыжик, что ты видел сегодня во сне? - Луну. - А еще? - Звезды. - А папу видел? - Нет, папа был дома.

Рильке: Прилив опять затопит все пути, Размоет отмели со всех сторон, Но остров одинокий впереди Не размыкает глаз. Врожденный сон За дамбой спрятанных островитян Рисует им миров разнообразье.

Рильке: Роза, о чистая двойственность чувств, каприз: быть ничьим сном под тяжестью стольких век.

Розанов: Без грез, без снов, без 'поэзии' и 'кошмаров' вообще что был бы человек и его жизнь? - Корова, пасущаяся на траве. Не спорю, - хорошо и невинно, - но очень уж скучно.

Роллина: Я приходил туда, как в заповедный лес: Оттуда, помню, раз в оконный переплет Я видел лешего причудливый полет.

Рочестер: Что в прошлом - больше не мое, Его невнятен звон. И только в памяти оно Живет как старый сон.

Руманов: Из трубки дым в зеркальном отраженьи Чудесным кажется подарком для меня. Легко и радостно летит он вверх стекла - Пленительный язык загадочного сна - Ты воплощаешь в день Нездешних знаков тень!

 

"С широко закрытыми глазами"(к/ф): Ни один сон не бывает просто сном.

Саба: В глубине Адриатики дикой Открывался глазам твоим детским Синий порт. То был маленький порт, то был маленький дом, С дверью, настежь открытой для всех сновидений.

Сабуров: То мне чудится, я темнота и ночь, Чей-то сын, а может, чья-то дочь, То мне снится, будто я один. Солнце. День. И я ничей не сын.

Сабуров: Что есть сон во сне? - Неважно: Он спасен, английский думный, Потому что я отважно Пролетел над бритой клумбой И проснулся, умиленный, В сон пожиже и поближе, Где березка листья клена На льняную нитку нижет.

Sagan "Во время сна малая часть нас спокойно следит за происходящим, как будто в уголке сна живет своего рода наблюдатель.

Садаиэ: Я странник весенних ночей. Сновидений зыбкие мостки - ах! - На полпути оборвались! Гряда рассветных облаков Разлучена с вершиной.

Саломе: Я была совершенно убеждена в том, что мой план - настоящее оскорбление общепринятых норм, и тем не менее план этот был осуществлен, хотя сначала я увидела все это во сне.

Самен: И сердце, тайну снов узревшее воочью, Где страсти скрытый свет, подобный средоточью Рубиновых лампад, пылает днем и ночью.

Саша Чёрный: Ночь черна. Время сна. Время тихих сновидений, И глаза ночных видений Жадно в комнату впились. Закачались, унеслись. Тихо новые зажглись.

Сеферис: Но и в этом сне Так легко виденье становится Страшным мороком. /.../ Уходи из этого сна, Как из кожи, иссеченной бичами.

"Слово о полку Игореве" - произведение, в котором впервые в русской литературе использован сон как художественный прием.

Смирнов: Иногда (по различным причинам) сновидения включают режим гейма (game - игра, забава). Нередко функция гейма проявляется в том случае, когда человек впервые начинает обращать внимание на свои сновидения.

Сологуб: Обольщения лживых слов И обманчивых снов, - Ваши прелести так сильны!

Стафф: Седых туманов белокрылость, Как мысль о вечности, бесплотна. Была ты, жизнь, или приснилась?

Стафф: Приснился бы мне дворик - черёмуховый, вешний, Где в диком винограде беседка под черешней, Где в доме старомодном светёлка вековая В пыль зеркала глядится, себя не узнавая... И был бы я в том доме, который мне неведом, И странником бездомным, и старым домоседом.

тела сна Тутмоса 1V " - одна из стел сфинкса в Гизе, рассказывает о предсказании, сообщенном наследнику фараона во сне.

Стефанович: Во сне присутствуешь в былом, Не сожалея, не печалясь... И мы беспечно шли вдвоем, Совсем не ведая о том, Что мы давно уже расстались.

Стивенсон: Ни страшный тролль, ни великан не явятся во сне, И только лучик поутру щекочет щеки мне.

Стриндберг: В снах отражается моя внутренняя жизнь, и поэтому я могу пользоваться ими как зеркалом при бритье: видеть, что я делаю, и избегать порезов.

 Суинбёрн: Здесь, где миры спокойны, Где смолкнут в тишине Ветров погибших войны, Я вижу сны во сне: Ряды полей цветущих, Толпы людей снующих, То сеющих, то жнущих, И всё, как сон, во мне.

Сумароков: Как будто наяву, Я видел сон дурацкий: Пришел посадский, На откуп у судьи взять хочет он Неву И петербургски все текущие с ней реки. Мне То было странно и во сне; Такой диковинки не слыхано вовеки.

Сюлли-Прюдом: И, вне небытия и вместе вне волнения Житейской суеты, я ощутил вполне Всю негу сладкую, всю прелесть наслаждения: Не бодрствуя, не спать и жить как бы во сне.

 

Тарковский: Ломали старый деревянный дом. Уехали жильцы со всем добром - Остались в доме сны, воспоминанья, Забытые надежды и желанья.

Тарковский: Садится ночь на подоконник, Очки волшебные надев, И длинный вавилонский сонник, Как жрец, читает нараспев.

Теннисон: Пусть медленно, как сон, растёт прилив, От полноты немой, Чтобы безбрежность, берег затопив, Отхлынула домой.

Толкиен: Зачем я только проснулся! - воскликнул он. - Я видел такие прекрасные сны!

Толстой: Наша жизнь есть один из снов той, более настоящей жизни, и так далее, до бесконечности.

Транстрёмер: На выступах Трещины и тропинки троллей: Сон, айсберг.

Тургенев: Что, если этот сон - одно предвозвещенье Того, что ждёт и нас, того, что будет нам! Здесь ночь и мрак - а там? что будет там?

Туроверов: Эти дни не могут повторяться - Юность не вернётся никогда. И туманнее и реже снятся Нам чудесные, жестокие года.

Тучков: И забылся в зеркале беспечным сном.

Тэффи: Всё, что было и будет с нами, Сновиденья, и жизнь, и смерть, Слито всё золотыми звездами В Божью вечность, в недвижную твердь.

Тютчев: Как океан объемлет шар земной, Земная жизнь кругом объята снами; Настанет ночь - и звучными волнами Стихия бьет о берег твой.

 

Уайльд: Да ведь и вы, мистер Грей, знали сновидения, при одном воспоминании о которых вы краснеете от стыда.

Уитмен: Я сплю возле каждого спящего, Мне снятся во сне такие же сны, которые снятся им, И я сливаюсь со спящими.

Унамуно: Живу лишь своими снами, Что переслоились с былью. Они рождены временами, Которые были да сплыли. Живу лишь своими снами, Что снились когда-то мне Сумрачными вечерами В забытой, как сон, стране.

Унгаретти: Невнятная вода как шум на корме который я слышу в тени сна.

Уэлч: Я засну, пока не увижу луну и темные деревья, и осторожного оленя, и услышу ворчащих енотов.

 

Фауст: Я принужден и в тишине ночной, Ложась в постель, бояться; И тут мне не суждён покой, И сны ужасные толпятся.

Федоров: Во сне бредёт верблюд, как будто зной влача.

Фейнман: Когда я учился в колледже, я удивлялся, как сны могут казаться такими реальными, словно свет попадает на сетчатку глаза, когда глаза закрыты.

Фелипе: ...Выходим из пролома Навстречу снам... И медленно крадемся притихшими задворками кошмаров...

Фет: Много снов проносится знакомых... Переходят радужные краски, Раздражая око светом ложным; Миг еще - и нет волшебной сказки, И душа опять полна возможным.

Фодор: Сон забылся, а потом... превратился в реальность. В книге "Неизвестный гость" (1914г.) Метерлинк называет это "земной реализацией".

 Фрейд: Почти все люди - даже самые нормальные - способны видеть сны.

Фромм: Во сне не бывает как будто.

Фрост: В лесах скитался я, и песнь мою Подхватывал и прятал листопад. И ты пришла (так сны мои гласят) И встала там, у леса на краю.

Фрумкин-Рыбаков: Скажи мне, что видишь сквозь веки, глаза закрываешь когда?

Фуко: Существует три близких типа опыта: сновидение, опьяненность и неразумие.

 

Хайям: Просыпайся! Счастливым не станешь во сне.

Хармс: Засни и в миг душой воздушной В сады беспечные войди.

Хармс: И тень от гор ложится в поле, И гаснет в небе свет. И птицы Уже летают в сновиденьях.

Хаусмен: Язык, звучащий всякий час, И мышцы, движущие нас, И мозг, сей черепа улов, С его жужжащим ульем снов - Вся эта плоть в расцвете дней Гордится силою своей.

Херсонский: Утром теряешь обрывки снов, как платан - листву. Пытаешься удержать - да куда там! Стоишь один, Постепенно вступает в права происходящее наяву. Сам себе раб - это лучше, чем сам себе господин.

Хименес: И ты сняла, смеясь, Корону сновидений И бросила ее к сверкающему солнцу.

Хлебников: Полно, сивка, видно, тра Бросить соху. Хлещет ливень и сечет. Видно, ждет нас до утра Сон, коняшня и почет.

Ходасевич: Так! наконец-то мы в своих владеньях! Одежду - на пол, тело - на кровать. Ступай, душа, в безбрежных сновиденьях Томиться и страдать.

Хофманн: В последнее время мне снятся удивительные сны, и это подтолкнуло меня проверить влияние химического состава ужина на красочность снов. Ведь и ЛСД тоже едят.

Худ: Клин - шов - клин - Шов - клин - шов. Некуда нам спешить. Упасть над пуговицей, чтоб Во сне продолжить шить.

 

Цветаева: Плывите! - молвила Весна. Ушла земля, сверкнула пена, Диван-кровать в озерах сна Помчал нас к сказке Андерсена.

 

Чаренц: Два бездомных скитальца на Млечном Пути Мы проходим теперь по дорогам Земли, Сны покинувших Землю приняв как наследство.

Чичибабин: Я на землю упал с неведомой звезды, С приснившейся звезды на каменную землю.

Чюмина: Под инеем - ряд призраков туманных - Стоят деревья белые в саду; Меж призраков таких же безымянных В толпе людей я как во сне иду.

 

Шекспир: Есть многое на свете, друг Горацио, Что и не снилось нашим мудрецам.

Шелли: Когда я сплю под звездною полою Ночных небес в сиянии луны, Бессонные часы следят за мною, Сдувая с глаз моих дурные сны И в нужный час от грезы пробуждая, Когда им скажет мать-Заря седая.

Шершеневич: О, пусть в грядущих поколеньях Меня посмеют упрекать, Что в столь чудесных сновиденьях Я жизнь свою сумел проспать.

Шестов: Гераклит говорит, что у каждого сновидца свой собственный мир, у всех же бодрствующих — один общий мир.

Шнитке: Корабль всё дальше. Он намерен, Растаяв в темном море сна, Прибиться в порт воспоминаний.

Шнитке: Тесна клеть сна.

Шопенгауэр: Образы сновидений стоят перед нами, подобно внешнему миру, как нечто чуждое, и возникают в нас без всякого с нашей стороны участия, даже наперекор нашей воле.

Штейгер: Не бывало ещё отца, У которого гнев - навек... От шипов Твоего венца Отдыхает во сне человек.

Штейгер: Мы верим книгам, музыке, стихам, Мы верим снам, которые нам снятся, Мы верим слову... (Даже тем словам, Что говорятся в утешенье нам, Что из окна вагона говорятся)...

 

Элиот: Но родники забили и запели птицы Дай искупленье времени и сновиденью Основу неуслышанному и несказанному слову.

Эллис: Вот сон тяжелые развертывает ткани, Узоры смутные заботливо струя, И затеняет их изгибы кисея Легко колышимых воспоминаний... А сзади черные, торжественные Страхи Бесшумно движутся, Я ими окружен; Вот притаились, ждут, готовы, как монахи, Отбросить капюшон. Но грудь не дрогнула.

Элюар: Сколько в воздухе снов.

Эрнандес: Дверь открылась ресниц В мир ночного пространства.

Эшенбах: Картина страшная приснилась Ей в час полуденного сна: Внезапно вспыхнул полог звездный, Гром громыхнул грозою грозной, Кругом пожар заполыхал, Неслись хвостатые кометы - Всемирной гибели приметы, И серный ливень не стихал.

Эшенбах: И молвил Парцифаль: Послушай, Друг Иванет. Сейчас свершилось Всё то, что мне сыздетства снилось: Долг рыцаря исполнен мной. Но - господи! - какой ценой!

Эшер: Если бы вы только знали, какие видения посещают меня в ночной тьме.

 

Юнг: Я не может стряпать сны по собственному произволу, но лишь видит во сне то, что должно видеть.

 

Baron Nomen de la Nescio

Обычный сон "Искусство ведения дискуссий, с демонстрацией приемов от убийственных вопросов до оглушительных оплеух"

Предкатастрофный сон "Цепь гор задрожала, за ней увиделось серое море, высокие редкие волны которого спокойно набегали на берег у подножья гор, а с неба медленно спускалось несколько больших шаров с неплотной внешней поверхностью, состоящей из слоя мелких, светящихся белым светом частиц"

Посткатастрофный сон "Мысленная фраза (менторским тоном): если это не мыло, если это зеленые ноги, то оно называется мокрые ноги"

Хронология
В полупустой побеленной комнате устанавливают вторую стиральную машину. Говорят, что теперь можно стирать когда удобно: «Хочешь — до первого, хочешь — после первого» (имеется в виду первое число месяца).

Сижу за компьютером. На экране появляются (поочередно) незапомнившиеся предметные изображения, на которые я реагирую незапомнившимися манипуляциями (действую неспешно, почти автоматически, без напряжения). Но вот вместо очередного предмета (они появлялись у правой кромки экрана) я вижу там СЛОВО, печатное слово «waiting». И прежде чем включается мой механизм реагирования, сон показывает это же слово (в таком же виде и в той же части экрана) на личном компьютере Пети, в его жилище (не запомнилось, был ли он там в это время). Приостанавливаюсь, не зная, как реагировать, чтобы  ненароком не причинить ущерб Пете, — и просыпаюсь.

Мысленная фраза: «Вот кого я искал, вот кого я нашел для этой газеты, для этого журнала».

На огражденной территории раскинулись павильоны временной международной выставки. В нескольких местах расставлены столы с пирамидами фасованных пищевых продуктов. Кто-то из нас замечает ошибку на наклейке жестяной банки. Вместо слова «гастроном» напечатано «гатроном». Умеренно возмущаемся, я говорю: «И главное, здесь столько русскоговорящих, а переводил наверняка человек, не знающий языка». Посыпались смешки. Кто-то, передразнивая стереотипы руcской экзотики, с насмешкой изрекает: «На траве на корыте гастроном».

Просторная жилая комната, в задней части которой  находится мама*. Наклоняюсь над двумя стоящими бок о бок спальными местами (только что, как подразумевается, обновленных обивщиком мебели). Ложе каждого, покрытое серой, похожей на дерюгу, обивочной тканью, утоплено в массивный прямоугольный остов (высотой с треть метра) из гладкого, похожего на мрамор камня. Нажимаю ладонями на безупречно натянутую ткань правого ложа, и с удивлением прощупываю под ней крупный строительный мусор — кирпичи, деревянную балку и т.п.  Провожу руками вдоль ложа, с недоумением везде нащупывая мусор. Он не только ощущается, но и каким-то образом отчетливо видится (что не вызывает удивления). Выпрямляюсь, смотрю на мусор.  Сквозь его прорехи теперь видится ярко освещенное желто-оранжевым светом непонятное обширное подпольное пространство, где находится смутно различимая madame Икс (сон был натуралистичным; лиц персонажей я не видела).

Обрывок мысленного диалога (женскими голосами). «...откуда».  -  «Там и они».

Держу у правого уха мобильник (как бы ответив на звонок). Незнакомый женский голос разражается длинной тирадой на незнакомом языке (судя по интонации, кого-то отчитывают). Говорю: «Вы не туда попали». Женщина замолкает, а я еще раз повторяю свою фразу. Женщина бормочет: «Хорошо», и пока она не отсоединилась, желаю ей доброго дня.

Мысленная фраза (мягким женским голосом): «Это уже более в торжественное».

Во всех мыслимых подробностях, реальней, чем сама реальность, демонстрируется акт дефекации (эстетично). Стен туалета не видно, но унитаз — чистейший, белоснежный, и все остальное — высшего качества. Затрудняюсь в выборе слов для описания такого своеобразного объекта, но там, во сне, было важно то, что я пытаюсь описать. Не было, например, никакого запаха, на что я во сне обратила внимание. Объект был настолько безупречен, что даже не понадобилось спускать воду — он сам, под действием определенных сил, скользнул туда, куда ему положено, почти уполз.

Смутно видимый человек эпически произносит: «Ствол один я снял/ .../ это был ствол Тмутаракани/ Пусть уж завидуют меня» (часть слов не запомнилась). Перед словом «Тмутаракани» человек запинается, что, в сочетании с соответствующей мимикой, как бы означает, что ничего не поделаешь, таков выпавший жребий. Суть выпавшего жребия обозначена словом «Тмутаракань», а понятие жребия - словом «ствол» (означающим также ружье). Этот сон дублирует фрагмент более раннего, незаконспектированного сна этой ночи. Там монолог был более пространным, но начинался, кажется, с этой же фразы.

Мне снится, что я конспектирую явившуюся будто бы во сне мысленную фразу. Отчетливо вижу выписываемую своей рукой строку: «Я, правда, была ... но вот теперь».

Активный сон, в котором я весьма успешно действовала.

Мысленные, с пробелом запомнившиеся фразы: «Все спорили. С ... с международной линией».

Два гигантских, сплюснутых с боков многогранника из прозрачного, типа хрусталя, материала. Они стоят, бок о бок, внутри полуфутляра. Невидимые Существа (или Силы) начинают их перемещать, слегка выдвигая и вдвигая обратно в полуфутляр.

Мысленный, с пробелом запомнившийся диалог. «А где ... спрашивала она у парня».  -  «Ой, я не знала, на что посмотреть».

Пишу в тетради для записи снов: «Клипэ тоже ... Множество клипэ валялись под стульями, но я не...» (часть слов не запомнилась, кажется, и там, во сне). Неотчетливо видятся клипэ, похожие на сероватые конфетти.

Роюсь в своей тетради с записями снов (ничем не похожей на мои реальные подшивки).

Серое неуютное многоэтажное здание с темными металлическими лестничными пролетами и такими же галереями, на которые выходят двери квартир. Переговариваюсь в сердцевине здания с несколькими нечетко видимыми мужчинами. Пытаюсь чего-то добиться у нечетко видимой женщины, она возражает, хочет поступить по-своему. Несмотря на ее своевольный, невежливый тон, в глубине души признаю, что она, пожалуй, права.

Мысленная фраза: «И одорожили попутно» (подняли цену).

Мысленная, с пробелом запомнившаяся фраза: «И только ...ая различные шансы упасть на русских» (на территории России; речь идет о воздушных полетах).

Предохранительный клапан настенного электробойлера выпускает слабую струйку воды. Специалист говорит: «А это — уровень перенесли» (имеется в виду изменение уровня максимальной температуры воды).

Мысленная фраза: «Сделал ручкой» (удалился).

Мысленная фраза (женским голосом): «Вы в такую грязь вкапываетесь». Смутно видится женщина.

Стою посреди комнаты, слышу, что кто-то пытается открыть снаружи входную дверь, тут же догадываюсь, что это Петя. Дверь не поддается. Торопясь открыть, мгновенье медлю, отдаваясь мягкой радости от предстоящей встречи — и просыпаюсь.

Где-то плутаю. Оказываюсь у билетной кассы, покупаю билет, интересуюсь названием кинофильма. Кассирша, довольная, что продала билет, отвечать отказывается. Спорю, решаю обратиться к ее руководству. Мне называют невообразимую фамилию (что-то вроде Дромызгайло), повторяю ее про себя, и от этого просыпаюсь .

Мысленная фраза (спокойным мужским голосом): «Вот тогда я на него смотрел и сказал ему — если ты сделаешь ей больно, ты будешь иметь дело со мной».

В этом сне события разворачивались на голом обширном пространстве серой земли (я была одним из участников).

В изножье моей кровати висит большое чистое зеркало. С его помощью вижу (лежа в кровати) отражение своей приоткрытой двери и проходящего на кухню высокого мужчину.

Во дворе, окруженном старыми темными избами, видим симпатичную клумбу. Вдохновившись чужим примером, решаем соорудить еще одну (не имея отношения к этому месту). Вскапываем жирный чернозем, натыкаемся на зарытые в землю алюминиевые кастрюли, они были без крышек, и ни на одну не налипло ни крупицы земли. Самая крупная (пароварка с решетчатым вкладышем) была новой, корпус ее соединен нитью (типа лески) с другой кастрюлей, на верхних ободках обеих выбиты цифры, подтверждающие их парность и указывающие дату, до которой они должны находиться в земле. Не обращая внимания, что дата не истекла, несем кастрюли к знакомой нам в этом дворе женщине. Она с пониманием относится к находкам, говорит, что продаст их. Возвращаемся во двор, держа в руках (и возможно, начав есть) по темной котлете (точнее, у меня с девушкой было  их три, полагаю, что третья предназначена для нашего, оставшегося во дворе товарища). Отдаю ему котлету, вижу у него в руках еще одну такую же, наполовину объеденную (люди виделись условно, а посуда и чернозем — ясно).

Мысленная фраза (издалека, глуховато, спокойно): «Ищите меня, спасите меня».

Мысленная фраза (женским голосом, мягко): «Пожалуйста, ну-ка, скажи мне».

Окончание мысленной фразы (приятным мужским голосом): «...вернее, духИ».

Мысленный диалог. Глуховато, издалека: «Постарайтесь посмотреть друг на друга».  -  Четко, с нажимом: «На себя. В первую очередь».

Вечер, за окном темно. Петя говорит, что у него кончились сигареты, звонит Горину, просит привезти четыре штучки. Мне кажется это не очень этичным (и не очень логичным) - ждать, пока Горин приедет с другого конца города, вместо того, чтобы самому сходить в магазин. Но поскольку Горин уже в дороге, от комментариев воздерживаюсь. Появляется Горин, они с Петей разговаривают в комнате у окна, я занята на кухне. Проходя по коридору, вижу Горина сиротливо сидящим на приступке, с развернутой газетой в руках. После небольшого раздумья предлагаю ему остаться у нас переночевать, изъявляю желание приготовить ему поесть.

Расплющенная в лепешку кошка с раскинутыми в стороны лапами. Собственно говоря, от кошки осталась лишь шкура, которая плавно, незаметно, не меняя очертаний превращается в светло-коричневую ткань (типа рогожки). То, что я теперь вижу, похоже на аппликацию (оставаясь, однако, кошкой). И вдруг обнаруживаются неопровержимые признаки того, что кошка жива, ее расплющенная шкура в нескольких местах слабо пошевеливается - жизненная сила кошки не разрушена.

Сочный яркий густой зеленый газон (большой и, кажется, прямоугольный).

Спрашиваю Петю, провел ли он согласительное совещание с соисполнителями по своей теме. Он говорит, что принципиальное согласие получено. Говорю: «Не тяни с этим, чтобы осталось время для выполнения (в срок) самой работы».

В конце сна говорю (по какому-то поводу): «Какое счастье, что мы не...» (благодаря этому «не», мы избежали нежелательного).

МонЪ протягивает пару зимних сапог, якобы где-то мной забытых. Одеваю их, выясняется, что они непарные (шнуровка у одного проходит спереди, у другого сзади, подошва одного толще, чем у другого, и прочее). Говорю, что они непарные, на что он заявляет, что они очень удобные. Подтверждаю, что удобные, и опять говорю, что непарные. МонЪ твердит, что они удобные. Так и беседуем, каждый о своем.

Мысленный, с пробелом запомнившийся диалог (мужским и женским голосами).  Рассудительно: «Подход ... и решения...».  -  Поспешно: «И решения поменять местами...» (обе фразы не завершены).

Смутно виден стоящий на рельсах одинокий товарный вагон. Дверь распахнута, несколько смутных фигур выгружают (ночью я записала, что спасают) находящиеся там груды бумаг.

Полнометражный сон, бесследно истаявший, как только я начала после него просыпаться.

Чтобы понять суть трех, приснившихся прошлой ночью коробок (размером с кирпич, каждая своего цвета, но я не помню их из прошлой ночи), нужно на одну налепить аппликацию, и тогда все станет ясно. Вижу, как кто-то (возможно, я) приклеивает аппликацию, представляющую собой абстрактную вязь со множеством закруглений, но до сути трех коробок дело не дошло.

Мысленная, с пробелом запомнившаяся фраза: «Обычно ... все идут, никого дома не ос(тавляют)» (последнее слово не договорено).

Групповая семейная фотография. На лицах - несовременное выражение спокойного достоинства.

Мысленная фраза: «Пусть хоть палец, пусть до крови, но он этого не пережил бы».

Мысленное веселое энергичное восклицание: «Ух! Какая нам разница!»

В финале сна начальник дает мне ряд заданий, в том числе купить для кого-то железнодорожные билеты. После чего велит: «Позвони Любе, позвони Лене, скажи, что билеты отправлены».

Брожу по большому, крытому куполом рынку. На что-то засмотревшись, наступаю на угол стоящего на полу (у прилавка) полупустого подноса со сдобой. Кто-то еще, даже не заметив этого, прошелся прямо по булкам, не помяв их (будто был бесплотным). Говорю про поднос продавщице. Она (вероятно, в силу юности) радостно улыбается и чуть ли не с восторгом произносит: «Да?», и не думая убирать поднос. Ее хорошенькая головка занята совсем другими вещами. Оказываюсь у мясного прилавка, покупаю немного мяса. По дороге домой думаю, как бабушка (моя мама*) приготовит его Пете (он мыслится подростком). Должен же он хоть изредка есть мясо, оно необходимо растущему организму, даже соблюдающему вегетарианство. Тут я призадумываюсь... Петя — вегетарианец? Или он просто не любит мясо? И Петя, где он? Медленно доходит, что бабушка и Петя-ребенок — в далеком прошлом. Слева бегло предстает смутное, заключенное в дымчатое облако изображение их обоих. Постепенно осознаю, что мамы давно нет в живых. А Петя, где он? Он уже взрослый, он в селении Адамс... Открываю глаза — где это я? А-а-а, вот, оказывается, где. P.S. Сон увел меня из реальности очень глубоко.

Мне нужно выбрать комплект постельного белья из разложенных на столе (или прилавке). Сон акцентирует внимание на одном из них, с бледно-розовым асимметричным геометрическим узором. Стараниями сна комплект видится (в отличие от остальных) совсем вживую. Заявляю, что и без подсказки выбрала бы именно его (не запомнилось, обращалась ли я напрямую к СНУ, или же к персонам, находившимся вне пределов поля зрения).  [см. сон №3379]

Мысленная, с пробелом запомнившаяся фраза: «Он ... ко всем пограничным состояниям сознания».

По тротуару идет маленький мальчик, за ним - крупная женщина в темной одежде (принятая мной за его мать). Ребенок останавливается, хватается за нижнюю часть белой оконной решетки, опускает голову на руку. Женщина, ни слова не говоря, проходит мимо.

Мысленный диалог (женским и мужским голосами). Негромко: «Надя амкор плод. Плод...» (фраза приостанавливается).   -  Четко,  уверенно завершая фразу: «...амкор».

Стою у шлагбаума ограждения виллы, снабженного переговорным устройством. Оно, как мне каким-то образом известно, предназначено для озвучивания предупреждения, что с домашними животными въезд запрещен. Мне захотелось прослушать сообщение. Становится каким-то образом известно, что для этого нужно бросить монетку. Монетку бросать не хочется (а возможно, у меня не было с собой денег). Осматриваю и ощупываю устройство. Подхожу к калитке, слегка трясу ее. В ответ, к моему удивлению, включается переговорное устройство. Раздается потрескивание, шипение, мужской голос произносит несколько фраз (на английском, кажется, языке). Ни слова не разобрав, понимаю, что говорится о том, что нужно бросить монетку. После последнего слова, переведенного мной как «несомненно», слышится гомон голосов, смех — как будто при записи сообщения не сразу отключили микрофон, и таким образом прихватился миг частной жизни людей на вилле.

Мысленная фраза: «Они верили в нереальность сказочных обещаний».

Сон, одним из персонажей которого был Грин (такой же несносный, как и наяву).

В конце спокойного полнометражного сна готовлю для кого-то овощное блюдо. Горячие тушеные овощи в стеклянной миске стоят передо мной на столе общественной кухни. Нарезаю полосами свежие красные перцы, ломтики падают в миску, поверх овощей, и прямо на глазах, в ускоренном темпе переходят в состояние тушеных, что меня слегка заинтересовывает и удивляет.

Мысленная фраза (медленно, с расстановкой): «У них крик очень натуральный, очень похожий на вопль этих птиц». Фраза произносится сдвоенно, с небольшим сдвигом по фазе. В качестве иллюстрации в воздухе повисают две одинаковые фигуры, что-то вроде синусоид (но, кажется, они были замкнутыми). Фигуры наложены друг на друга со смещением. Задняя изображает саму фразу, а смещенная вправо передняя — ее озвучивание. То есть имеет место фраза как таковая (первооснова) и фраза изреченная (ее производное).

Мысленный инструктаж: «В сторону налево, в левее стороне. Так, теперь дальше» (к следующим этапам).

Мысленная фраза: «Они встретили незнакомца, который чрезвычайно заинтересовал их» (речь идет о двух женщинах).

Мысленные фразы (женским голосом): «Я не знаю, стоит ли здесь докладывать кому. Вон тут автор».

Мысленная фраза: «И что, на весь этаж может быть такая длинная комната?» (имеется в виду комната нижнего этажа реконструируемого здания на улице Никшис). Воссоздаю в воображении это, с пустой пока сердцевиной здание. Мысленно что-то прикидываю, говорю: «Нет, разделили».

Мысленные, с пробелом запомнившиеся фразы (женским голосом): «Мы на двоих ... Пора менять по-русски» (в последней фразе звучит улыбка). Смутно видятся несколько беседующих женщин.

Стою в очереди, чтобы купить входной билет в селение Адамс. Известно, что билеты подорожали с "5" до "11" (денежных единиц), отношусь к этому без эмоций. Подходит моя очередь, никто из сельчан не желает меня обслуживать. Видно, как они (кажется, в основном женщины) с отстраненно-замкнутыми лицами проходят мимо, демонстративно не приближаясь к окошку (отношусь к этому спокойно).

Доливаю свежеприготовленный бульон в кастрюлю с супом. Думаю: «И мне удается сохранить суп».

Мысленная, насколько раз ритмично повторившаяся и разбудившая меня фраза: «Говорит лисица сойке: у тебя ... в помойке» (незапомнившимся словом было, возможно, слово «Душа»).

Мысленный комментарий взрослой дочери к высказыванию матери: «Моя мама, моя мама высказалась из своей страны».

Хвостик мысленной тирады (женским голосом, деловито): «...яйцами. Трехрублевыми яйцами».

В финале сна высоко в Небе появляется самолет, серебристый корпус которого ярко блестит в солнечных лучах. Мгновенно и незаметно темнеет. Слева, над крышами одноэтажного городка, появляется еще один — темный, гигантский, светящийся по контуру неоновым светом. Носовая часть его выглядит, как акулья морда, он летит очень низко и обладает поразительной маневренностью. Медленно, бесшумно, как бы невесомо перемещается он по небу. В этом зрелище было что-то завораживающее. Редкие прохожие не обращают на него внимания, я же смотрю во все глаза. Самолет оказывается над морем огней городка (круто сбегающего вниз по широкому склону). На их фоне громадный бесшумный, как бы невесомый самолет выглядит фантастически. Сон заканчивается, приступаю к его конспектированию, мысленно повторяя одну и ту же фразу: «Он светился светящимся светом». Фраза будит меня по-настоящему.

Мысленные, с пробелом запомнившиеся фразы: «И ему захотелось, чтобы ... И ему захотелось, чтобы дважды два равнялось пяти» (первая фраза произнесена спокойно, вторая — экспрессивно).

Смутно видится бегущий по широкой светлой улице крепкий темноволосый молодой человек в развевающейся легкой одежде.

Мысленная, с пробелом запомнившаяся фраза: "Свою ... бумагу он снабдил всем необходимым для чтения" (речь идет о документе).

Перед красивой входной дверью облицованного светлым камнем здания — широкое крыльцо. По нему, к двери, бодро передвигается на четвереньках худощавый старик в чистом сером рубище, с всклокоченными седыми бородой и шевелюрой. 

Мысленные фразы (мужским голосом): «Потому что (головы) у нас не очень большой выбор. Смотрим туда» (за слово в скобках не ручаюсь).

Обрывок мысленной фразы: «...где, кажется, растет и...».

По утоптанной дорожке деревенской околицы, между плетнями, бегут (или почти бегут) встревоженные девочки в темной одежде. За ними видится широкое (вскопанное?) поле с полоской леса на горизонте.

Незапомнившаяся мысленная фраза в развитие фразы предыдущего сна.   [см. сон №3899] 

Мысленная, с пробелом запомнившаяся фраза: «А еще он сказал, что надо делать ... отринув Никто» («Никто» — это категория помех).

Визуальная часть сна не запомнилась. По ее поводу мысленно провозглашается: «Год две тысячи первый». Бессловесным образом дается понять, что мы с Петей до сих пор живем представлениями (понятиями) того времени.

По дороге в баню обращаю внимание на молоденькую женщину с ребенком. В холле бани вижу этого малыша, с соской во рту, на руках высокого худощавого мужчины (отца). Среди условных темноватых посетителей бани появляется продавщица с ручным лотком соблазнительных сладостей. Мать малыша, заглядевшись на лоток, говорит мне, что они купят этих сладостей в моечном зале. Поясняет, что это «национальное...» (второе слово не запомнилось). Имеется в виду, что это национальная традиция - лакомиться сладостями в моечном зале общественных бань (судя по реплике, семейство, как и я, было не местным). Сон бегло показывает белую бумажную тарелку (с порцией сладостей) на углу скамьи большого мрачного помывочного зала. Зал был пуст, но ведь на эти каменные пористые темно-серые скамьи люди садятся голышом и ставят шайки с водой, которую плещут во все стороны. Спрашиваю (по поводу сладостей): «А как это, гигиенично?» Женщина с восхитительной беззаботностью молодости что-то отвечает и говорит: «Ничего, у нас еще другое печенье дома есть».

Категории снов