Сорок пять раз за 13.5-летний период записи снов элементы сновидческой Реальности обретали отголосок (насмешливое ЭХО) в Реальности несновидческой. Происходило это (за малым исключением) одинаковым образом. Я описывала сон, и в течение ближайших после этого часов натыкалась в печатной продукции на что-нибудь, созвучное теме. В двух случаях интервал между сном и ЭХОМ растянулся до пяти лет, но это ничего не меняло — удивительные совпадения и в этих случаях выглядели как поддразнивания.
ГОЛОС СНОВИДЕНИЯ
ЭХО ЯВИ
Вхожу в общественный туалет (будку). Узкая дощатая дверь его изнутри предстает широкой пластиной дымчатого пластика. Сквозь него, как сквозь обычное стекло, видны двор, заросший облезлой травой с редкими желтыми цветками, и стоящая перед будкой очередь. Думаю, что не может быть, чтобы люди снаружи видели меня, наверняка дверь проницаема лишь изнутри. Очередь начинает проявлять признаки нетерпения, раздаются понукающие возгласы. Думаю, что даже если эти люди меня не видят, все равно не смогу воспользоваться туалетом, если сама вижу их. Выхожу из будки, спрыгиваю на землю, оборачиваюсь, чтобы взглянуть на дверь. Теперь она такая же, как изнутри, сквозь нее просматривается интерьер будки. (сон №0100)
Спустя пять лет по газетам прокатилось сообщение, что в Лондоне появился туалет под названием «Don`t Miss a Seс», стены которого изнутри абсолютно прозрачны.
У угла большого темно-серого здания, среди разбросанного мусора что-то спокойно вынюхивает крыса. (сон №0347) В этот же день читаю в газете про нашествие крыс в одном из городских районов.
Возвращаемся с купания, на пути попадается голодная белочка. Берем ее, кормим. Она жадно ест, становится чуть ли не вдвое толще, ее клонит в сон, она прижимается ко мне, затихает. Повернувшись (наяву, не просыпаясь) с боку на бок, понимаю, что никакой белочки у меня нет. (сон №0412) В этот же день включаю телевизор, чтобы посмотреть анонсированный документальный фильм «Мир животных — остров белок». Никаких белок нет — крутят фильм про пингвинов.
Какие-то люди сварили и съели человека, а кости сбросили в реку. Видится несколько чистых сухих бледно-серых костей, потом - каменная набережная и медленно уходящие в толщу серой воды кости (остальное известно каким-то другим, непонятным образом). (сон №0668) В этот же день на письменном столе соседа бросается в глаза обрывок бумаги с такими словами (текст буквально напрашивался, чтобы его прочли): «cannibal. These people are not born cruel by nature».
Нахожусь у Камилы. Кухня пуста, все вынесено на лестничную площадку — кухню собираются белить. (сон №0747) В этот же день прихожу к Камиле и вижу почти всю квартиру побеленной.
На площади раскинуты торговые ряды. Накупаю недорогую одежду, дома обнаруживаю дырку на одном из свитеров. (сон №0799) Спустя пять лет покупаю в торговых рядах свитер, на котором дома обнаруживаю дырку (производственный брак).
Мысленно сетую, что испытываю слабые ощущения в области правого виска. Заканчиваю рассказ фразой: «А из виска, из виска как будто выходит луч темно-зеленого цвета». (сон №1433) В этот же день читаю в «Гарри Поттере» про зеленый луч света.
Освобождаю свою связку ключей  от всего лишнего, в результате на кольце сиротливо болтается пара ключей — от квартиры и от почтового ящика. (сон №1636) В этот же день в книге Юнга натыкаюсь на описание сна, важным элементом которого являются ключи.
Сквозь ячейку оголенных стропил на чердак влетает черная, похожая на ворона птица. Захватив что-то в клюв, медленно вылетает через другую ячейку. (сон №1860) В этот же день в газете бросается в глаза заголовок: «Черный crow, что ты вьешься...».
Ненадолго появляется наше Верховное Существо, облаченное в роскошные белоснежные одежды. (сон №1892) В этот же день читаю у Рильке: «Ведь Господь Бог является не каждый день и не всякому».
Иду к остановке. Улица все больше покрывается черной грязью. Непролазная грязь вынуждает забраться на площадку автостоянки. Не могу оттуда спуститься к остановке, а спрыгнуть страшновато. (сон №2103) В этот же день в иллюстрации к газетной статье читаю обведенную кружком фразу: «На месте Черной Грязи ничего невозможно построить».
В библиотеке ко мне подсаживается и заводит разговор мужчина в темной одежде. Я не расположена вести беседу, отвечаю лишь из вежливости. Он делает вид, что не замечает этого, держится участливо, как ни в чем не бывало продолжает расспросы.  Говорит: «Вот» - и кладет передо мной газету. Я: «Что это?» Он (давая понять, что прекрасно помнит, что я не верю в гороскопы): «Гороскоп». (сон №2286) В этот же день в газете попадается на глаза фраза: «Герои многих литературных произведений страным образом соответствуют зодиакальным психотипам, то есть внутри произведения живут в соответствии с их гороскопами».
Нахожусь в гостях, по совету хозяев дома кладу два своих кошелька в укромное место. Когда же собираюсь домой, кошельков не нахожу, они исчезли. (сон №2363) В этот же день читаю в газете анекдот: «Что делать, у меня пропал кошелек?» - «Восстановите с резервной копии».
Медленно рождается начало мысленной фразы: «ВидЕние старушек...». Неторопливо делается вторая попытка: «ВидЕние от старушек к...». (сон №2615) В этот же день в газете бросается в глаза жирный заголовок: «ВИДЕНИЯ».
Мысленное бормотание: «Лили, лежать. Лили, лежать. Сказать Лили: лежать!» (имя произносится с ударением на первом слоге). (сон №2630) В этот же день читаю у Роберта Уилсона: «Чье имя произносится с ударением на первом слоге».
Предстоит отбор лучших полярников из двух десятков крепких мужчин в толстых темных комбинезонах. Появляется прибывшая с Большой земли отборочная комиссия из кажущихся изнеженными неполярников. Подспудно навевается противопоставление силы Выбираемых и интеллекта Выбирающих. Первые - тип исполнителей, вторые - раса вершителей. (сон №3076) В этот же день читаю у Августа Стриндберга: «Когда я увидел, что одна половина людей может работать душой, а другая только телом, я подумал сперва, что мир создал два рода людей».
Иду по усыпанному снегом проходу между оградами изб, выхожу на широкую укатанную дорогу. Оказываюсь около сарая, где стоят два мужчины с пачкой новых рабочих рукавиц. (сон №3127) В этот же день читаю в газете, что по причине небывалого похолодания на Восточном побережье США футбольным болельщикам бесплатно раздавали рукавицы.
Две стоящие параллельно, почти вплотную, студии в виде огромных параллелепипедов с прозрачными потолками и стенами. В правой находятся люди искусства, в левой - лица, не относящиеся к сфере искусства. В левой студии непринужденно расхаживают среди людей (и держатся естественно и равноправно) несколько двуногих Существ, немного ниже человеческого роста, с головами, похожими на заячьи. Их уши, по-заячьи длинные, более грубые, располагаются по бокам головы. (сон №3222) В этот же день натыкаюсь в газете на заметку о странных кроликах, которые досаждают городским властям тем, что «регулярно делают подкопы под здание местной тюрьмы». Статья сопровождается фотографией крупных кроликов в странной позе — стоящими навытяжку на задних лапах.
Камила с семейством находится в стадии переезда с квартиры на квартиру. Говорю что-то ободряющее по поводу переезда, завершаю фразой: «Чтоб не сглазить». (сон №3237) В этот же день в книге про Средневековье встречаю описание происхождения этой фразы.
Мысленная фраза: «Создали звуковую подушку до тысячи ста дециметров» (здесь дециметры - это либо длина звуковых волн, либо искаженные децибеллы, либо сновидческий гибрид). Речь идет о подушке безопасности, защищающей от акустических воздействий. (сон №3306) В этот же день читаю акустический анекдот: «Скорость звука порой бывает очень низкой — зачастую то, что вы говорите детям в подростковом возрасте, доходит до них лишь когда они становятся взрослыми».
Фрагмент газетной статьи, где приводятся сравнительные данные по нескольким странам об официальном применении наркотиков в армии. Мысленно поясняется цель применения: «Для стимуляции воли к жизни».  (сон №3502) В этот же день читаю в газете, что в одной из стран принято решение использовать марихуану в армейских частях.
Застирываю над раковиной загрязненные места наволочки. Пятна отстираны, но я вижу, что наволочка вообще не свежая,  и бросаю ее в кучу приготовленного для стирки белья. (сон №3513) В этот же день читаю в газете анекдот: «Вчера гаишник оштрафовал. Сказал, что на подушке безопасности наволочка грязная».
Предстают несколько Средневековых, закованных в латы воинов. С ними должен сразиться герой повествования. Поддерживаемый кем-то из родственников он вступает в схватку и одерживает победу. В следующем эпизоде ему опять предстоит сразиться, но на этот раз никто не приходит ему на помощь. Ситуация выглядит драматичной - схватка неизбежна, герой вынужден вступить в нее, и он в нее вступает (чуть ли не обреченно). И тут неожиданно на помощь приходят его собственные недюжинные внутренние силы, о которых он не подозревал, и победа над врагом одержана. (сон №3691) На первой же странице книги, которую я взялась читать, изложив сны сегодняшней ночи, попадается фраза: «Мы обладаем внутри нас невероятно могущественной силой» (Е.Зильберсдорф, Воспитание духа, 1936г.)
Рассказываю про вычитанную где-то дискуссию о смысле жизни, которую вели несколько друзей. Лишь один помалкивал, а когда спорщики иссякли, сказал, что вся штука в том, что никакого смысла в жизни нет - понятие «смысл жизни» выдумано для отвлечения людей от каких-то иных аспектов бытия. (сон №3847) В этот же день читаю у Эриха Фромма: «Он (Фрейд) показал человека как героя драмы, который... страстно борется за то, чтобы отыскать какой-то смысл в том простом факте, что родился на свет».
Бормоча извинения за убогий подарок, Геля протягивает мне  допотопную граммофонную пластинку Лунной сонаты. Говорю: «Ой, спасибо! У нас до сих пор крутится, как его, патефон или микрофон?» Геля говорит: «Патефон». Разглядываю тяжелый пыльный черный диск, с краю поврежденный. Отчетливо вижу замысловатую трещинку. (сон №3852)
Через несколько часов после записи этого сна в моих руках оказываются выдержки из "Гете и Бетховена" Ромена Роллана. И там, разумеется, упоминается  "скорбная соната Quasi una Fantasia".
Прихожу к Зонгам, узнаю от них, что моя бабушка (сновидческая) попала в больницу. Приходим туда, останавливаемся у входа - Зонги с котом, я и мужчина. Огромный жирный флегматичный кот с длинной спутанной тускло-черной шерстью безвольно висит на животе одного из хозяев. (сон №3862) В этот же день читаю у Стругацких: «На воротах умащивался, пристраиваясь поудобней, гигантский — я таких никогда не видел — черно-серый с разводами кот...».
Кто-то (невидимый) с восхищением рассказывает об «обаятельной» Мальвине, бесстрашной находчивой разбойнице, у которой «рук нет, но зато в ногах такая сила». (сон №3941) В этот же день читаю у Юнга описание персонажа сновидения пациента: «Она очень опасна, член разбойничьей шайки».
Соседка просит помочь ухаживать за ее больным мужем. Не могу отказать, беспокоит лишь вопрос инъекций. Я ни разу в жизни никому не делала уколов. (сон №4253) В этот же день в газете бросается в глаза заголовок: «Шприцы и клизмы».
Внимательно смотрю в окно. На широкой улице и в Небе над ней происходит, судя по всему, ИНОПЛАНЕТНОЕ НАШЕСТВИЕ. Мягкое, неагрессивное - что-то типа беззвучного воздушного десанта, арена действий которого окрашена в светлые, нежные тона. Все исчезает. Дома на противоположной стороне улицы оказываются разрушенными. Целый квартал темных коробок зданий с выбитыми окнами, пустыми дверными проемами и, кажется, без крыш. Отчетливо вижу эти мрачные безлюдные коробки. (сон №4487) В утренней газете обнаруживаю аршинный заголовок: «НЕУЖЕЛИ ПРИШЕЛЬЦЫ?»
Желая позабавить сына и позабавиться самой, ползу, изображая ящерицу. Останавливаюсь, распластываюсь, как бы в изнеможении, на животе, дурашливо говорю: «Ой, устал». Петя смеется. (сон №4581)
В этот же день в «Похождениях бравого солдата Швейка» читаю: «Телефонист Ходунский прибавил к этому, что если бы люди обладали такой же способностью, что и ящерицы, то было бы не житье, а масленница» (а за «Швейка» я взялась по совету персонажа сна №4440).
Мысленная фраза (женским голосом, примирительно): «Уж ладно, Ируш, не надо сладкого ничего, не надо...» (окончание неразборчиво). (сон №4652)
В этот же день в газете бросается в глаза заголовок: «Сладкое, но неполезное».
Вдоль задней стены одной из наших комнат проходит часть ствола живого дерева со старым, уходящим в темную глубину дуплом, которое облюбовала симпатичная бело-коричневая мышь. (сон №4766) В этот же день в одной газете натыкаюсь на анекдот про мышь, а в другой - на статейку, начинающуюся словами «Если вам приснились мыши, то...».
Окончание мысленной тирады: «...Настоящие студентки». Смутно, сверху видится улыбающаяся карлица, которой будто бы принадлежит сказанное. (сон №5293) В этот же день в первой же фразе первой главы  «Волхва» встречаю слово «карлица».
Брожу по большому универмагу, присаживаюсь отдохнуть на вместительную скамью с массивными фигурными спинкой и подлокотниками. (сон №5313) В этот же день натыкаюсь у Фаулза на фразу, где фигурируют подлокотники и спинка (трона).
Проводим летний отпуск в деревне. Появляются еще две отпускницы. Сон показывает девушек в их комнате, они склонились над стоящим на стуле старым темным радиоприемником, включают его слишком громко. Озабоченно говорю сыну, как бы этот не в меру голосящий приемник не подпортил нам остаток отпуска. (сон №5321)
В этот же день читаю в книге Peggy J. Jenkins — Nurturing Spirituality in Children: «Радиостанция «Эго» работает громко, а голос станции Духа услышит лишь тот, кто действительно этого хочет».
У моего стола возникает сотрудница с развернутой газетой в руках. Это доставляет мне неудобство, мягким намеком даю об этом знать, потом пытаюсь девушку отодвинуть. Она стоит как вкопанная. (сон №6116) В этот же день натыкаюсь у Урсулы Ле Гуин (в «Техану») на фразу: «Волшебник стоял как вкопанный...».
«Вот он!» -восклицаю я. Я хочу сказать, что увидела Город, оказавшийся таким необычным. Еще за миг до этого мы неспешно шли по дороге сквозь редкий лес, и перед нами маячили бурые горы с тонкими островерхими вершинами. Случайно подняв глаза, я вдруг увидела там Город. Это огромный, вырубленный в горном массиве, квадратный в плане вертикальный колодец. Дно его является городской площадью, стены - фасадами светлых живописных многоэтажных зданий, врезанных в толщу гор. (Сон №6323) В этот же день читаю во «Властелине Колец» похожее описание Изенгарда: «Все помещения — жилища, склады, коридоры — были выдолблены в кольце скал. И на круглую площадь глядели бесчисленные окна и двери».
Мысленная, с пробелом запомнившаяся фраза: «Оказывается, звание двух наших ... состоит из антверпенов». (сон №6342) В этот же день натыкаюсь в газете на фразу: «На карте центров модельного бизнеса появилась новая точка — Антверпен».
Кто-то приносит на работу найденного крошечного тигренка. (сон №6511)
В этот же день вижу на объявлении (в прачечной) изображение рыжего тигренка.
Еду на задней площадке общественного транспорта, рядом стоят молодой человек и девушка. Слышу легкий шумок. Предполагаю, что молодой человек включил свой вентилятор, чтобы отогнать неприятный запах. (сон №6809) В этот же день наткыкаюсь на газетную заметку о внутриамериканском конкурсе на самый отвратительный запах обуви.
Мысленная фраза (женским голосом): «Еще более страшная — бабочкина зараза». (сон №6957) В этот же день вижу газетный заголовок: «И бабочки могут быть опасными».
Не желаю мешать задремавшим «гостям» (заключаю это слово в кавычки, потому что «гости» появились у меня каким-то непонятным образом). (сон №7049) В этот же день читаю в газете: «Я почему взяла «студентку Наташу» в кавычки? А потому что...».
«Представим еврейство страны этого загадочного Пиринейского полуострова», - говорит докладчик (доклад по Средневековью читается в наши дни). (сон №7075) В этот же день в газете натыкаюсь на фразу: «Зачем она взяла на себя труд преодолевать Пиринеи...?»

Между стойками с одеждой торчат указатели. Надпись на одном заслонилась, видны лишь макушки букв. Без проблем реконструирую ее: «В зал для женщин». Тут же начинаю сомневаться - видимые части букв (за исключением первой) слишком малы, чтобы по ним можно было бы опознать текст. (сон №7464)

В этот же день в книге по психоанализу натыкаюсь на фразу: «Но где сказано, что я должен следовать указателю: идти ли, куда указывает стрелка или, например, в противоположном направлении?»

Некто совершает алогичные, непонятные поступки. Неоднократно после этого просыпаясь, пытаюсь осмыслить сон, но разгадать так ничего и не удается. Наутро сон забыт, утешаюсь предположением, что повидимому существуют вещи, которые нужно просто принять, не пытаясь понять. (сон № 8936)

Записала сон, уткнулась в «Нераскрытую самость» Юнга и почти сразу же прочла: «Следовательно, интеллектуальное понимание не в коей мере не является незаменимым во всех случаях".

Хронология
Берберы открывают дверь. Оба в пальто, собираются уходить на работу. Я слегка обескуражена, поскольку явилась по их приглашению (повидаться, поболтать). Спокойно перестроившись, решаю заглянуть к живущей в этой же парадной Кире (тоже приглашавшей в гости). Дверь открывается (не помню, чтобы я звонила или стучала к Кире и Берберам). Кира и Юджин, полностью одетые, собираются уходить на работу, Кира в спешке домывает пол перед входной дверью, Юджин стоит позади. В дальнем конце прихожей видится дедушка, из дверей одной из комнат выглядывает кто-то из детей. Кира с Юджином бодро говорят, что я могу остаться и пообщаться с их домочадцами. Закончив мытье пола, Кира распрямляется, ее глаза полны слез, по щекам катятся крупные прозрачные слезинки (видимые, в отличие от всего остального, совершенно вживую). Она (или Юджин) бормочет что-то, объясняя их причину. Говорю, что можно не извиняться, поскольку я сама прошла недавно тяжелый период и до сих пор все еще слишком готова к слезам. Кто-то из них спрашивает, по какому, например, поводу. Говорю, что, например, увидев Киру так плачущей.

Мысленная фраза (женским голосом): «Скажите, чтобы он весело не видел ее».

Мысленная, незавершенная фраза: «Подобный мистер Райт...».

Мысленная, с пробелом запомнившаяся, незавершенная фраза: «...посмотрим различные образовательные кубики...».

В просторной танцевальной студии идут занятия. Видны обтянутые трико нижние половины тел танцоров и вишнево-коричневый дощатый пол. В одной из его досок небольшое отверстие (от выпавшего сучка). Во время напряженных, энергичных движений танцоры то и дело оступаются, попадая ногой в это отверстие. Сон несколько раз показывает очередную, в белом балетном тапочке пятку, проваливающуюся в на миг расширяющееся отверстие. Однако все обходится без последствий — после секундной заминки запнувшийся продолжает репетицию. По окончании занятий ученики окружают руководителя (всех видно неотчетливо, полупризрачно, в коричневых тонах). Руководитель комментирует запинки, вызванные, по его словам, неопытностью и недостаточной ловкостью танцоров, а потом говорит: «То, что они оступались, это еще ничего. А вот видели вы меня, несущего в кресле себя самого? Это - настоящее искусство».

Мысленная фраза: «Совершая движение».

Мысленные фразы (задорным женским голосом) «Четыре часа смутки. Потом еще дела».

Сон в форме комиксов, рассказывающих о демократизации жизни в одной из стран. Кто-то не может понять смысла рисунков, объясняю символику на примере рассказа о «Кантри-клабах». Он состоит из трех иллюстраций в коричневых тонах (плотность рисунков такова, что отдельные элементы было не так-то просто вычленить). На первом, под верхней кромкой - несколько человечков, стоящих на ней вверх ногами. На втором человечки стоят (в горизонтальном положении) на правой кромке. На третьем - на нижней. Говорю, что первоначально Кантри-клабы принадлежали элите (человечки находятся вверху). Постепенно контингент расширяется (человечки перемещаются на боковую кромку). Наконец, Кантри-клабы становятся доступны всем (приземленные человечки стоят на нижней кромке). Изображение человечков на первом рисунке символизирует не только высшее социальное положение, но и связь с Высшими сферами мышления, а также умение мыслить нестандартно (о последнем говорит изображение фигурок вверх ногами).

Мысленная, с пробелом запомнившаяся фраза (женским голосом): «А... вы будете отправлены мной в Казахстан».

Мысленная фраза (женским голосом): «Он оттаял совсем пред своими, весьма своеобразными восьмью женами».

Небольшой черный круг, расположенный вертикально, в центре поля зрения. На его фоне возникает светящаяся голова живого динозавра. Динозавр приоткрывает рот, и кажется, что он улыбается доброй, симпатичной улыбкой.

Мысленные фразы (мужским голосом): «За двадцать первого? За двадцать первого я специально не даю — чтобы она с этими ящиками...» (фраза обрывается).

В пустой комнате, около дивана скачет по ковру небольшой упругий мячик.

Мощный дикий бык, покрытый ржаво-коричневой шерстью, свисающей под брюхом неровными космами, стоит на открытом пространстве (головой вправо). Подравниваю ножницами, довольно небрежно, нижнюю кромку шерсти с правой стороны его брюха (стригла от хвоста к голове, все виделось вживую).

Мысленные фразы: «Ой. Подождите» (имеется в виду припоминание).

К человеку, занимающемуся научными исследованиями, является незнакомая женщина. Пришла с протестом против эксплуатации психических возможностей ребенка, находящегося для этой цели у исследователя. Около смутно видимых мужчины и женщины появляется смутно видимый мальчик младшего школьного возраста. Речь идет о том, что ученый использует ребенка для исследования СНОВИДЕНИЙ. Искусственно вызываемые ночные кошмары подвергают психику мальчика непозволительным стрессам. К тому же ребенок, в силу возраста, неспособен оценить степень опасности экспериментов. В ответ на изреченное женщиной (не имеющей непосредственного отношения к мальчику) ученый (для которого мальчик является нашедшим тут приют найденышем) с энтузиазмом пускается в объяснения исследований. Говорит так страстно, что невозможно не понять, что он руководствуется исключительно научным интересом, не видит никаких злоупотреблений и находится вне рамок общепринятой морали. Он не оправдывается перед женщиной, а искренне, увлеченно рассказывает о своих успехах. Признается, что недавно нашел и приютил еще одного, совершенно уникального ребенка, у которого нарушены все стандартные системы восприятия. Вот этот-то ребенок дает поистине удивительные результаты. Вместо первого, незаметно исчезнувшего мальчика возникает смутно видимый второй, ровесник первого, калека ( аутист? слепоглехонемой?) С помощью этого найденыша удалось проникнуть в дотоле недоступную область. Это не обычные сны-кошмары, а нечто принципиально иное, потрясающее, уверяет ученый. Его энтузиазм нарастает, он не может остановиться, он трепещет, он готов продемонстрировать этой женщине, тут оказавшейся (он не помнит, почему и как), продемонстрировать ей образец уникальных сновидений. И он почти торжественно объявляет: «Ну что, мы сегодня наблюдаем СТРАШНЫЙ СОН».

Мысленный призыв (мужским голосом): «Тетя Марусь! Тетя Маруся!»

Мысленная фраза: «Вот она стоит». Издалека, сверху вижу себя в давнем ярком цветастом летнем платье (и в юном возрасте), стоящей на тротуаре четной стороны улицы Джирдинг, неподалеку от Парижской площади.

«Из-за бескрайнего», - произношу я мысленно, отдергивая край оконной занавески и забирая с подоконника пару нацепленных на тонкое колечко ключей.

Петя купил мясо (для гостей), просит пойти с ним туда, где мясо могут приготовить. Оказываемся в большом мрачноватом помещении типа общественной кухни, Петя выкладывает на разделочный стол несколько больших кусков (думаю, что надо бы порезать их помельче). Появляется неопрятная повариха в несвежем (бывшем белом) халате, проверяет вес мяса. Петя с беззлобной усмешкой говорит, что при покупке оно весило столько-то, а здесь весит столько-то (одной из названных величин была «двадцать один килограмм», второй вес выше первого). Повариха, с двумя ножами и вилкой в руках, подходит к разделочному столу. Полагаю, что она порежет мясо на порционные куски или отделит его от костей, но она принимается ловко срезать верхний слой. С удивлением перевожу взгляд с ее рук на мясо - оно превратилось в аппетитное барбекю, повариха нарезает его на ломтики.

Мысленные, с пробелом запомнившиеся фразы (женским голосом): «Это ... А могут быть наоборот

Крупная неопрятная, неприятная женщина указывает на покосившуюся люстру, объясняет, что вытирала с нее пыль, поэтому в комнате такой беспорядок. Но там настоящий бедлам — вещи и мебель сбиты в кучу под люстрой, даже ковер (старый, потрепанный) свернут рулоном и засунут туда же. Спрашиваю про ковер, женщина объясняет, что убрала его, так как обтирала люстру. Интересуюсь, почему он для этого должен находиться именно под ней.

Мысленная фраза (женским голосом, нетерпеливо): «Ну, кормили вы меня? Скажите пожалуйста». Смутно, сверху, в темноватых тонах видится женщина, как бы в нетерпении перебирающая руками.

Нахожусь в гостях у своих многочисленных (сновидческих) двоюродных братьев и сестер, в провинции, в большом неуютном доме. Братья, сестры и их друзья поглощены игрой (или подготовкой к ней). Снуют из комнаты в комнату то поодиночке, то тут же распадающимися группками. Спокойно наблюдаю. Кто-то, не отрываясь от дела, говорит (имея в виду меня): «Она играет с нами!» Но никто не делает попытки вовлечь меня в игру, полагая, что мне это неинтересно. Я же, весьма возможно, ожидала первого шага с их стороны. Оказываемся у крупноблочной каменной стены, все хотят забраться на нее (как можно выше). Внимательно осматриваю ее швы и выступы, прихожу к выводу, что взобраться невозможно. Объясняю это так пространно и многословно, будто мои слушатели как бы младше меня по разуму.

Смутно, издалека, почти неуловимо доносится бессловесная мысль о том, что мы — я и некая персона — окажемся в дружеских отношениях. Имеется в виду человек высочайшей духовности и духовной силы.

Индустриальный приморский пейзаж, видимый из окна движущегося автомобиля.

Окончание мысленной фразы: «...она нападает на волонтера и подвигает его на переустройство матери» (побуждает).

Сон, сопровождавшийся комментариями. Запомнилась последняя фраза: «Иногда она ловила себя на мысли, что надо...» (окончание оборвано или не воспринялось).

Мысленный подбор оптимальной формулировки фразы: «Так убийца... Сказали убийце...». (видится цокольная часть здания, в котором наяву уже долгое время ведутся непонятные работы).

Мысленная фраза (мужским голосом, неторопливо): «Там такое было, что один раз отвечать пришлось».

Незнакомый город с широкими проспектами и монументальными зданиями. Выйдя из одного из них, бреду наугад, захожу в небольшой магазин. На низком прилавке выложена уйма газет, о существовании которых я и не подозревала. С любопытством осматриваю, пытаясь что-нибудь выбрать и не зная, на чем остановиться. В магазине то и дело появляются покупатели (видимые, в отличие от газет, условно, полубесплотными). Неиссякаемый ручеек их наводит на мысль, что я забрела в спальный район. Выхожу на улицу, радуясь, что ничем не соблазнилась — нечего засорять свое жилье подобной макулатурой. О жилье думаю не о временном (в этом городе), а о своем стационарном, которое в этот миг вскользь предстает. Пускаюсь в обратный путь, с беспокойством размышляя, смогу ли найти дорогу в незнакомом городе.

Серое бетонное ограждение (с метр высотой) тянется вдоль уходящей в туннель трассы. В одном месте вплотную к нему стоит садовая скамья. Взбираюсь на нее, собираясь перелезть через ограждение.

Мысленные, с пробелами запомнившиеся фразы: «(Чтобы) не вырастить ... детей. (Чтобы) не вырастить детей без души» (речь идет о детских душах).

Смутно видимый высокий худощавый человек внезапно, как от сильной боли, хватается за живот. Падает на колени, оседает на пятки, и все сильней прижимая руки к животу, скрючивается, склонившись вперед, до земли.

Произношу и пишу: «Без авторемонта не входить».

Мысленные, с пробелом запомнившиеся фразы (оживленным женским голосом): «Интересно... Вдруг мой понадобится?»

Мысленная фраза (женским голосом): «Мало получаешь — так и получаешь мало».

Мысленная фраза: «И может быть, она просто поместит фотографию сзади, позади Творца». Смутно видится складное зеркало и фотография, которую чьи-то руки помещают в щель между зеркалом и его пластмассовым обрамлением (формат фотографии немного меньше размеров зеркала).

Мысленная фраза: «Поздравляем о работе творительной недели» (имеется в виду поздравление с наступлением творческой недели).

Мысленные фразы (энергичным женским голосом): «Жалуюсь. И вспоминаю худеньких девочек».

Мысленная, незавершенная фраза: «В прошлом году, когда отец умер, я унаследовал в Германии...».

Разговариваю со своим директором по телефону о какой-то собаке. В моей большой квартире появляется Жано с женой и собакой. Раннее утро, мы должны быстро собраться на работу. Тут же находится сестра и еще одна (моя?) собака. Сестра сидит в одной из комнат у широкого подоконника и бездумно смотрит в окно, в том же углу стоит черный кабинетный рояль. Суечусь по поводу завтрака, шмыгаю по комнатам, приговариваю, что сейчас все будет готово. Гости не выказывают нетерпения (люди виделись условно, а собаки, кажется, лишь ощущались).

Мысленная, неполностью запомнившаяся фраза (женским голосом): «А почему вы не сказали, что там есть кто-то еще...».

Мысленная фраза (женским голосом): «Но хорошо хоть выглядеть можно?»

Четыре одинаковых, вытянутых в высоту прямоугольника (примерно формата А3) в правой части поля зрения. Они равномерно распределены вдоль условной горизонтальной линии и несли какие-то изображения (в темно-коричневых тонах), сплошь покрывающие их поверхность. Кто-то, стоящий слева, смутно (в отличие от них) видимый производит над ними незапомнившиеся действия.

Стоящий на улице, смутно видимый человек просовывает (почти по плечо) руку в окно нижнего этажа жилого дома. В руке человека горящая лучина, которой он зажигает находящуюся на подоконнике высокую свечу в высоком старинном подсвечнике. Человек не имеет отношения к данному жилищу, эластичный серебристый костюм и короткая стрижка делают его похожим на Инопланетянина.

Мысленная фраза: «Вероника, вспоминаешь?» Невнятно видится что-то расплывчатое, в серых тонах, принятое мной за обобщенного представителя старых друзей, задавшего этот вопрос. Полагая, что речь идет о моем бывшем городе, отрицательно (чуть ли не виновато) качаю головой. Спохватываюсь, что, скорей всего, спрашивается о бывших друзьях, отвечаю (мысленно, полупроснувшись): «Не всех, но многих, причем спонтанно».

Мысленная, неполностью запомнившаяся фраза (мужским голосом, категорично): «...ша, доктор — ничего не понимает».

Смотрю на левую страницу новой светлой книги, читаю (или пробегаю глазами) нейтральный текст. А потом абзацы этого текста, каждый раз выделенные четкой черной рамкой, начинают то и дело попадаться мне на глаза. Осознав это странное явление, говорю о нем маме* и начинаю, при каждом новом появлении абзацев, зачитывать их ей (большая жилая комната, где мы находились, виделась условно, в темноватых тонах; мама была еще более условной фигурой, а книга и абзацы виделись отчетливейше).

Мысленный, с пробелом запомнившийся диалог (мужскими голосами).  Быстро: «...чьи?»  -  Флегматично: «А ничьи».  -  Быстро: «Совсем ничьи».

Сосед сумел затопить хозяйский нефтяной обогреватель, в квартире стало замечательно тепло. Причем то, что он до этого додумался, еще удивительней, чем давешняя лошадь с девичьей головой.

Листаю книгу, обращаю внимание на обведенный абзац, отдельные слова которого подчеркнуты красными и зелеными чернилами. Пытаюсь прочесть, но не получается.

Мысленная, неполностью запомнившаяся фраза: «...посмотрите в очках».

Блуждая по городку, узнаю о предстоящем спектакле, в котором гениально решена острая финальная сцена (где главный герой должен кого-то задушить). В прочитанной (или иным способом воспринятой мной) рецензии упор делался на мастерство актеров. Попадаю в заполненный зрителями зал. В финальном акте оказываюсь чуть ли не на краю сцены, происходящее видится отсюда условно и не производит впечатления (бегло отмечаю, что главный герой на этот раз никого не задушил). По окончании спектакля из-за кулис появляются представители театрального мира, обсуждают (между собой) финал, превозносят игру. Из-за них выскакивает черный щенок, кудрявый, очаровательный, веселый. Кидается ко мне, я приседаю, он ставит передние лапы мне на колени, безостановочно виляя всем телом. Глажу его (и вижу, в отличие от всего остального, совершенно вживую). Он прелестен, правый глаз его обведен темно-зеленой краской (гримом?) Думаю, что для существа, безвылазно, повидимому, тут живущего, он выглядит великолепно. Продолжая его ласкать, говорю: «Какой хороший мальчик, ты будешь жить долго».

Мысленная фраза (неприятным, осуждающим женским голосом): «И то, нашла себе».

Мысленная, неполностью запомнившаяся фраза: «Один попискивает у себя дома на больного...».

Нахожусь в туалете, размещенном в системе разветвленных подвальных помещений (серых, с земляным полом). Выходя, решаю вернуться, включить хоть несколько лампочек, чтобы люди не бродили тут в потемках. Щелкаю выключателями, в подвале начинается дождь. Земляной пол размокает, вздымается скользкими буграми, из него выступают обломки керамических плиток, брусков, кубиков. Спотыкаюсь, ноги скользят, вода прибывает. Самые затопленные участки приходится переплывать на кстати подвернувшемся деревянном решетчатом щите.

После длительного отсутствия возвращаюсь на работу, в светлый зал со множеством рабочих мест. Все так привыкли, что мой стол не занят, что и сейчас в нем по-хозяйски роется какой-то тип. Воспринимаю это без восторга (но и без гнева). Тип заявляет, что ищет конфету. Чтобы поскорей от него отделаться, беру лежащую среди карандашей конфету, сую ему. Отхожу к стойке с телефонными трубками (каждая закреплена за конкретным сотрудником), беру свою. Незнакомый мужчина просит позволения позвонить. Одна из сотрудниц мимоходом замечает, что не надо было ему разрешать, поскольку неизвестно, сколько будет стоить его разговор (мы расплачиваемся за них из своих средств). Звоню куда-то сама, не закончив разговора, отхожу по делу. Возвратившись, вижу, что телефон не отключился, думаю, что это тоже может влететь в копеечку. Возвращаюсь на свое место. Две девицы, полагая, что я отсутствую, придвинули к столу копировальную машину и переснимают содержимое моих папок. Наконец-то сержусь. Барышни пытаются улизнуть, хватаю одну за запястье, влеку к кабинету начальника.

Мысленная фраза: «Писку было — не переставая» (речь идет о восторженной реакции).

Несколько раз повторившееся имя «Августин».

Мысленная фраза: «А так — в штаб».

Мысленная фраза: «Произошла трагедия на марафонском беге...». В окончании фразы говорится, что был затоптан попавший под ноги бегунам ребенок (возможно, это было мельком показано).

Мысленные фразы: «И вот он на минуточку вышел. Из тюрьмы» («на минуточку» является идиомой).

Окончание мысленной тирады (женским голосом): «...и ни в коей мере я не передаю это распоряжение другим. Я не спихиваю это распоряжение другим».

В конце сна стою с приятельницами у буфетной стойки, намереваюсь заказать кофе и пирожное. Стоящие передо мной приятельницы, все, как одна, говорят буфетчице: «Капучино и кофе». Автоматически повторяю за ними: «Капучино и кофе», не очень представляя, что такое капучино. Смутно припоминаю, что это что-то из взбитых сливок. А как же пирожное? Спохватываюсь, заказываю и пирожное. Получаю на маленькой тарелке бисквитное пирожное с несъедобным на вид, ядовито-желтым кремом.

Мысленный диалог. «Шедевр».  -  Пренебрежительно: «О том, что это шедевр, перестаньте».

Мысленные, с пробелом запомнившиеся фразы (женским голосом): «Она сказала, что нужно есть поменьше. То есть не ... как приподнято».

Мысленная фраза (беззаботным женским голосом, незаметно переходящим в мужской): «Вероника, Вероника, Вероника, Вероника, Вероника, Вероника, Вероника, Вероника» (темп плавно замедляется, а тон переходит в мягко-предостерегающий).

На кухне находится мастер по ремонту. Раздается звонок в дверь. Смотрю в глазок, вижу двух нищенок в темных лохмотьях. Они что-то бормочут. У одной (той, что ближе) на голове темный платок, а на лице такие страшные следы побоев (или струпья), что мне боязно не только открывать, но и смотреть в глазок. Молча от двери отхожу.

Преподавательница ведет урок для группы взрослой молодежи. Возникает мысленная, ритмично произнесенная фраза: «Огра-ничить день боль-шой».

Мысленные, с пробелами запомнившиеся фразы, произнесенные одним из персонажей в финале сна: «Они совсем сдурели. Это на тетю ... а она... Кем она вам приходится?»

Мысленное слово: «Поинтерин...». После запинки слово произносится правильно: «Поинтересоваться».

Раскрытая книга.

Ведется речь о пользе исправительных учреждений - в том смысле, что она хоть и мала, но несомненна.

Проводим с Петей (дошкольником) летний отпуск в курортном городке. Несколько живущих поблизости мужчин (наших случайных знакомых) собираются с детьми на морскую прогулку и берут с собой Петю. Спохватившись, что он не взял деньги на билет, иду вслед, оказываюсь на палубе готового к отплытию корабля. Выясняется, что Петя о деньгах позаботился, сон бегло это демонстрирует (в абстрактной форме). Поражаюсь смышленности и оперативности ребенка в денежных вопросах. Сижу, с сынком на коленях, на длинной, забитой пассажирами скамье у рубки верхней палубы. Петя выглядит вялым, говорит, что неважно себя чувствует. Решаю остаться с ним, на корабле (который вообще-то уже вышел в открытое море). Свинцовый корабль выглядит плотью от плоти тяжелого свинцового моря и больше похож на списанный эсминец, чем на прогулочное судно (там, во сне, не уделялось этому внимания). Билет придется купить (вынужденно) по возвращении в порт. Сидящая рядом женщина (прочитав мои мысли?) предостерегающе говорит: «Да вы что!» С жаром предупреждает, что за безбилетный проезд капитан оштрафует и ссадит с судна, причем в таком месте, откуда вернуться будет сложно. Не реагирую ни на тон, ни на слова - сижу спокойно с сыночком на коленях,  смотрю на тяжелое свинцовое море под свинцовым небом, и машинально думаю, что все обойдется.

Что-то говорится о мальчике в черной шляпе. Возникает подросток в черной одежде и черной широкополой шляпе.

Мысленная, с пробелом запомнившаяся фраза, произнесенная мамой* по поводу ее рассказа из предыдущего сна: «Моя ... вслед за следователем я убеждаюсь, что все это - правда».   [см. сон №3269] 

Смотрю (в видеозаписи) кинематографический шедевр, со мной в комнате находится Андрон, бывший петин одноклассник и товарищ. Появляется Петя, пересказываю ему фильм, он интересуется названием и именем режиссера, ни того ни другого не могу вспомнить, поднимаюсь на второй этаж, в спальню, заглянуть в записную книжку. Вижу на полу темную дорожную сумку и рюкзак - значит Петя приехал не сейчас, а раньше? На глаза попадается записка, из которой узнаю, что он приехал утром, в «10:30» (а сейчас уже вечер), еще там написано, что «раис умер» (остальное прочесть не удается). Беспокоюсь, что Петя голоден, следует срочно заняться ужином, не могу решить, во что переодеться (стоит жара), сную по комнате, вдруг наваливается невыносимая сонливость, не могу ни с места сдвинуться, ни хотя бы открыть глаза, а сознание сверлит мысль, что нужно позаботиться об ужине для Пети и Андрона.

Мысленные, с пробелом запомнившиеся фразы (спокойным женским голосом): «И каких же ты синтезировала ...? Из ряда семьи?» Видится девочка, раз за разом безуспешно пытающаяся одеть через голову тонкую белую блузку, недостаточно для этого расстегнутую.

Мысленные, с пробелом запомнившиеся фразы (женским голосом): «...я не сразу. Новый год, спать хочется».

Категории снов