Сорок пять раз за 13.5-летний период записи снов элементы сновидческой Реальности обретали отголосок (насмешливое ЭХО) в Реальности несновидческой. Происходило это (за малым исключением) одинаковым образом. Я описывала сон, и в течение ближайших после этого часов натыкалась в печатной продукции на что-нибудь, созвучное теме. В двух случаях интервал между сном и ЭХОМ растянулся до пяти лет, но это ничего не меняло — удивительные совпадения и в этих случаях выглядели как поддразнивания.
ГОЛОС СНОВИДЕНИЯ
ЭХО ЯВИ
Вхожу в общественный туалет (будку). Узкая дощатая дверь его изнутри предстает широкой пластиной дымчатого пластика. Сквозь него, как сквозь обычное стекло, видны двор, заросший облезлой травой с редкими желтыми цветками, и стоящая перед будкой очередь. Думаю, что не может быть, чтобы люди снаружи видели меня, наверняка дверь проницаема лишь изнутри. Очередь начинает проявлять признаки нетерпения, раздаются понукающие возгласы. Думаю, что даже если эти люди меня не видят, все равно не смогу воспользоваться туалетом, если сама вижу их. Выхожу из будки, спрыгиваю на землю, оборачиваюсь, чтобы взглянуть на дверь. Теперь она такая же, как изнутри, сквозь нее просматривается интерьер будки. (сон №0100)
Спустя пять лет по газетам прокатилось сообщение, что в Лондоне появился туалет под названием «Don`t Miss a Seс», стены которого изнутри абсолютно прозрачны.
У угла большого темно-серого здания, среди разбросанного мусора что-то спокойно вынюхивает крыса. (сон №0347) В этот же день читаю в газете про нашествие крыс в одном из городских районов.
Возвращаемся с купания, на пути попадается голодная белочка. Берем ее, кормим. Она жадно ест, становится чуть ли не вдвое толще, ее клонит в сон, она прижимается ко мне, затихает. Повернувшись (наяву, не просыпаясь) с боку на бок, понимаю, что никакой белочки у меня нет. (сон №0412) В этот же день включаю телевизор, чтобы посмотреть анонсированный документальный фильм «Мир животных — остров белок». Никаких белок нет — крутят фильм про пингвинов.
Какие-то люди сварили и съели человека, а кости сбросили в реку. Видится несколько чистых сухих бледно-серых костей, потом - каменная набережная и медленно уходящие в толщу серой воды кости (остальное известно каким-то другим, непонятным образом). (сон №0668) В этот же день на письменном столе соседа бросается в глаза обрывок бумаги с такими словами (текст буквально напрашивался, чтобы его прочли): «cannibal. These people are not born cruel by nature».
Нахожусь у Камилы. Кухня пуста, все вынесено на лестничную площадку — кухню собираются белить. (сон №0747) В этот же день прихожу к Камиле и вижу почти всю квартиру побеленной.
На площади раскинуты торговые ряды. Накупаю недорогую одежду, дома обнаруживаю дырку на одном из свитеров. (сон №0799) Спустя пять лет покупаю в торговых рядах свитер, на котором дома обнаруживаю дырку (производственный брак).
Мысленно сетую, что испытываю слабые ощущения в области правого виска. Заканчиваю рассказ фразой: «А из виска, из виска как будто выходит луч темно-зеленого цвета». (сон №1433) В этот же день читаю в «Гарри Поттере» про зеленый луч света.
Освобождаю свою связку ключей  от всего лишнего, в результате на кольце сиротливо болтается пара ключей — от квартиры и от почтового ящика. (сон №1636) В этот же день в книге Юнга натыкаюсь на описание сна, важным элементом которого являются ключи.
Сквозь ячейку оголенных стропил на чердак влетает черная, похожая на ворона птица. Захватив что-то в клюв, медленно вылетает через другую ячейку. (сон №1860) В этот же день в газете бросается в глаза заголовок: «Черный crow, что ты вьешься...».
Ненадолго появляется наше Верховное Существо, облаченное в роскошные белоснежные одежды. (сон №1892) В этот же день читаю у Рильке: «Ведь Господь Бог является не каждый день и не всякому».
Иду к остановке. Улица все больше покрывается черной грязью. Непролазная грязь вынуждает забраться на площадку автостоянки. Не могу оттуда спуститься к остановке, а спрыгнуть страшновато. (сон №2103) В этот же день в иллюстрации к газетной статье читаю обведенную кружком фразу: «На месте Черной Грязи ничего невозможно построить».
В библиотеке ко мне подсаживается и заводит разговор мужчина в темной одежде. Я не расположена вести беседу, отвечаю лишь из вежливости. Он делает вид, что не замечает этого, держится участливо, как ни в чем не бывало продолжает расспросы.  Говорит: «Вот» - и кладет передо мной газету. Я: «Что это?» Он (давая понять, что прекрасно помнит, что я не верю в гороскопы): «Гороскоп». (сон №2286) В этот же день в газете попадается на глаза фраза: «Герои многих литературных произведений страным образом соответствуют зодиакальным психотипам, то есть внутри произведения живут в соответствии с их гороскопами».
Нахожусь в гостях, по совету хозяев дома кладу два своих кошелька в укромное место. Когда же собираюсь домой, кошельков не нахожу, они исчезли. (сон №2363) В этот же день читаю в газете анекдот: «Что делать, у меня пропал кошелек?» - «Восстановите с резервной копии».
Медленно рождается начало мысленной фразы: «ВидЕние старушек...». Неторопливо делается вторая попытка: «ВидЕние от старушек к...». (сон №2615) В этот же день в газете бросается в глаза жирный заголовок: «ВИДЕНИЯ».
Мысленное бормотание: «Лили, лежать. Лили, лежать. Сказать Лили: лежать!» (имя произносится с ударением на первом слоге). (сон №2630) В этот же день читаю у Роберта Уилсона: «Чье имя произносится с ударением на первом слоге».
Предстоит отбор лучших полярников из двух десятков крепких мужчин в толстых темных комбинезонах. Появляется прибывшая с Большой земли отборочная комиссия из кажущихся изнеженными неполярников. Подспудно навевается противопоставление силы Выбираемых и интеллекта Выбирающих. Первые - тип исполнителей, вторые - раса вершителей. (сон №3076) В этот же день читаю у Августа Стриндберга: «Когда я увидел, что одна половина людей может работать душой, а другая только телом, я подумал сперва, что мир создал два рода людей».
Иду по усыпанному снегом проходу между оградами изб, выхожу на широкую укатанную дорогу. Оказываюсь около сарая, где стоят два мужчины с пачкой новых рабочих рукавиц. (сон №3127) В этот же день читаю в газете, что по причине небывалого похолодания на Восточном побережье США футбольным болельщикам бесплатно раздавали рукавицы.
Две стоящие параллельно, почти вплотную, студии в виде огромных параллелепипедов с прозрачными потолками и стенами. В правой находятся люди искусства, в левой - лица, не относящиеся к сфере искусства. В левой студии непринужденно расхаживают среди людей (и держатся естественно и равноправно) несколько двуногих Существ, немного ниже человеческого роста, с головами, похожими на заячьи. Их уши, по-заячьи длинные, более грубые, располагаются по бокам головы. (сон №3222) В этот же день натыкаюсь в газете на заметку о странных кроликах, которые досаждают городским властям тем, что «регулярно делают подкопы под здание местной тюрьмы». Статья сопровождается фотографией крупных кроликов в странной позе — стоящими навытяжку на задних лапах.
Камила с семейством находится в стадии переезда с квартиры на квартиру. Говорю что-то ободряющее по поводу переезда, завершаю фразой: «Чтоб не сглазить». (сон №3237) В этот же день в книге про Средневековье встречаю описание происхождения этой фразы.
Мысленная фраза: «Создали звуковую подушку до тысячи ста дециметров» (здесь дециметры - это либо длина звуковых волн, либо искаженные децибеллы, либо сновидческий гибрид). Речь идет о подушке безопасности, защищающей от акустических воздействий. (сон №3306) В этот же день читаю акустический анекдот: «Скорость звука порой бывает очень низкой — зачастую то, что вы говорите детям в подростковом возрасте, доходит до них лишь когда они становятся взрослыми».
Фрагмент газетной статьи, где приводятся сравнительные данные по нескольким странам об официальном применении наркотиков в армии. Мысленно поясняется цель применения: «Для стимуляции воли к жизни».  (сон №3502) В этот же день читаю в газете, что в одной из стран принято решение использовать марихуану в армейских частях.
Застирываю над раковиной загрязненные места наволочки. Пятна отстираны, но я вижу, что наволочка вообще не свежая,  и бросаю ее в кучу приготовленного для стирки белья. (сон №3513) В этот же день читаю в газете анекдот: «Вчера гаишник оштрафовал. Сказал, что на подушке безопасности наволочка грязная».
Предстают несколько Средневековых, закованных в латы воинов. С ними должен сразиться герой повествования. Поддерживаемый кем-то из родственников он вступает в схватку и одерживает победу. В следующем эпизоде ему опять предстоит сразиться, но на этот раз никто не приходит ему на помощь. Ситуация выглядит драматичной - схватка неизбежна, герой вынужден вступить в нее, и он в нее вступает (чуть ли не обреченно). И тут неожиданно на помощь приходят его собственные недюжинные внутренние силы, о которых он не подозревал, и победа над врагом одержана. (сон №3691) На первой же странице книги, которую я взялась читать, изложив сны сегодняшней ночи, попадается фраза: «Мы обладаем внутри нас невероятно могущественной силой» (Е.Зильберсдорф, Воспитание духа, 1936г.)
Рассказываю про вычитанную где-то дискуссию о смысле жизни, которую вели несколько друзей. Лишь один помалкивал, а когда спорщики иссякли, сказал, что вся штука в том, что никакого смысла в жизни нет - понятие «смысл жизни» выдумано для отвлечения людей от каких-то иных аспектов бытия. (сон №3847) В этот же день читаю у Эриха Фромма: «Он (Фрейд) показал человека как героя драмы, который... страстно борется за то, чтобы отыскать какой-то смысл в том простом факте, что родился на свет».
Бормоча извинения за убогий подарок, Геля протягивает мне  допотопную граммофонную пластинку Лунной сонаты. Говорю: «Ой, спасибо! У нас до сих пор крутится, как его, патефон или микрофон?» Геля говорит: «Патефон». Разглядываю тяжелый пыльный черный диск, с краю поврежденный. Отчетливо вижу замысловатую трещинку. (сон №3852)
Через несколько часов после записи этого сна в моих руках оказываются выдержки из "Гете и Бетховена" Ромена Роллана. И там, разумеется, упоминается  "скорбная соната Quasi una Fantasia".
Прихожу к Зонгам, узнаю от них, что моя бабушка (сновидческая) попала в больницу. Приходим туда, останавливаемся у входа - Зонги с котом, я и мужчина. Огромный жирный флегматичный кот с длинной спутанной тускло-черной шерстью безвольно висит на животе одного из хозяев. (сон №3862) В этот же день читаю у Стругацких: «На воротах умащивался, пристраиваясь поудобней, гигантский — я таких никогда не видел — черно-серый с разводами кот...».
Кто-то (невидимый) с восхищением рассказывает об «обаятельной» Мальвине, бесстрашной находчивой разбойнице, у которой «рук нет, но зато в ногах такая сила». (сон №3941) В этот же день читаю у Юнга описание персонажа сновидения пациента: «Она очень опасна, член разбойничьей шайки».
Соседка просит помочь ухаживать за ее больным мужем. Не могу отказать, беспокоит лишь вопрос инъекций. Я ни разу в жизни никому не делала уколов. (сон №4253) В этот же день в газете бросается в глаза заголовок: «Шприцы и клизмы».
Внимательно смотрю в окно. На широкой улице и в Небе над ней происходит, судя по всему, ИНОПЛАНЕТНОЕ НАШЕСТВИЕ. Мягкое, неагрессивное - что-то типа беззвучного воздушного десанта, арена действий которого окрашена в светлые, нежные тона. Все исчезает. Дома на противоположной стороне улицы оказываются разрушенными. Целый квартал темных коробок зданий с выбитыми окнами, пустыми дверными проемами и, кажется, без крыш. Отчетливо вижу эти мрачные безлюдные коробки. (сон №4487) В утренней газете обнаруживаю аршинный заголовок: «НЕУЖЕЛИ ПРИШЕЛЬЦЫ?»
Желая позабавить сына и позабавиться самой, ползу, изображая ящерицу. Останавливаюсь, распластываюсь, как бы в изнеможении, на животе, дурашливо говорю: «Ой, устал». Петя смеется. (сон №4581)
В этот же день в «Похождениях бравого солдата Швейка» читаю: «Телефонист Ходунский прибавил к этому, что если бы люди обладали такой же способностью, что и ящерицы, то было бы не житье, а масленница» (а за «Швейка» я взялась по совету персонажа сна №4440).
Мысленная фраза (женским голосом, примирительно): «Уж ладно, Ируш, не надо сладкого ничего, не надо...» (окончание неразборчиво). (сон №4652)
В этот же день в газете бросается в глаза заголовок: «Сладкое, но неполезное».
Вдоль задней стены одной из наших комнат проходит часть ствола живого дерева со старым, уходящим в темную глубину дуплом, которое облюбовала симпатичная бело-коричневая мышь. (сон №4766) В этот же день в одной газете натыкаюсь на анекдот про мышь, а в другой - на статейку, начинающуюся словами «Если вам приснились мыши, то...».
Окончание мысленной тирады: «...Настоящие студентки». Смутно, сверху видится улыбающаяся карлица, которой будто бы принадлежит сказанное. (сон №5293) В этот же день в первой же фразе первой главы  «Волхва» встречаю слово «карлица».
Брожу по большому универмагу, присаживаюсь отдохнуть на вместительную скамью с массивными фигурными спинкой и подлокотниками. (сон №5313) В этот же день натыкаюсь у Фаулза на фразу, где фигурируют подлокотники и спинка (трона).
Проводим летний отпуск в деревне. Появляются еще две отпускницы. Сон показывает девушек в их комнате, они склонились над стоящим на стуле старым темным радиоприемником, включают его слишком громко. Озабоченно говорю сыну, как бы этот не в меру голосящий приемник не подпортил нам остаток отпуска. (сон №5321)
В этот же день читаю в книге Peggy J. Jenkins — Nurturing Spirituality in Children: «Радиостанция «Эго» работает громко, а голос станции Духа услышит лишь тот, кто действительно этого хочет».
У моего стола возникает сотрудница с развернутой газетой в руках. Это доставляет мне неудобство, мягким намеком даю об этом знать, потом пытаюсь девушку отодвинуть. Она стоит как вкопанная. (сон №6116) В этот же день натыкаюсь у Урсулы Ле Гуин (в «Техану») на фразу: «Волшебник стоял как вкопанный...».
«Вот он!» -восклицаю я. Я хочу сказать, что увидела Город, оказавшийся таким необычным. Еще за миг до этого мы неспешно шли по дороге сквозь редкий лес, и перед нами маячили бурые горы с тонкими островерхими вершинами. Случайно подняв глаза, я вдруг увидела там Город. Это огромный, вырубленный в горном массиве, квадратный в плане вертикальный колодец. Дно его является городской площадью, стены - фасадами светлых живописных многоэтажных зданий, врезанных в толщу гор. (Сон №6323) В этот же день читаю во «Властелине Колец» похожее описание Изенгарда: «Все помещения — жилища, склады, коридоры — были выдолблены в кольце скал. И на круглую площадь глядели бесчисленные окна и двери».
Мысленная, с пробелом запомнившаяся фраза: «Оказывается, звание двух наших ... состоит из антверпенов». (сон №6342) В этот же день натыкаюсь в газете на фразу: «На карте центров модельного бизнеса появилась новая точка — Антверпен».
Кто-то приносит на работу найденного крошечного тигренка. (сон №6511)
В этот же день вижу на объявлении (в прачечной) изображение рыжего тигренка.
Еду на задней площадке общественного транспорта, рядом стоят молодой человек и девушка. Слышу легкий шумок. Предполагаю, что молодой человек включил свой вентилятор, чтобы отогнать неприятный запах. (сон №6809) В этот же день наткыкаюсь на газетную заметку о внутриамериканском конкурсе на самый отвратительный запах обуви.
Мысленная фраза (женским голосом): «Еще более страшная — бабочкина зараза». (сон №6957) В этот же день вижу газетный заголовок: «И бабочки могут быть опасными».
Не желаю мешать задремавшим «гостям» (заключаю это слово в кавычки, потому что «гости» появились у меня каким-то непонятным образом). (сон №7049) В этот же день читаю в газете: «Я почему взяла «студентку Наташу» в кавычки? А потому что...».
«Представим еврейство страны этого загадочного Пиринейского полуострова», - говорит докладчик (доклад по Средневековью читается в наши дни). (сон №7075) В этот же день в газете натыкаюсь на фразу: «Зачем она взяла на себя труд преодолевать Пиринеи...?»

Между стойками с одеждой торчат указатели. Надпись на одном заслонилась, видны лишь макушки букв. Без проблем реконструирую ее: «В зал для женщин». Тут же начинаю сомневаться - видимые части букв (за исключением первой) слишком малы, чтобы по ним можно было бы опознать текст. (сон №7464)

В этот же день в книге по психоанализу натыкаюсь на фразу: «Но где сказано, что я должен следовать указателю: идти ли, куда указывает стрелка или, например, в противоположном направлении?»

Некто совершает алогичные, непонятные поступки. Неоднократно после этого просыпаясь, пытаюсь осмыслить сон, но разгадать так ничего и не удается. Наутро сон забыт, утешаюсь предположением, что повидимому существуют вещи, которые нужно просто принять, не пытаясь понять. (сон № 8936)

Записала сон, уткнулась в «Нераскрытую самость» Юнга и почти сразу же прочла: «Следовательно, интеллектуальное понимание не в коей мере не является незаменимым во всех случаях".

Хронология
Условно видимый человек щелкает выключателем, расположенным справа от белой (под цвет стен) двери, ведущей в смежную комнату (не заметно было, чтобы освещение при этом изменилось). Потом берется за круглую ручку двери и начинает все более остервенело дергать ее на себя, упершись левой рукой в дверной косяк. А сон тем временем показывает (крупным планом) стык левого косяка с дверью (давая понять, что дверь открывается не наружу, а внутрь смежной комнаты).

Осторожно, терпеливо произвожу ряд замысловатых манипуляций. Приостанавливаюсь, чтобы с восхищением отдать должное фантазии авторов секретного запора. Я пытаюсь проникнуть в нутро небольшого стального устройства, где упрятан миниатюрный черный квадрат, чип. Проникнув, извлекаю его из открывшегося мне гнезда (устройство виделось отчетливо).

Мысленная, с пробелом запомнившаяся фраза: «Те, которые ... получают поблажку у Александра».

Начало мысленного описания: «В натуральную величину...». Не дослушав, удивляюсь, но поняв, в чем дело, успокаиваюсь.

Обездвиженного кота кладут в светлую матерчатую сумку. Кот намного длиннее сумки, но мягкое тело уложилось так, как надо. Возникает мысленная фраза: «...удивилась, что кот, такой длинный, не влезает» (начало фразы не запомнилось).

Внезапно ощущаю трепетания сердца - серии учащенного сердцебиения. С моим сердцем такое происходит периодически, обычно я фиксирую сознанием лишь сам факт. Но на этот раз серии более продолжительны и слишком часты. Спокойно, чуть ли не деловито отдаю себе отчет, что такой приступ может привести к разбалансировке и остановке сердца. Наваливаюсь на край высокого комода, прижав к груди скрещенные руки, чтобы лучше слышать сердцебиения. На миг возникает графическое их изображение (в виде групп жирных черных вертикальных штрихов). Чем дольше продолжается сбой, тем неизбежней кажется летальный исход, возрастающая вероятность которого принимается мной спокойно.

У меня находится Духовидец — человек в черном костюме, с седой фрейдовской бородкой. Наша одноразовая встеча предусматривает разговор на какую-то тему, молча ждем чего-то, чтобы его начать. Духовидец вдруг спрашивает: «Который час?» Отвечаю, а он, чуть помедлив, говорит: «Я, пожалуй, съезжу домой, перекусить» (вместо последнего слова был, возможно, использован синоним). Сон бегло, смутно показывает направление в сторону жилья Духовидца — довольно далеко, за железной дорогой, в соседнем районе. Нерешительно предлагаю: «Давайте я вас покормлю» (у меня нет опыта общения с такого типа людьми, не знаю, допускается ли предлагать им еду). Духовидец соглашается, я устремляюсь на кухню. Пытаюсь сообразить, что можно предложить. Прекрасный сыр (но купленный вчера)? Или что-нибудь сварить сейчас, на скорую руку? Картошку? Это займет с четверть часа, и чем там еще можно поживиться в моем холодильнике? Предаваясь смятенным размышлениям, пока что навожу на кухне порядок. Красочная клеенка почему-то снята со стола, решаю водворить ее на место, и довольно ловко подсовываю ее под стоящую на столе посуду (дело происходит в нашей бывшей квартире на Рябинной улице; отчетливо виделись лишь бородка Духовидца и аппетитный сыр).

Мысленная, незавершенная фраза (женским голосом, задумчиво): «Дифференцироваться может бесконечно долго, и процесс...».

Решаю выбирать для прогулок места, куда нужно добираться на автобусе, кладу в сумку все необходимое (книгу, еду и т.п.). Автобусы подходят один за другим, не могу решить, на какой лучше сесть. Решаю, что вполне могу прогуляться пешком. Иду куда глаза глядят. Вижу усыпанное изумительными белыми упругими цветами дерево. Две девочки намереваются отломить ветку. Решаю последовать их примеру, отломить несколько веток, чтобы дома поставить в вазу. На миг предстают усыпанные цветами ветки на столе, в узкой прозрачной вазе. Осматриваю дерево с этой целью.

Мысленное обсуждение темы завершается фразой: «Поэтому готовьтесь, серьезно готовьтесь» (речь идет, кажется, о выборах). Там было также число «13», означавшее количество дней или дату.

Мысленная фраза: «Вот она стоит». Издалека, сверху вижу себя в давнем ярком цветастом летнем платье (и в юном возрасте), стоящей на тротуаре четной стороны улицы Джирдинг, неподалеку от Парижской площади.

Очередная лекция по гуманитарной дисциплине. Слушаю с удовольствием, бегло конспектирую, сравниваю этот курс с давними техническими, прослушанными в студенческие годы (сравнение не в их пользу). Отвлекаюсь еще на что-то, утешаюсь тем, что по этому курсу имеется, к счастью, учебное пособие. Предстает пухлая светлая брошюра, видимая (в отличие от всего остального) более-менее сносно, но отчетливей всего виделась моя большеформатная тетрадь для конспектов.

Незнакомый город с широкими проспектами и монументальными зданиями. Выйдя из одного из них, бреду наугад, захожу в небольшой магазин. На низком прилавке выложена уйма газет, о существовании которых я и не подозревала. С любопытством осматриваю, пытаясь что-нибудь выбрать и не зная, на чем остановиться. В магазине то и дело появляются покупатели (видимые, в отличие от газет, условно, полубесплотными). Неиссякаемый ручеек их наводит на мысль, что я забрела в спальный район. Выхожу на улицу, радуясь, что ничем не соблазнилась — нечего засорять свое жилье подобной макулатурой. О жилье думаю не о временном (в этом городе), а о своем стационарном, которое в этот миг вскользь предстает. Пускаюсь в обратный путь, с беспокойством размышляя, смогу ли найти дорогу в незнакомом городе.

Пишу оправдательную, кажется, бумагу на красивом, обрамленном рамкой бланке. Пишу красивым (кажется, готическим) шрифтом, одновременно мысленно произношу излагаемое. Так и просыпаюсь с куском фразы в зубах, то есть уже проснувшись, договариваю ее окончание (ну а дальше, как это чаще всего у меня пока бывает, фрагмент повторяю, но к утру забываю).

В конце сна пожилая женщина спрашивает (энергично, с напором): «...помидоры. Растут в Югославии помидоры?» (начало не запомнилось). Медленно, не сразу отвечаю: «Не знаю, я там не была». Вспоминаю, что у нас бывают в продаже югославские помидоры, говорю: «Наверно, растут».

Мысленная, неполностью запомнившаяся фраза: «Она была ученицей этого...».

Мысленная фраза (тоном учительницы, проводящей в классе диктант): «Насэр остановил лошадь».

Отправляющаяся в кратковременную экспедицию группа нанимает носильщиков. Те на группу нападают, мирная экспедиция оборачивается кровавой драмой (эта часть сна не запомнилась). Видимые условно члены экспедиции были хрупкими на вид и олицетворяли интеллект. Носильщики виделись отчетливей и являли пример грубой примитивной, почти неосмысленной физической силы. И вот теперь уцелевшие носильщики мирно сидят у остывшего костра в небольшой лощине редкого леса. Один, поодаль, упорно пытается развязать заскорузлыми пальцами двойной узел на обрывке грязно-серой веревки. Внимание сна некоторое время приковано к его рукам, крупным планом показано, как узел начинает подаваться. Справа к подельникам приближается белобрысый малохольный парень (резко отличающийся от зрелых, мощных остальных). Кто-то говорит спокойно: «Да, ... Зачем же ты поехал, Костя?» (часть фразы не запомнилась; имеется в виду сама по себе поездка с этой экспедицией). Судя по вопросу, с парнем произошло что-то неожиданное как для его подельников, так и для него самого. Он, повидимому, в какой-то момент оплошал, и теперь проникновенно, невразумительно бормочет: «Я хотел понять, что это такое. А они меня обнили...» (фраза обрывается; «обнили» является искаженным «обняли», а «они» - это, вероятно, члены экспедиции).

Обрывок мысленной фразы: «...так же, как мажорные музыкальные фрагменты, которые продолжают звучать...».

Крупный пятнистый серо-бело-рыжий зверь (похожий на поджарую собаку) появляется из-за правой границы поля зрения и неспешно бежит влево. Внезапно  вскидывает голову с простодушно приоткрытым ртом и, как бы что-то увидев, прибавляет ходу.

Мысленная, неполностью запомнившаяся фраза: «Я знаю, что ... вытащили матрац и бросили в углу комнаты». Смутно виден сложенный пополам матрац в дальнем углу комнаты.

Окончание мысленного рассуждения: «...когда все положительное, называемое Богом, превращается во Зло».

Сочиняются стихотворные строчки. Первая уже готова и мысленно произносится: «И тут такое, Пушкин, дело». К ней придумана рифма, теперь идет формирование второй строки под заданный ритм.

Мысленная, с пробелом запомнившаяся фраза (уверенным мужским голосом): «Я по ... живу и опираюсь на нескажено».

В залитом Неописуемым Светом сне бессловесно сообщается и иллюстрируется, что С ПЕТЕЙ ВСЕ В ПОЛНОМ ПОРЯДКЕ. Известие вызывает у меня волну радости. P.S. Не исключено, что приснившееся являлось ответом на мучивший меня вчера вечером вопрос.

Мысленная, с пробелом запомнившаяся фраза (женским голосом): «Это очень ... и очень важный штрих нашей жизни здесь».

Незавершенная мысленная фраза: «Поэтому он продолжал заниматься со мной, сказав, что...» (речь идет о виде боевых искусств).

Мысленная, неполностью запомнившаяся, незавершенная фраза: «...прониклась сочувствием, но почти сразу же в отношении чего-то другого...» (в отношении другого реакция была иной).

Смотрю на светлую раскрытую книгу, вижу следы двух вырванных листов. В нижнем углу левой страницы указан номер «101». Прикидываю, каким должен быть номер правой, вижу номер «104», решаю, что все правильно.

Оказываемся, буквально на минутку, в аккуратной квартире. Направляясь к выходу, проходим мимо книжного стеллажа. Хозяин смотрит на него, пытаясь что-то понять. Говорит, что книги стоят не в обычном порядке, и значит, в квартире произошла кража. Ничего не предпринимает, даже когда из глубины квартиры выходит косматый оборванец в черных лохмотьях — то ли монах, то ли бродяга. Не таясь, незнакомец неторопливо идет к выходу. Хозяин стоит посреди комнаты, не соображая, что нужно позвонить в полицию. Появляется вернувшаяся домой жена пребывающего в прострации мужчины, красивая молодая женщина. Ее вводят в курс дела, она как-то реагирует, вступаю с ней в спор.

Мысленная фраза, адресованная ребенку: «Снизилась температура, а?»

Мысленная, частично запомнившаяся фраза (мужским голосом, с досадой): «Карьеру мешать освободить ...» (речь идет о служебном поприще).

Мысленная, с пробелом запомнившаяся фраза (мужским голосом, с удовлетворением): «Хорошо ... помогало очень хорошо».

Мысленная, с пробелом запомнившаяся, незавершенная тирада (уверенным женским голосом): «Хотя ... мне не говорили. Я твое мнение...».

Окончание мысленной фразы (женским голосом, с упреком): «...просить, должен просить, каждый раз, даже не задумываясь».

Мне нужно вернуться в многоэтажный дом, рядом со мной оказывается малыш, будто бы в нем живущий. Спрашиваю, в какой квартире, ребенок ответить не может. Спрашиваю, как его зовут, он ангельским голоском называет имя, а потом, через небольшие интервалы, еще пару слов. Догадываюсь, что это ласковые домашние прозвища малютки, славного нежного ребенка с копной светлых курчавых волос. К фасаду дома примыкает груда рыхлого снега, возвышающаяся на несколько этажей (ни ее появлению, ни тому, что это происходит летом, не удивляюсь). С трудом взбираюсь, проталкивая малыша вперед. Проваливаюсь в снег по пояс, барахтанье отнимает немало сил, но ни на что не обращая внимания, лезу вверх. Пару раз мы с малышом съехали немного вниз — там, где подъем был слишком крут — но преодолели и это. И вот мы уже почти у цели.

Полнометражный нецветной сон, в финале которого появилась похожая на сову птица. Рядом с ней, справа, стоял оперившийся птенец, его несоразмерно большая голова то и дело приковывала мой взгляд.

Мы с Петей (он в юношеском возрасте) подходим к чудесному морю. Иду переодеваться, Петя на берегу разговаривает с молоденькой девушкой. Сон какое-то время показывает его и девушку, которую он видит впервые и с которой ведет оживленную беседу о каком-то селении. Возвращаемся в снятое на время отпуска жилье. Входим в парадную, поднимаемся по чистой лестнице до площадки своего этажа. Она уставлена аккуратными рядами обуви и большими коробками. Дверь в квартиру раскрыта настежь, ветер выдувает наружу белую тюлевую занавеску. Комната наша вымыта до блеска, полна света и свежего воздуха, просторна и прекрасно обставлена. Поскольку мы оставили входную дверь в том положении, в котором ее обнаружили, прикидываю, куда безопасней положить сумку.

Мысленные фразы: «Двор окружен домами. И стоящими и лежащими деревьями».

Ждем в аудитории начала экзамена, волнуемся. Находящаяся около меня девушка что-то говорит, отвечаю: «Что ты говоришь! Сдавать в двадцать лет или когда тебе уже под сорок» (намекаю на свой возраст, для пущей важности его преувеличив). Добавляю, что задач не боюсь, боюсь гуманитарных дисциплин. Перед мысленным взором разворачиваются, однако, именно формулы из предметов, которые в свое время изучала. С тех пор прошла уйма времени, а я не удосужилась освежить их в памяти, пальцем не пошевелила для этого. Осознаю, что ничего не помню, но не корю себя за безалаберность, просто констатирую факт. И не ухожу же, сижу тут - и, следовательно, на что-то рассчитываю? Или нельзя было не явиться?

На дне кухонной раковины вода (хотя сливное отверстие открыто). В ней лежит лист бумаги, с которого смыло текст. Связанный с ним, очень нужный квадратный листок случайно обнаруживается там же, под первым. Его текст тоже, к сожалению, смыт.

Выхожу на минутку из квартиры (в длинной теплой ночной рубашке), спускаюсь по лестнице. Во дворе ночная темень, молодежь сидит у костра, оранжево-красные языки которого так отчетливо видны и так прекрасны. Оказываюсь на улицах. Темень исчезла. Не могу найти дорогу домой, не могу даже вспомнить название своей улицы. С беспокойством оглядываю себя, чтобы определить, что на мне одето. Вижу юбку, решаю, что все в порядке. Вхожу, как бы по памяти, в парадную, где лестничная клетка похожа на нашу (со сквозным пустым пространством по центру). Подхожу к дверям принятой за искомую квартиры, дверь открывается, убеждаюсь, что квартира не моя.

Мысленная фраза: "Гезер двух сестёр".

Мысленная, с пробелом запомнившаяся фраза (женским голосом, задорно): «Поэтому я ... что это новая романтика, но читаемая».

Мысленные, с пробелом запомнившиеся фразы (женским голосом): «Ничего не ... Подождите, но они же сами интересуются».

Перед выходом тщательно привожу себя в порядок перед зеркалом (высоким, старинным, в темной деревянной раме). На улице обнаруживаю, что я по пояс (сверху) голая. Удивляюсь, как такое могло случиться, ведь я помню, что одевалась, стоя перед зеркалом. Вижу на тротуаре стойки с женской одеждой. Совсем было прохожу мимо, но вспомнив про наготу, решаю, что это более чем серьезный повод для покупки. Выбираю костюм, спрашиваю у одной из покупательниц, сколько он стоит. Она говорит: «Восемь тысяч». Спрашиваю, уверена ли она в этом. Она говорит, что уверена, в подтверждение добавляет, что мы с ней подошли сюда почти одновременно, почти одновременно принялись за примерку и примеряем почти одинаковые вещи. Мне мой костюм кажется привлекательней, радуюсь, что оказалась здесь чуть раньше и сумела завладеть им. Нагота же, судя по всему, меня уже не волнует (или я о ней забыла).

Мысленная, с пробелом запомнившаяся, незавершенная фраза (с вопросительной интонацией): «Кстати, предстать ... той морской свинке, которая получила...».

Мысленное число: «7.8».

Купила заурядную книгу в темной обложке (чтобы в качестве приложения заполучить что-то незаурядное). Иду, прижимая ее к груди, к автобусной остановке. У дверей закрытого магазина редкие прохожие воровато выхватывают что-то из картонной коробки и разбегаются по сторонам. Подхожу, в коробке выставлены (за ненадобностью) остатки нераспроданных за день хлебо-булочных изделий. Не спеша выбираю несколько сдобных булок, заворачиваю в газету, иду дальше. Улица все больше покрывается черной грязью, непролазная грязь вынуждает забраться на площадку автостоянки. Не могу оттуда спуститься к остановке, а спрыгнуть страшновато. Около меня оказывается беспризорник в лохмотьях, от него исходит угроза. Появляется троллейбус.  Мальчишка с ловкостью ящерицы соскальзывает вниз, но весь его вид говорит, что он в любой момент может изменить решение, снова вскарабкаться наверх и что-то у меня стащить. Безуспешно примериваюсь к крутому спуску, каким-то образом оказываюсь внизу. Грязь исчезла, подхожу к троллейбусу. Обнаруживаю, что книги у меня уже нет, примирительно думаю: «Ну и ладно». Незаметно темнеет. Случайно взглядываю на небо, над домами противоположной стороны улицы вижу месяц и еще что-то странное. Всматриваюсь, убеждаюсь, что не померещилось - в темном Небе, на фоне тонкого серпа молодого месяца видится ромбовидная рамка, оба излучают одинаковый холодный, чуть голубоватый свет ( вижу это ясно).

Раскрытая книга, напечатанная похожим на препринтовский шрифтом. Вижу отделенный пробелом от предыдущего абзаца заголовок «Потом». Под ним тянется (почти на полторы строки) предложение, предваряемое индексом (обозначением пункта?) Удается прочесть его первое слово: «Плёнка...». [см. сон №3506]

Дело происходит в нашей бывшей квартире на Рябинной улице (на седьмом этаже). Вижу на кафеле, вокруг раковины ванной, тучу мельчайших черных насекомых, смываю их. В руках оказываются обнаруженные там же пара земноводных (лягушка и что-то среднее между головастиком и рыбкой без чешуи) и насекомое (помесь кузнечика с толстопузым пауком). Все симпатичные, светлые, крупные, а насекомое — фантастическое. Длинные тонкие паучьи лапки придавали ему эфемерный вид, и оно было усыпано слабо светящимися белыми искрами. Показываю маме*, говорю, что их нужно выпустить на волю. Сбрасываю с балкона лягушку. Она падает на газон, надеюсь, что она не расшиблась. Второе, более хрупкое земноводное бросаю осторожней. Рука случайно дрогнула, с огорчением вижу, что Существо должно шлепнуться на тротуар (и разбиться!) Сердце мое заныло. Однако перед приземлением траектория полета, как бы под воздействием Невидимой Силы, изменяется, Существо благополучно опускается на мягкие ветки куста. Сбрасывать оставшееся в руках насекомое я уже не могу (хотя именно насекомые наиболее приспособлены к планированию с высоты). Опускаю его на пол балкона, говорю, что оставлю здесь, пусть улетает само.

Стоящий на улице, смутно видимый человек просовывает (почти по плечо) руку в окно нижнего этажа жилого дома. В руке человека горящая лучина, которой он зажигает находящуюся на подоконнике высокую свечу в высоком старинном подсвечнике. Человек не имеет отношения к данному жилищу, эластичный серебристый костюм и короткая стрижка делают его похожим на Инопланетянина.

Мысленная фраза (женским голосом, беззаботно): «Поснимают через год, через два, если не дождешься» (возможно, было сказано «поснимаю»).

Полнометражный натуралистичный сон (незапомнившегося содержания) завершается горячим отзывом (об одном из персонажей?): «И какой! Пышные бакенбарды, ясная речь!» (оцениваются ораторские достоинства).

Старая лесная избушка из двух смежных комнат. Задняя, будто бы, моя, в передней, просторной, находится Лана с подругами. Сидим на большой низкой кровати, болтаем обо всем на свете. Лана угощает нас пирогом с яблоками. Ухожу на лекцию, она не состоялась, возвращаюсь в избушку. Поднимаюсь на крыльцо из пары грубо сколоченных толстых досок. Под домом кошка расширяет свою нору (ни норы, ни кошки не видно, воспринимаю это не зрением, а как-то по-другому). В комнате все по-прежнему в сборе. Иду к кровати, вижу под ней кошку, украдкой мусолющую кусочек яблочного пирога. Вдруг вижу скорпиона, предупреждаю всех об опасности. Вооружившись одна газетой, другая тапком, идем с одной из подружек Ланы в наступление. Первой хлопаю я, нужного удара не получилось, скорпион отлетел на край постели. Не видим, куда именно, встряхиваем угол одеяля (я при этом испытываю страх), обнаруживаем скорпиона. Подружка Ланы прихлопывает его как следует. Скорпион замирает, склоняемся над ним. Голова его увеличивается (до размера футбольного мяча). Смотрю в его правый глаз — видно, как быстро, по мере того, как жизнь покидает скорпиона, взгляд угасает.

Разговариваю с кем-то из давних приятелей, расспрашиваю об общих друзьях. Говорю, что отвыкла от них до такой степени, что сейчас, оказавшись рядом, продолжаю чувствовать отчуждение. Похоже, что близость с ними оборвалась в душе насовсем.

На дорожке под окнами нашей квартиры появляется темная изящная старинная карета с темными лошадьми. В карете стоит темная железная допотопная печка, из толстой трубы ее бледный, почти незаметный дым тянется в наше открытое окно. Вдоль кареты прохаживаются, попыхивая несовременными папиросками, два-три молодых мужчины в черных фраках и черных цилиндрах (они имеют вид ряженых или пришельцев из другого времени, скорей всего, второе). Угарный газ из печной трубы скапливается в квартире. Говорим молодым людям во фраках: «Вы отравляете нам окружающую среду», они исчезают, вместе с каретой и лошадьми (люди в квартире виделись условно, а происходящее за окном — отчетливо).

В просторной танцевальной студии идут занятия. Видны обтянутые трико нижние половины тел танцоров и вишнево-коричневый дощатый пол. В одной из его досок небольшое отверстие (от выпавшего сучка). Во время напряженных, энергичных движений танцоры то и дело оступаются, попадая ногой в это отверстие. Сон несколько раз показывает очередную, в белом балетном тапочке пятку, проваливающуюся в на миг расширяющееся отверстие. Однако все обходится без последствий — после секундной заминки запнувшийся продолжает репетицию. По окончании занятий ученики окружают руководителя (всех видно неотчетливо, полупризрачно, в коричневых тонах). Руководитель комментирует запинки, вызванные, по его словам, неопытностью и недостаточной ловкостью танцоров, а потом говорит: «То, что они оступались, это еще ничего. А вот видели вы меня, несущего в кресле себя самого? Это - настоящее искусство».

Мысленная фраза (мужским голосом, нерешительно): «Плохо дался подлинник».

На вечеринке у худощавого мужчины гости весело танцуют (по-старинке, парами). Вдруг одна пара, запнувшись, падает на пол. Потом это происходит еще с одной. Падения, как и сами падающие, выглядят как-то слишком уж карикатурно.

Часть сотрудников Налогового управления помогает некоторым гражданам мухлевать с отчетностью по подоходному налогу. Дают смоченные комочки ваты для растворения печатного текста, после чего туда можно вносить что угодно другое.

Мысленная фраза (глуховатым женским голосом, серьезным тоном): «Пожалуйста, не растягивайся, здесь случай из серьезной серии».

Прощальная вечеринка у Робинов близится к концу. Кира подсказывает, что я могу взять на память что-нибудь из робиновских книг. Вижу, что она и другие гости уже с книгами. Иду в дальнюю, заставленную стеллажами комнату, в темпе осматриваю корешки книг, прихватываю "Винни Пуха". Робин говорит, что должен сделать на книге пометку, а то меня так не выпустят. Возвращает мне ее с пространной записью на форзаце. Там говорится, что книга мне подарена, и что Робины относятся к книгам ответственно.

Мысленная, неполностью запомнившая фраза: «...похожие на племена северных индейцев».

Мысленный разговор (мужскими голосами). Глуховато: «Уже не надо».  -  Глуховато: «Как, уже не надо?»  -  Энергично (и кажется, ернически): «Не танцуют».

На высоте с полметра над землей тянется длинный, уходящий концами за границы поля зрения металлический трос (технического устройства), в сплетениях которого запуталась светлая пятнистая кошка. С попавших в плен троса лап содраны кожа и мышцы, выглядит это ужасающе (даже при том, что кошка спокойна). Решаю ей помочь, но присмотревшись понимаю, что лапы зажаты  слишком крепко (все виделось натуралистично).

Прекрасное безмятежное утро. Готовлю кофе для себя и приехавшего на выходные Пети. А вот и он появляется на кухне, вместе с приятелем. Просит завести будильник на девять часов утра (нынешнего). Спрашиваю, зачем. Говорит: «Чтобы включить утюг». Спрашиваю, зачем. Молчит, а приятель объясняет, что утюгом Петя собирается прогреть поясницу. Смотрю на Петю - он передвигается скованно, полусогнувшись. Мысленно терзаюсь, что приезжая ко мне он вынужденно мало двигается, много лежит, и это неблагоприятно отражается на его позвоночнике. Спрашиваю, почему спину надо прогревать именно в девять часов утра. Приятель говорит, что Пете нужно в библиотеку, ему дали в селении (имеется в виду селение Адамс) ключ, на случай, если понадобится. Смотрю на Петю - на его груди, на обрывке замурзанной веревки болтается большой старый темный ключ (Петя одет только в домашние шаровары). В библиотеку, говорит приятель, чтобы просмотреть литературу по эпидемии чумы - Петя в селении пишет на эту тему реферат. Сочувственно думаю, как он с такой спиной будет сидеть в библиотеке. Спрашиваю, как до нее добраться. На автобусе тридцать седьмого маршрута, отвечают мне. Но ведь сегодня воскресенье, вспоминаю я, автобусы не ходят. Спрашиваю, где именно находится библиотека. На остановке, где «Сосиски-химия», говорят мне. Спрашиваю, что это такое. Бегло предстает окраина города, железнодорожный переезд и автобус, медленно ползущий по грунтовой, заросшей по обочинам травой дороге. Пытаюсь понять, что такое «Сосиски-химия».

Толпа массовки киносъемки стоит в пустой комнате. Среди взрослых находится вертлявый худенький подросток, почти прижатый к спине высокого молодого человека в просторной мягкой куртке. Спина куртки исписана текстом, на который все мы то и дело бросаем взгляды, печатные буквы отчетливо видятся на ее светлом фоне. Молодой человек (исполнив роль?) выходит из толпы, останавливается у стены, на расстоянии вытянутой руки от нас (это увиделось мельком). И в то же время молодой человек лишь двинулся к стене, но мы вцепились в куртку, удерживая его на месте. Шутливо восклицаю: «Куда?! Я текст не знаю!» Носитель текста вынужден остаться на месте. И в то же время —на место вернуться, поскольку одновременно находился уже вне массовки, у стены. Считываю с куртки текст, который должны будем произнести: «Для подписки на «Подписную правду» надо было подписаться на «Письменную правду», а для подписки на «Письменную правду» надо было подписаться на «Подписную правду»». Кажется, я не читала текст слово за словом, а восприняла его целиком (финал нес явно юмористический оттенок).

Сефич* хочет на меня посмотреть. Чтобы это предотвратить (или хотя бы оттянуть), спонтанно иду в ванную, к зеркалу, привожу в порядок волосы. Сон показывает их со стороны — пышные, густые, но я вижу их и в зеркале (а лица не вижу, но не отдаю себе в этом отчета). Подстригаю отросшую прядку (вижу и осязаю волосы, совсем как наяву). Сефич направляется в мою сторону (дверь в ванную открыта). Говорю Морсине*, что не закончила приводить себя в порядок, она просит отца подождать. С неудовольствием добавляю, что он уже видел меня, что же он еще хочет (оба персонажа, полупризрачные, темные, находились справа, в большой темноватой, неотчетливо видимой комнате, а я стояла слева, к ним спиной, в примыкающей к этой комнате ванной).

Пробираемся (прогуливаемся? путешествуем?) по джунглям. Видим зверька, из любопытства следуем за ним, попадаем к дивному, находящемуся в небольшой впадине озеру. Похожий на рукотворный спуск покрыт редкими пучками короткой травы. Прихотливо изрезанные берега обрамлены буйной зеленью, островки и кочки украшены сочной крупнолистной тропической растительностью, прозрачная вода заселена всевозможной живностью. В восхищении говорю, что «могла бы тут полжизни прожить». Спохватываюсь, что озеро мало, купаться здесь не получится. С любопытством его разглядываю. Среди крепких подводных растений неторопливо плывет черепаха, снуют рыбки, посреди озера стоит, по колено в воде, карликовая свинка (не запомнились остальные, но все они были в прекрасном состоянии). На центральном острове крупная бурая ящерица (или это варан?) забралась на невысокий, почти скрытый зеленью, уставленный яствами стол. Тянет шею к большой плоской кастрюле с салатом и, кажется, намеревается полакомиться. Говорю спутникам (ощущаемым темноватыми полутенями): «А ящерица все к салату поближе пододвигается».

С трудом ориентируюсь в незнакомом городе, периодически мысленно отмечая схожие с моим городом ориентиры, расположенные здесь по-иному (то есть город этот был, в каком-то смысле, запутанным двойником моего), мне нужно попасть на автобусную остановку. Иду по жилому кварталу, дохожу до широкого длинного крутого спуска. Останавливаюсь, изучающе осматриваюсь, замечаю каменистый V-образный водосток, решаю спускаться по его, сухому сейчас, дну. Чуть ли не неожиданно для самой себя лихо съезжаю по камням, почти без усилий сохраняя равновесие. Внизу, у тротуара, устье водостока расширено, там, по левую руку от меня, лежит живой крокодил (которому, как я  тут же представляю, ничего не стоит сожрать меня в этом V-образном устье). Лягнула его разок, и примерялась пнуть еще раз (другой ногой). Крокодил не реагирует, оказываюсь на тротуаре. С автобусом вышла накладка, чувствую, что опаздываю, прибавляю ходу. Мимо проезжает старая разболтанная легковушка, хватаю ее за дверцу багажника, та откидывается вверх, машина останавливается. Сажусь рядом с водителем, трогаемся в путь (с поднятой дверцей, что меня слегка беспокоит), долго не могу замкнуть пряжку ремня безопасности. Спустя некоторое время продолжаю путь пешком, поглядывая на истрепавшиеся при спуске по камням туфли и прикидывая, как их можно привести в порядок. Добираюсь до нужного места (оказавшегося музеем), вхожу в просторный, украшенный экспонатами холл. Служительница музея, навалившись грудью на черную мраморную мемориальную плиту, стирает с нее заметный слой пыли, что-то думаю по этому поводу (сон был цветной, все виделось живьем).

В финале сна дается указание (начало не запомнилось): «...раскладывать трапезы, пока Мила Гилн не покинет наш лагерь» (речь идет о порциях сухого пайка в беспалаточном биваке). Появляется пологий, поросший травой склон холма, на котором лежат целлофановые пакетики с едой. На переднем плане возникает широкая полоса свежевспаханной земли. Алчущая пищи полоса судорожно раскрывает бесчисленные уста. Это произвольной формы отверстия, в которые стоящие по краям люди забрасывают пакетики с едой. Алчущая пищи полоса земли неописуема. Взрыхленный слой, как бы под действием неистовой Силы, тянется вверх, навстречу еде, становясь при этом менее плотным и образуя прорехи, воспринимаемые как уста. Схлопывающиеся и тут же возникающие рядом бесчисленные, жаждущие уста земли. Это было какое-то неуправляемое вожделение. P.S. Неужели я подсмотрела одну из Тайн Природы?

Видны голова и плечи малышки, произносящей с простодушно-лукавой улыбкой: «До свиданья, ... До свиданья!» (обращение к женскому лицу не запомнилось).

В конце сна весело кружимся в быстром танце. Площадкой служит крохотный пятачок, где мы с трудом умещаемся, особенно если учесть, что вторую пару составляют упитанные кругленькие гладкокожие, «как новенькие изделия», барышня и кавалер. Руководитель (невысокого ранга, лишь ощущаемый) брюзжит, наблюдая за танцующими: «Сколько раз ругаю я этих». С притворной наивностью спрашиваю: «Каких этих?» «Этих», - повторяет он тем же тоном. «Каких?» - легкомысленно спрашиваю я. Задаю на разные лады свой вопрос, продолжая кружиться и получая неизменно один и тот же ответ. В конце концов убеждаюсь в том, что было понятно с самого начала — упрек относится не к нам, а ко второй паре.

Мысленная, незавершенная фраза: «В прошлом году, когда отец умер, я унаследовал в Германии...».

Мысленная, неполностью запомнившаяся фраза (степенным мужским голосом): «Если ... то ... естественно, получил моральное...».

Мысленное число: «Двести девятнадцать».

Мысленный диалог (женскими голосами). Спокойно: «Ну и что ты там еще можешь?» -  Угрюмо, басовито: «Не фиг отсюда выезжать».

Теплым летним днем сидим небольшой компанией за столиком открытого уличного кафе. Нам ставят несколько необычных бутылок с прохладительными напитками. На внешней стороне их горлышек укреплены миниатюрные вентиляторы, о существовании которых свидетельствуют лишь создаваемые потоки воздуха. Рабочий кафе, рослый, примитивный повадками детина, как бы желая подставить руку под струйку воздуха, слегка и как бы невзначай касается локтем моей груди. Спокойно отстраняю его руку.

Мысленная, с пробелом запомнившаяся фраза: «За ... шестинедельной давности» (речь идет о прегрешении).

Категории снов