Январь 2009

Идем, небольшой гурьбой, вправо, по светлому открытому пространству. Неожиданно среди нас оказывается появившееся слева животное (длиной с полтора метра, воспринимаемое мной как змея). У него по-крокодильи короткие ноги, пузатое туловище, волочащийся по земле длинный хвост, длинная (как у динозавра) шея, аккуратная головка рептилии и тупорылая мордочка с обведенным белой каймой круглым открытым ротовым отверстием. Гладкая кожа окрашена в светлые лубочные тона, голова находится на уровне моей талии (оно идет слева от меня). Не зная нрава этого существа, дружелюбно (но осторожно) несколько раз взмахиваю рукой вокруг его головы. Обнаружив, что это не вызывает недовольства, осторожно глажу его по спине. Убедившись, что ласка принимается благосклонно, продолжаю гладить (на ходу) — ему особенно нравятся поглаживания шеи (под подбородком). Спутники мои, молчаливые, индифферентные, виделись условно, а животное — совершенно вживую (но я не уверена, что я его осязала).
Полнометражный сон, улизнувший из памяти, как только я после него проснулась.
Находимся с Петей (школьником) в подземных переходах метро. Там такая давка, что Петя чуть ли не напуган. Сон не цветной, в густо-серых тонах, персонажи виделись условными фигурами.
В этом сне фигурировала странная птица (типа журавля), голова которой поворачивалась на 180 градусов, что вызывало у меня удивление.
Мысленная фраза (женским голосом, эмоционально): «С тринадцатого августа я ищу сопротивление».
Мы, два-три человека, находимся в жилой комнате, куда влетает стрекоза и, немного покружив, садится на пол, слева от двери. Занятая чем-то своим, несколько раз оказываюсь рядом, думаю, что ее следует выпустить, присматриваюсь, как бы ее половчей ухватить. Дело в том, что стрекоза была неправдоподобно крупной (с размахом крыльев в четверть метра), и я опасалась, как бы она меня не укусила. Прикидываю, чем ее можно накрыть — посудины нужного размера нет, а ткань может помять крылья. Тут стрекоза снимается с места, летит к окну (находящемуся напротив двери) и упирается в оконное стекло. Сон не цветной, в темноватых тонах, все виделось условно. Стрекоза же каждый раз, когда я над ней наклонялась, виделась вживую.
Мысленная, неполностью запомнившаяся фраза (женским голосом, убежденно): «Вечером была такая счастливая, что просто ...». Это говорится обо мне, и я с полуулыбкой удивленно поднимаю брови, поскольку ничего такого не упомню.
Мысленные фразы (женским голосом, настойчиво): «Да не тяни меня. Не тяни, не тяни, не тяни меня».
Полнометражный, насыщенный незапомнившимися разговорами сон (нецветной, в темноватых тонах), среди персонажей которого была и я.
Неотчетливо видимая, сложенная пополам денежная купюра на проезжей части пустой улицы, у правого поребрика (сон нецветной, в темных тонах).
Прихожу в гости к одной из приятельниц (реальных, не запомнилось, к кому именно). Она будто бы живет на Рябинной улице, сон показал ее (не существующий наяву) дом  — красивый, уютный, из овальных окон которого льется теплый мягкий свет. Разговор наш касался (в числе прочего) того, каким образом приятельница получила здесь жилье.
Мысленная, незавершенная фраза (неторопливым женским голосом): «Кто не выкупает, тот не выкупает...» (речь идет о выкупе). Смутно, неразличимо, на темном фоне видится пара темных фраз, первая из которых и была произнесена мысленно.
Мысленные, неполностью запомнившиеся фразы (женским голосом): «Ожидалось, что ... имеет ... Ан нет».
Мысленные, неполностью запомнившиеся фразы (мои): «Как же так - ...? Я победила себя
Мысленные, неполностью запомнившиеся фразы (женским голосом, приветливо): «...Сергеева. А где ваш сынок?»
Просыпаюсь ночью (по естественной надобности), вставать не хочется. В смежной (левой) комнате спит (головой к двери) мама*, мне видна половина ее кровати. Борюсь (вяло) с собой, так проходит какое-то время. Забрезжил рассвет, и я обнаруживаю, что почти вплотную к моей кровати ночевали молодая женщина, ее старушка-мать и дочка (подросток). Они встают, я виновато думаю, что им пришлось спать чуть ли не на голом полу — лишних матрацев у нас нет, но может быть, они подстелили под простыню что-нибудь из своей или нашей одежды? Эти люди, как я понимаю, появились, когда я уже спала, так что я не могла помочь им в устройстве ночлега. Прикидываю, смогли бы мы разместиться на наших двух кроватях (я с мамой, а они трое — на моей), получается тоже не лучший вариант. Сон нецветной, нечеткий, в темных тонах, но натуралистичный; персонажи выглядели полупризрачными.
Мысленная фраза (женским голосом): «Как минимум четыре с половиной человека».
Резкий однократный телефонный звонок.
Мысленная фраза (женским голосом): «Против-ной стороной» (что-то куда-то погружают не той стороной). Смутно видится нечто невнятное, громоздкое (размером с платяной шкаф), что пытаются погрузить в люк.
Мысленная фраза (женским голосом): «Утвержден на вторую степень».
Мысленная, с пробелом запомнившаяся фраза (возможно, моя): «Однажды ... отдохнуть как-нибудь особенно».
Мысленный на что-то ответ (женским голосом): «Нет, нет, нет, нет, нет, нет».
Присевшая перед малышом женщина осторожно обнимает его, и бережно прижав к груди, распрямляется, чтобы куда-то с ним пойти (это видится не в цвете, смутно, в темноватых тонах).
Мысленная фраза (женским голосом): «Это оттягивает неплатежеспособных наследников» (не исключено, что завершила ее я).
Мысленные, неполностью запомнившиеся фразы (женским голосом): «Я сделаю по-другому. Вот у тебя на этом фильме всегда была ...?»
Мысленные фразы (женским голосом): «Снежный ком снежный. Снежный ком нежный. Снежный нежный ком» (последняя фраза произнесена более решительно).
Мысленно произнесенное и визуализировавшееся (повисшее в воздухе) слово: «interry».
Мысленная фраза (мягким женским голосом): «Это уже более в торжественное».
Мысленные фразы (женским голосом, бесстрастно): «На телефонной крышке. Конного завода».
Активный полнометражный, незапомнившийся сон.
Петя (в младшем подростковом возрасте) сидит со своим корректором (и, по совместительству, редактором) в кабинете издательства. Обсуждаются вопросы нескольких (двух-трех) вышедших петиных книг. Переговоры ведет корректор, по их завершении сотрудница издательства отсылает визитеров  в еще один кабинет. Корректор с живейшим интересом относится к указанному месту (внутри пустого вертикального пространства по оси этого многоэтажного здания), удивляется, что здесь сохранилось такого рода помещение. Сон показывает цилиндрическое пространство, часть которого, на одном из срединных этажей, занята темноватой комнатой, заставленной и завешенной культовыми предметами и символами. Корректор со знанием дела осматривается, обращает внимание на пятиконечные звезды, что-то говорит по их поводу стоящей рядом сотруднице издательства (промелькнуло слово «мистический»)... Во втором эпизоде в издательстве (уже в другом) нахожусь я (не запомнилось, с Петей или без него). Веду переговоры по поводу издания его очередной книги. Объясняю, что у него уже вышло несколько полуофициально изданных книг, а теперь он хочет выпустить книгу официально, это будет что-то типа научной фантастики по вирусологии. Сотрудница издательства задает вопросы по теме книги, отвечаю, что ничего не знаю - могу только сказать, что автор перенес в недавнем прошлом инфекционную болезнь. «Так он (написал) по этим мотивам?» - спрашивает сотрудница. «Не знаю, понятия не имею», - говорю я. Сон нецветной, персонажи виделись условно, ясно предстало лишь светлое пустое пространство по центру здания.
Листки с медицинскими терминами (на латыни или английском), относящиеся к моему предполагаемому диагнозу. Они возникли (поочередно) несколько раз, и каждый раз чья-то рука зачеркивала часть слов. Слова виделись отчетливо, но ни прочесть, ни хотя бы сопоставить их я не пыталась.
Мысленные, с пробелом запомнившиеся фразы (женским голосом): «Я на работу... Например, ни одну секундочку не пропустила».
Мысленная, неполностью запомнившаяся фраза: «Потом сказали, что такая гибкая позиция позволила не исказить корни ...».
Обрывки мысленной фразы (женским голосом): «Вера ... зато мамка Вера ...» (речь идет о двух матерях девочки, обеих женщин зовут Верами, говорится о том, как их можно было бы различать).
Мысленная фраза (глуховатым женским голосом): «Ищи себя там».
В финале сна спохватываюсь, что  вставши с постели, не причесалась, и представляю, как всклокочены мои волосы.
Мысленная, с пробелом запомнившаяся фраза (женским голосом, эмоционально): «Если ... и тебя съедает мысль» (местоимение безлично).
Мысленная фраза (деловитым женским голосом): «Ой, у меня уже голова кружится».
Мысленные фразы (женским голосом): «Одинаковые. По объему. По объему».
Мысленные, неполностью запомнившиеся фразы (спокойным женским голосом): «Да ... из года в год теряли свою оригинальность. Но они не ...».
Мысленная, с пробелом запомнившаяся фраза (женским голосом): «Как ... говорил: прижмите ухо (к земле), я вас слышу» (слова в скобках если и не произнесены, то подразумеваются).
Мысленная, с пробелом запомнившаяся  фраза (энергичным женским голосом): «Я ... а она этот пакет вытащила из-под пластилина» (два последних слова произнесены измененным — или другим — голосом, спокойным, флегматичным).
Мысленная фраза (мужскими голосами). Неторопливо: "Я в компьютере-то боялся...".   -  Энергично: "...еще раз повторить" (завершение воспринимается и как автономное указание).
Мысленная, неполностью запомнившаяся фраза (спокойным женским голосом): «...клубнику — и другую клубнику».
Мысленная фраза (женским голосом): «Здесь живет бабушка (старушка) со своим семейством» (фраза содержит предлагаемый текст вывески на дверях жилой квартиры).
Мысленные фразы (женским голосом): «Папином. Папином. На ее родном папином внуке».
Мысленные, неполностью запомнившиеся фразы (женским голосом): «Хотите...? Хотите домик посмотреть?» Смутно, в бледно-серых тонах видится широкогорлая стеклянная банка, находящаяся в наклонном положении. Чья-то рука сгоняет наружу остатки жидкости со стенок и дна банки.
Мысленные, с пробелом запомнившиеся фразы (спокойным женским голосом): «То ... По крайней мере, взорвет».
Мысленная, неполностью запомнившаяся фраза (женским голосом, деловито): «...и снять эти». «Препоны», - мысленно добавляю я, как бы завершая фразу (и тут же проснувшись, понятия не имею, о чем идет речь).
Хронология
Мысленная фраза (быстрым женским голосом): «Ведь он же не знает, сколько человек попадется».

Сон про вражду дворов (кланов). Агрессивным был соседний, мы только защищались. Они забрасывали нас плодами (орехами?), перекидывая их через крыши низких строений. Вторым направлением их деятельности было изживание группы наших людей из принадлежащего их двору жилища. В итоге наши люди перебираются к нам. Вслед являются представители враждебного клана. Заявляют, что покидая жилище, наши люди прихватили кое-что, им не принадлежащее, в частности, коробку стирального порошка, висевшую на бельевой веревке. Предстает вскрытая коробка стирального порошка, прицепленная прищепкой к бельевой веревке, тянущейся поперек дворика, окруженного низкими светлыми избами.

Кого-то «бросили на произвол судьбы», проходившие мимо люди помогли этому человеку. А если бы не проходили? Или не помогли бы? Что тогда делать? (подробности не запомнились).

Мысленные фразы: «По-первичному. По-первичному еще можно. Лежать по-первичному и без туалетов можно» (речь идет о людях, теряющих сознание в общественных местах). Смутно видится один из таких инцидентов на людной улице.

На опустевшем рынке осталось два торговца. Они стоят за старым рассохшимся потемневшим прилавком. Правый продает рыбу. У левого на чуть прикрытом водой дне большого аквариума разложены восхитительные крошечные матово-белые рачки и ракушки. Рядом выставлены отшлифованные, переливающиеся перламутром пластинки. Чуть ли не с восторгом спрашиваю: «Что это?» Старенький, невзрачный на вид торговец с увлечением рассказывает, как он изготавливает пластинки - придает округлую форму и с обеих сторон шлифует.

Мысленная фраза: «Да, когда поднят ... на завершение спектакля, так он должен петь» (выпало, кажется, слово «голос»).

Мысленные фразы (женским голосом): «Ты говоришь, (что) никому не скажешь? Ну и пожалуйста, не говори, пусть будет так».

Иду по городу. Широкие заасфальтированные улицы его пусты, что, в совокупности с темными громадами безмолвных домов создает впечатление назревающей катастрофы (такое впечатление, что пустые улицы в конце концов поглотят людей). Дохожу до своего дома,  где стоит несколько человек, начинаю предсказывать, что нас всех ждет. Люди не обращают на меня внимания, совершаю предсказания бессознательно (как бы являясь пассивным рупором). В какой-то момент обнаруживаю, что глаза мои закрыты, не могу открыть их, несмотря на все усилия. Но вот речь иссякает, глаза тут же открываются, иду домой (на протяжении сна я оставалась бесстрастной).

Мысленный диалог (женским и мужским голосами).  Звонко, оживленно: «Виктор?»  -  Механическим басом: «Аллё».

По поводу законспектированного ночью начала сна вспомнить ничего не удается ("Живу в комун., д.б. ехать куда-то. Много дел. Пост. кипятить воду"). В следующем эпизоде вхожу (в поисках туалета) в одну из дверей общественного здания. Вывеска гласит, что здесь расположена секция (что-то "для дачи"). Комнаты завалены грудами одежды, в которую рядятся члены секции, молодые, красивые женщины (одна без правой руки). Неопрятный туалет тоже завален одеждой. Меня передернуло, когда я заметила, что моя юбка скользнула по краю унитаза. В утешение подумалось, что когда хожу по улицам подол юбки волочится по земле, и ничего. P.S. Ощущение, когда я читала собственноручную запись первой половины сна и не могла понять, откуда она взялась, было острым, тревожным. КАК БУДТО ШТУКИ, ВОЗМОЖНЫЕ ЛИШЬ ВО СНЕ, ПО КАКОЙ-ТО ПРИХОТИ ИЛИ ОШИБКЕ ВЫВАЛИЛИСЬ В РЕАЛЬНОСТЬ БОДРСТВОВАНИЯ.

С изумлением рассматриваю якобы собственную запись, в которой ничего невозможно понять. Она состоит из обрывочных слогов, искаженных или недописанных слов, но написано все моим аккуратным почерком.

Освобождаю свою связку ключей от всего, бывшего у меня во временном пользовании. В результате на кольце сиротливо болтаются всего два ключа — от квартиры и от почтового ящика.

На вечеринке у худощавого мужчины гости весело танцуют (по-старинке, парами). Вдруг одна пара, запнувшись, падает на пол. Потом это происходит еще с одной. Падения, как и сами падающие, выглядят как-то слишком уж карикатурно.

Мысленные, с пробелом запомнившиеся фразы (женским голосом): «...родилась первая дочь. Рассказала, что роды были трудные...» (фраза обрывается).

Мысленная фраза: «Теперь терапия не такая».

Старая поблекшая фотография времен (Второй?) мировой войны. На ней запечатлен степенный ряд крестьянских мужиков, стоящих перед конями, любимыми холеными конями, которых они вот-вот оставят на попечение своих жен. А сами будут угнаны немцами с тайком подмененными, худшими лошадьми. Мужики единодушно решились на это, фотография сделана по этому поводу, на память.   [см. сон №3201] 

Мысленная фраза: «И тогда ваш черный сыр не будет солить».

Мысленная, незавершенная фраза (напористым женским голосом): «Газу вы можете извлекать, (и) потом...».

Мысленная фраза: «Потом он уходил, и она оставалась одна».

Мысленная фраза (глуховатым женским голосом): «Ищи себя там».

Активный сон, в котором я весьма успешно действовала.

Мысленное возражение (спокойным женским голосом): «А другие — тоже страдают».

Мысленная фраза (возможно, являющаяся комментарием к предыдущему сну): «Моя установка — чтобы перевернуть все вверх дном, но добиться своего».  [см. сон №2116]

Мысленные фразы (женским голосом): «Блокнот? Ефимовна воюет с нашими...» (фраза обрывается).

Мысленно, медленно произношу: «Натюрморт». Одновременно визуально воспроизвожу это слово в зеркальном отображении.

Мысленные, простодушно завлекающие фразы (женскими голосами, адресованные мужчине). «А вы приходите. Приходите. Вам будут рады». - «Вам будет лучше» (последнее произносится с многозначительной улыбкой).

Россыпь белоснежных кубиков (похожих на кусочки сахара-рафинада), являющихся будто бы ЭЛЕМЕНТАМИ ТВОРЕНИЯ.

Мысленные фразы (задиристым женским голосом): «В ящик иди отсюда! Да, в ящик, и всё!» (имеется в виду секретное учреждение).

Обрывок мысленного диалога (женскими голосами). «...откуда».  -  «Там и они».

Врач уже начал было производить операцию за моим ухом, но почти сразу остановился. Копошится, не могу понять, в чем дело. Решаю (предполагаю), что он опасается задеть кровеносный сосуд.

Мысленные, с пробелом запомнившиеся фразы (спокойным мужским голосом): «Ну, наверно ... обманул. Он вернулся и сказал им».

Мысленное сообщение о Реальности. Удалось запомнить одну из фраз. По мере того как я ее мысленно повторяла, она начала растворять слова, одно за другим, но кое-что уцелело: «Рассмотрение ... мы не можем ... так как всё поставлено на эту цель — изменить её» (Реальность).

Мысленные фразы (женскими голосами).  Бормотание: "У сАмого...",  "У сАмого...".  - Четко: «Почти у самого (конца), говорят» (за слово в скобках не ручаюсь).

Мысленный диалог (женскими голосами): "Нужны эти деньги. Я не успела позвонить".  -  «Всем нам нужны деньги» (возможно, вместо «нам» было сказано «вам»).

Просыпаюсь ночью (по естественной надобности), вставать не хочется. В смежной (левой) комнате спит (головой к двери) мама*, мне видна половина ее кровати. Борюсь (вяло) с собой, так проходит какое-то время. Забрезжил рассвет, и я обнаруживаю, что почти вплотную к моей кровати ночевали молодая женщина, ее старушка-мать и дочка (подросток). Они встают, я виновато думаю, что им пришлось спать чуть ли не на голом полу — лишних матрацев у нас нет, но может быть, они подстелили под простыню что-нибудь из своей или нашей одежды? Эти люди, как я понимаю, появились, когда я уже спала, так что я не могла помочь им в устройстве ночлега. Прикидываю, смогли бы мы разместиться на наших двух кроватях (я с мамой, а они трое — на моей), получается тоже не лучший вариант. Сон нецветной, нечеткий, в темных тонах, но натуралистичный; персонажи выглядели полупризрачными.

Мысленная фраза: «И я после этого не знала, как с тобой общаться».

Мысленный, незавершенный комментарий (к сну): «Курятники растаскивали кур...».

Мысленная фраза (женским голосом): «На то у меня во сне».

Мысленное ( женским голосом, выжидательное): «Алле».

Сон-урок о трех состояниях (частях) человека и правильном их определении. Бережно, любовно, действительно как на уроке изображается и объясняется то, что наяву принято называть Телом, Душой и Духом. На светло-голубом фоне предстает несколько бесформенных темноватых пятен (символическое изображение Тел). От каждого отходит в обе стороны (под углом градусов в шестьдесят к горизонту) по тонкому темному лучу к двум другим составляющим (частям) человека (не запомнилось, как они изображались). В целом все воспринимается как доброжелательное сообщение какого-то Разума.

Закрытый, пухлый от содержимого скоросшиватель. Верхняя обложка вдруг покрывается расплывающимся фиолетовым пятном. Оно распространяется от верхней кромки вниз, примерно на три четверти поверхности обложки.

Внимательно осматриваюсь в жилой комнате, чтобы понять, чем она сейчас отличается от реальной (комната не ассоциировалась ни с одной, знакомой мне наяву — повидимому имеет место вспоминание сна в сновидении).

«Вот он!» -восклицаю я, обращаясь к Пете, и от избытка чувств хватая его за руку. Я хочу сказать, что увидела Город, оказавшийся таким необычным, восхитительно красивым. Еще за миг до этого мы неспешно шли по дороге сквозь редкий лес, и перед нами маячили бурые горы с тонкими островерхими вершинами. Случайно подняв глаза, я вдруг увидела там Город. Это огромный, вырубленный в горном массиве, квадратный в плане вертикальный колодец. Дно его является городской площадью, стены - фасадами светлых живописных многоэтажных зданий (врезанных в толщу гор). Вижу, как бы сверху, эти фасады, освещенные теплыми живыми лучами утреннего солнца. Петя Города не видит. Твержу, что вот же он, перед нами, удивляясь, как можно его не видеть. Как бы в ответ(?) обнаруживаю, что в какие-то моменты (непонятно, чем отличающиеся) Город действительно не виден, видятся только горы. Петя наконец-то замечает Город. Обращаю его внимание на красоту оживленных солнцем фасадов, особенно на высокую башню с тонким высоким шпилем. Вот мы уже на площади. Теперь фасады видятся укрытыми циновками из редких коричневых прутьев (открытыми оставлены лишь дверные и оконные проемы). Сон показывает циновки отчетливо, крупным планом. Неуверенно предполагаю, что под ними фасады все же каменные, что циновки — это камуфляж, Петя в этом уверен. Видим редкие бесплотные фигуры в темной одежде, Город воспринимается как туристический центр. А большой ярко-желтый надувной детский матрац, забытый кем-то в центре площади, убеждает нас, что тут есть даже бассейн. Входим в одно из зданий, нам нужно позаботиться о месте, где можно было бы обосноваться и перекусить. Сон был красочным, всё, кроме людей, виделось натуралистично, Петя лишь ощущался. По законам несновидческой Реальности Город, когда мы находились вне его стен, виден быть не мог.

Меня выжили из отдела, вынужденно перехожу в другой. Через какое-то время сотрудники начинают ложно жаловаться на меня директору, утверждая, что ко мне, якобы, приходит много посторонних лиц. Директор оказывается у нас, слышу, как в соседней комнате  пара сотрудников плетет на меня наветы. Стоящая рядом со мной Рена спрашивает, не хочу ли я вернуться в старый отдел. Отвечаю (имея в виду и ее саму): «Но ведь вы меня выжили». Выходит директор, угощает идущих рядом с ним сотрудников конфетами. Оказываюсь около него, ожидая услышать его решение. Он пока что молчит и протягивает мне леденец на палочке, который я тут же сую в рот (на протяжении сна я сохраняла граничащее с безразличием спокойствие).

Мысленная, незавершенная фраза (женским голосом): «А эти вот факты, которые...».

Мысленные слова: «Автозаправочные» и «Электротовары».

«До свидания», - доброжелательно, несколько механическим голосом говорит мне мужчина. Живо откликаюсь: «А?» Он изготовился ответить, но в последний миг передумал.

У молодого мужчины возникла проблема. Смутно видится человек и символизирующий проблему предмет. Проблема характеризуется настолько сложной, что у человека, казалось, не было никакой возможности с ней справиться. Высшими Сферами человеку придаются дополнительные качества, которые слившись (или дополняя друг друга) идеально подходят к ее решению, она перестает быть непреодолимой. Новые качества символизируются парой плоских прямоугольных металлических пластинок. Они выползают из какой-то щели и располагаются одна над другой, почти вплотную. Дополнительные качества казались (с точки зрения обычной логики) не имеющими к проблеме ни малейшего отношения (грубо говоря, как если бы человека, которому предстоит поднять тяжелый груз, одарили бы абсолютным слухом или умением слагать стихи). Эта несообразность вызывает у меня удивление. Но решение с их помощью проблемы было принято почему-то, наоборот, как само собой разумеющееся.

Вдергиваю резинку в черные изношенные шаровары. Шаровары эти, в то же время, и не шаровары, а что-то, охватывающее большое пространство, вместе со всем, что на нем расположено.

Еду с подопечной Унгой на пароходе. По какой-то причине изменяем маршрут. Прибываем в условленное место с опозданием, с жаром объясняю Кире, почему так получилось. Она молча курит, мне тоже захотелось курить, терплю, потом думаю, что тоже могу закурить, беру у нее сигарету.

Обдумываю ситуацию, умозаключаю, что там произошел «опять сбой типа железобетонного вина в зубах у Анны» (имеется в виду нечто такое же абсурдное, как словосочетание «железобетонное вино»).

Три пары небольших гладких каменных шариков, каждая  своего цвета (белого, бело-серого и, кажется, коричневого). Шарики перекатывают в ладонях, что-то из ладоней переходит шарики.

Мысленные фразы (женским голосом): «Зачем? Ну зачем? Зачем же так?»

Мысленная, незавершенная фраза: «Дамир-Натан...».

Мысленная фраза (женским голосом): «По поводу операции — он был готов к ней, насколько это возможно» (не уловился смысл слова «операция»).

Пустая большая комната с белыми (но не белоснежными) стенами. Мужчина прочищает стыки между ними, расширяя их инструментом. Становится видно, какие они темные, трухлявые.

Мысленные, с пробелом запомнившиеся фразы: «Все спорили. С ... с международной линией».

Мысленное слово (четко, по слогам): «Ми-син-то».

Мысленная фраза (молодым женским голосом): «О чем вы вчера говорили-то?»

Мысленные фразы: «Пока никого. Должна история подкармливать мышьями» (имеются в виду мыши).

Сон, одним из персонажей которого был Грин (такой же несносный, как и наяву).

В этом сне белые кисти чьих-то рук были обагрены свежей алой (чужой) кровью.

Мысленная, незавершенная фраза: «Утром, когда комендант ничего не мог понять...».

Мысленная, незавершенная фраза: «У них есть один клиент, что...» (который).

Находимся с Петей у моря (не запомнилось, купались ли мы). Это прекрасное глубоководное море, на берегу которого много отдыхающих, а правее вздымаются скалы. Оказываемся в организации игротехников, к нам выходит молодой худощавый мужчина. Из беседы с ним запомнилось, что он сказал, имея в виду Петю: «Он наш».

Мысленная фраза (женским голосом): «Где зубной сидит врач».

Мысленные, неполностью запомнившиеся фразы (женским голосом): «...проверю. Обязательно проверю послезавтра, и приду к тебе» (на последних словах деловой тон сменился на приветливый, оживленный).

Мысленная, неполностью запомнившаяся, незавершенная фраза: «...котенок проспал до утра (и)...».

Груда небольших, с ноготь, одинаковых элементов из чего-то типа гладкого светлого дерева. Кто-то невидимый (или невидимые) производят с ними манипуляции.

В постели, лицом друг к другу, лежат молодой мужчина и молодая неопытная женщина. За ее спиной находится другая, куда как опытная. Это именно ее руки ласкают мужчину, она даже умудряется его целовать, а он и не замечает подмены.

Вхожу в комнату, вижу выдвинутую из-под кровати картонную коробку (одну из упрятанных туда, с какой-то рухлядью). Слева темнеет место, где она находилась. Сон показывает его таким образом, что мне не нужно и наклоняться, чтобы узреть его таинственную глубину. Около коробки с привычным отключенным видом стоит мама*. От беспомощности перед повторяющимися ситуациями меня охватывает гневное раздражение, выливающееся в привычную серию упреков. Мама привычно замкнута на себя, упреки проскакивают мимо ее сознания. Мое раздражение нарастает. В бессилии от невозможности отучить маму от привычки рыться в хламе я (впервые) говорю: «Сейчас буду тебя бить». В моей руке оказывается швабра (держу ее щеткой к себе). Легкими прикосновениями охаживаю маму по бокам, по спине, приговаривая: «Сколько раз тебе говорили, что нельзя рыться в углах с хламом, тревожить тех, кто там обосновался. Сама же и получишь (от них)...». Я имею в виду Сущностей, таящихся в захламленных углах. Но на маму даже это не производит впечатления.

Явилась куда-то по какому то делу, захотела в туалет. Несмотря на цивилизованное место, туалеты оказались во дворе. Это ряд старых покосившихся будок, запирающихся снаружи на висячие замки. Надписи на некоторых извещают, что ими могут пользоваться лишь определенные группы жильцов. Отыскиваю одну, предназначенную для посторонних, вскарабкиваюсь (пол выше уровня земли). Внутри вижу грубое дощатое возвышение с отверстием посредине, но самой удивительной является дверь. Снаружи она выглядела узкой, сколоченной, как и сама будка, из старых щелястых досок. Изнутри это широкая пластина толстого дымчатого пластика. Сквозь него, как сквозь обычное стекло, видны двор, заросший облезлой травой с редкими желтыми цветками, и стоящая перед будкой очередь мужчин.  Думаю, что не может же быть, чтобы и они видели меня, наверняка дверь односторонне проницаема. Очередь проявляет признаки нетерпения, раздаются понукающие возгласы. Думаю, что даже если эти люди меня не видят, все равно не смогу воспользоваться туалетом, если сама вижу их. Выхожу из кабинки, спрыгиваю на землю, никто мне ничего не говорит. Отойдя на пару шагов, оборачиваюсь, чтобы взглянуть на дверь. Она видится такой же, как и изнутри, сквозь нее просматривается интерьер будки. Значит, думаю я, люди в очереди видели, как я топталась в углу, и как хорошо, что я оттуда ушла.

Мысленная фраза: «Только ...ной порошок оставить на местах» (прилагательное запомнилось неполностью).

Сижу, нога на ногу, старательно закручивая натянутый на ступню носок. Когда он перекрутился до упора и его верхний край стиснул щиколотку (этого я и добивалась), стягиваю носок, сую его в коробку.

Мысленная, с пробелом запомнившаяся фраза: «А почему ты решаешь, каким ... быть?»

Два сна были такими эротическими, что рука не берется их описывать.

Мысленная фраза (со смешком): «А когда через вас квартира придет».

Мысленные, с пробелом запомнившиеся фразы: «...журналистский продолжает работать. Нужен он, не нужен — журналисты посылают статьи».

Нахожусь во врачебном кабинете (по поводу затруднения дыхания). Врач начинает обследование. А сон, раскрыв верхнюю половину моего тела, показывает органы дыхания - пару крупных лопастей с верхней хрящевой кромкой (что делало их похожими на крылья скатов). Лопасти колыхались, создавая движение воздуха  (насколько я смогла оценить, с ними было все в порядке). Врач с насмешкой советует мне (в кабинете находится кто-то еще) прекратить к нему обращаться. Из его фразы следует, что я якобы слишком докучаю ему визитами. Резко возмущаюсь тоном и инсинуациями - мало того, что я хожу по врачам только в случае крайней нужды, так у этого врача я вообще сейчас впервые.

Мысленные фразы (мужским голосом): «Нет, знаешь, куда? Потому что это город большой».

Категории снов