В этом сне действовали (или, по крайней мере, фигурировали) странные симпатичные низенькие человечки с обтекаемыми фигурами и носами, похожими на носик садовой лейки. На их фоне возникла мысленная фраза, несколько раз повторившаяся и разбудившая меня: «Однако стаппи стараются показать домашний религиозный теплизм, которого было так много в (религиозной) Руси» (стаппи — это человечки; показать — в смысле, проявлять; теплизм — это душевная теплота; слово в скобках отражает смысл, но, возможно, является лишь синонимом того, что было произнесено).
P.S. Спустя 4.5 года я вычитала в одной из статей, что, по всем мистическим описаниям, у Существ Астрального мира нет плеч.
Хронология
Темный экран телевизора в светлой рамке корпуса. Возникает мысленная фраза, целиком воспринимаю ее, но она тут же ускользает из памяти.

Мысленная фраза (моя, в завершение незапомнившегося сна): «Становится не по себе».

Незапомнившийся спокойный сон, в котором, среди прочих персонажей, фигурировала Черноглазка.

Иду (с женщиной с ребенком) к выходу из квартиры. Для этого нужно пересечь ванную комнату, переступив там через белоснежную ванну. В ней стоит обнаженный мальчик лет шести. Это Лучик. Ясно видится верхняя часть его тела (от талии до плеч). Бросается в глаза четкая, идущая на уровне солнечного сплетения линия раздела, разграничивающая шоколадно-загорелый животик и нетронутую солнцем грудь. Смотрю на эту контрастную расцветку и, не удержавшись, вежливо перебиваю смутно видимого мужчину в темной одежде (он сидит на противоположном от Лучика краю ванны и о чем-то с ним разговаривает). Говорю Лучику (шутливо, имея в виду расцветку его тела): «Знаешь, на кого ты похож в таком виде? На домино. Мсье Домино» (в этом сне вживую виделось белоснежное нутро ванны и кожа мальчика, остальное было смутным, неразборчивым).

Фрагмент мысленной тирады (мужским голосом, с оттенком раздражения или недовольства): «...а мы размазываем кровь жертвы по соплям...».

Мысленная, неполностью запомнившаяся, неторопливая фраза: «Без разрушения соборов и сталкивания вниз...». Смутно, в темных тонах видится верхняя часть старинного (культового?) здания. С кромки его крыши неправдоподобно медленно падает крупное архитектурное украшение (оно видится с уровня крыши).

Маленький нелепый, вытянутый в высоту облезлый дом. Верхняя комната является служебным кабинетом немощного мужчины. Женщина говорит, что поскольку у хозяина кабинета уже нет сил каждый раз спускаться по необходимости вниз - тут сон мельком показывает узкую крутую внутреннюю лестницу — решено соорудить ему туалет в кабинете. Сон показывает, как разместится там бетонная коробка - верхняя часть ее выступает за пределы крутого ската крыши, что, на мой взгляд, добавит строению несуразности.

Мысленная фраза: «Состояние мужчины временнОй неопределенности».

Мысленная фраза: «Стена, возвышающаяся между окном и городом».

Иду по знакомому кварталу, ставшему в каком-то смысле незнакомым, на ходу обращая внимание на продовольственные магазины с невиданными деликатесами (помню соблазнительную тушку крупной рыбы особого копчения). На обратном пути решаю купить что-нибудь (чтобы кого-то угостить), вхожу в те же магазины, но вижу лишь заурядные продукты.

Справа от меня женщина разговаривает по беспроволочному телефону. Какое-то время слушает, потом говорит, что, мол, нет, это ты беременна, так что иди на аборт и не бойся, их делают под общим наркозом, удачи тебе (судя по всему, женщина является врачом, а ее приятельница полагала, что заболела, и перечисляла симптомы).

Обрывок мысленной фразы (женским голосом): «... и с цветочками».

Обрывки мысленной фразы: «...двести семьдесят два ...Боинг...» (речь идет о катастрофе самолета марки «Боинг-272»).

С лиц нескольких мужчин градом катится пот, капли его отскакивают во все стороны. Потом у каждого появляется по стакану воды, которую они спокойно пьют.

Мысленный, с пробелом запомнившийся диалог (женскими голосами). «...да еще котенка».  -  «Вообще не надо было ехать».

В финале сна говорю себе: «Черепаха Тортилла», и примитивно, в несколько штрихов рисую ее.

Мысленные фразы: «А-а, это же река называется. Река Октябрь».

Мысленные фразы: «Не вдумайтесь. Не вдумайтесь. Если она захочет стать артисткой, она станет».

Оказываюсь в затруднительном положении. В городке, в который я попала, ментальность настолько ДРУГАЯ, что это как бы затормаживает — не дает зацепки понять ее и начать хоть как-то действовать.

Окончание мысленной тирады (спокойным, уверенным женским голосом): «...хорошо. Не бойся ее ненависти».

Прочти всю комнату занимает ломящийся от угощений стол, за которым тесно сидит множество народу. У левой стены нашлось место черному кожаному дивану, вплотную к нему стоят стулья, сижу на одном из них. Входит пожилая женщина с малышом, уступаю им место. Со словами «А я могу еще и тут сесть» перебираюсь на свободный стул за ними. Приходит еще кто-то. Со словами «А я могу еще и тут сесть» сажусь на краешек дивана. Кто-то говорит: «Если еще Эли и Маян приедут, они сядут тут» (на занятом мной краешке). Значит, придется пересаживаться еще раз (все люди, кроме женщины с малышом, виделись в этом нецветном сне условно).

В большой полупустой казенной комнате с голыми стенами поправляю сбившиеся пеленки, в которые завернут грудной младенец. Он, совсем крошечный, лежит в картонной, по его размеру, коробке и пеленки сбивает потому, что ему мешает гул голосов находящихся в комнате людей. Снова и снова бережно извлекаю дитя из коробки, расправляю пеленки и кладу малыша обратно.

Мысленные фразы (женским голосом, безапелляционно): «Не любишь? Тоже нехорошо. Для психики».

Мысленные фразы (мужским голосом): «И фамилия есть. Вообще-то...» (фраза обрывается).

Мысленный диалог (женскими голосами). Буднично: «И выпустила (удлиннила) юбку».  -   Утробно: «Я выпустила юбку из подземелья».

Смутно видится участок шоссе со следами недавней аварии — пятном разлившегося горючего и матово поблескивающим загустевающим пятном крови, которую энергично слизывает темная кряжистая собака.

Нахожусь в здании большого светлого, увенчанного куполом, кишащего людьми вокзала. Мне нужно купить два билета. Окошко кассы расположено в стене, к которой примыкает борт работающего на спуск эскалатора. На нем и выстроилась очередь. Люди не ощущают движения, и при приближении к кассе застывают в неподвижности. Когда у окошка оказывается стоящая передо мной женщина, мне становится видна кассирша. Поражает не свойственная этой категории служащих доброжелательность.

Мысленные, с пробелом запомнившиеся фразы (женским голосом): «Мы в ... ездили в прошлом году. Таких он присосок наделал...» (фраза обрывается).

В конце сна выхожу из своей комнаты, пересекаю узкий коридор, подхожу к дверям двух смежных комнат, в которых кто-то спит, начинаю кричать (из хулиганских побуждений). Стараюсь кричать как можно громче, у меня не получается. Напрягая силы, кричу снова и снова.

Мысленная фраза: «В смирении перед деревом, в смирении перед деревом».

Оставив маму* и сынишку дома, решаю покататься на детской машине. Она мне по колено, но я перешагиваю через открытый верх, сажусь на сиденье (двухместное), кладу рядом сумку. Вмиг осваиваю систему кнопок управления. Удивляло, что достаточно было нажать на соответствующую кнопку, и машина сама выбирала нужный радиус и угол поворота (то есть была в каком-то смысле мыслящей, и это не прошло мимо внимания). С удовольствием разъезжаю по проезжей части широких, почти свободных от транспорта улиц. Накатавшись, пускаюсь в обратный путь. Дорожные условия ухудшаются. Один участок засыпан слоем песка и цемента (здесь разгружали строительные материалы). Удалось его преодолеть, хоть и не хотелось въезжать в цементную пыль. Дальше дело пошло хуже — мокрый грязный снег покрыл проезжую часть, я вынуждена перебираться на тротуары, поребрики которых для моей машины высоки. Подчас приходилось делать крюк в поисках приемлемых подъемов и спусков. Подростки стащили сумку, поглощенная дорогой почти не реагирую на это. Беспокоюсь, что непредвиденная задержка может вызвать опасения дома. Переключаюсь на сынишку (Пете в этом сне было лет шесть). Почему я никогда не разговариваю с ним ни на какие более-менее серьезные темы? Припоминаю нашу форму общения, прихожу к неутешительному выводу, что слишком мало уделяю внимания сыну. Дорога не улучшается, но я все же успешно продвигаюсь.

Мысленная фраза (мягким женским голосом): «Из дома, восемнадцать прищепок».

Сомнительного вида девочка-подросток пришла ко мне поговорить о фильме. Девочка выглядит бродяжкой, одета во что-то блеклое, но чистое. Ее комната находится по-соседству, в этом же многоэтажном, похожем на муравейник общежитии. Разговариваем довольно долго. Меня вдруг как что-то слабо толкнуло в сердце, что моя сумка украдена. Не реагирую, продолжаем беседовать. Случайно взглядываю на то место, где на вбитом в стену гвозде должна висеть сумка. Всматриваюсь в плохо освещенное место, мне кажется, что я то вижу, то не вижу сумку. В конце концов убеждаюсь, что ее нет. Смотрю на девочку — она сидит, разведя в стороны колени, платье между ними топорщится, прикрывая какой-то предмет. Понимаю, что это моя сумка, рывком протягиваю руки, сквозь платье вцепляюсь в нее. Громко зову Петю (он в одной из соседних комнат). Петя появляется с недовольным, отстраненным видом. Не разжимая рук, рассказываю, что произошло. [см. сон №2599]

Мысленно бессловесно сообщается, что многие стремятся обучиться Магии, и что я овладею Светлой Магией. Видится (сверху) неотчетливая толпа, колорит которой был Средневековым.

Лежа в постели, слышу доносящийся с лестницы шум, обрывки разговора, окрашенного признаками беспокойства. Говорят об одном из жильцов, не вернувшемся домой. Сон смутно показывает двух-трех человек и худенькую женщину (жену пропавшего?), растерянно спрашивающую саму себя: «Может быть, он в ванной комнате?»

Мысленная фраза (спокойным женским голосом): «Нету требовательности к одежде».

Мысленная фраза: «Сделал ручкой» (удалился).

Сон, в котором фигурируют светлые таблички-надписи.

Мысленная, незавершенная фраза (безапелляционно): «Конечно, если под флагом видеть полоску света...».

Мысленная, неполностью запомнившаяся, несколько раз повторившаяся фраза: «Отчаянье и жестокость, с одной стороны...» (с одной точки зрения).

«Вот, вот этот», - говорю я, показывая монету, извлеченную мной из лежащего на столе кляссера (монета видится неотчетливо, а люди совсем условно).

Дискутируем с пользующейся авторитетом преподавательницей. Говорю (в качестве аргумента или примера), что вот я хотела «прилепиться к мужу*», но он умер, потом мама* доставила мне массу хлопот, а теперь я не знаю, что происходит с сыном, который отчужден от меня. Преподавательница с несвойственной ей эмоциональностью (и подозрительным возмущением) заявляет, что если «мы» (люди) будем в таком ракурсе видеть происходящее с нами, то это никуда не годится. В том же тоне долго распространяется на эту тему - не только и не столько для меня, сколько и для остальных слушателей (видимых еще более условно, чем она).

Мысленный рифмованный финал сна: «На невесту все любуясь, но не видя, говорят/ Громким шепотом твердят/ Ну загадка, ну загадка, ну загадка, ну загад». Бегло видится темноватая толпа около условно видимой невесты в пышном белом свадебном платье.

Мысленная фраза: «Это имя — имя, которое очень любят».

Обрывки мысленной фразы: «И вот, между магазином и ... образовались...».

Мысленная, неполностью запомнившаяся фраза: «...и быть может, ей Бог помог, и она нашла...».

Обдумываю предпоследний сон этой ночи (где мы с Петей преодолевали препятствия). Умозаключаю: «Обстановка была ... Шум, крики шамариев» (часть первой фразы не запомнилась). [см. сон №2911]

Большая пустая квадратная комната одного из верхних этажей. В центре, на стуле, лицом к левой стене сидит женщина. Я и еще одна женщина находимся правее. Через дверь в левой стене вводят гнедую лошадь (не запомнилось, кто ее ввел, эти персонажи тут же исчезли). Лошадь - крупная, холеная, стоит напротив сидящей женщины, задом к нам троим. Глазею на нее, она вдруг совершает недвусмысленное движение хвостом. Мы, двое, поняв, что за этим последует, удаляемся в правую, тоже пустую комнату. Лошадь наваливает кучу под носом у сохраняющей неподвижность женщины на стуле. Мы, двое обсуждаем увиденное (лошадь виделась отчетливо, женщина на стуле — похуже, а вторая лишь ощущалась).

Мысленная, с пробелом запомнившаяся фраза: «Он сидел ... и читал суеверие наше» (имеются в виду Гороскопы лиц, от имени которых произносится фраза).

Вернулись в Город, в котором когда-то жили. Обнаруживается, что бывшая наша квартира (сновидческая) занята. Легкий шок типа «Как же так?» сменяется трезвым «Почему мы раньше об этом не подумали?»

Фрагменты то ли самостоятельной мысленной фразы, то ли фразы из сна: «...без труда ... в никуда...».

Мысленная, незавершенная фраза (женским голосом): «Сейчас вам или на следующий урок показать...».

Мысленные фразы (мужским голосом): «Одиннадцать литров. Пойдем, возьмем еще».

Мысленная, неполностью запомнившаяся фраза (женским голосом, убежденно): «Вечером была такая счастливая, что просто ...». Это говорится обо мне, и я с полуулыбкой удивленно поднимаю брови, поскольку ничего такого не упомню.

Дно детского пластикового ведра засыпано слоем мелкого влажного светлого песка. Этим же песком покрыт верхний обод ведра. Чья-то рука счищает его (в моем ночном конспекте приписана фраза: «А мысли о прошлом...»).

Мысленно, бессловесно сообщается, что мы с Петей оказались там где надо. Сообщение несет позитивный оттенок. Демонстрируются тела (не в форме человеческих фигур), медленно влекомые вправо по призрачному то ли каналу, то ли туннелю, в зону мягко-светлого цвета.

Мысленная, с пробелом запомнившаяся фраза (беглым женским голосом): «Там же письмо от ... с такими же словами».

Смутно, в бледно-серых тонах видны три гитариста, выступающие на маленькой сцене. На этом фоне возникает мысленное слово: «Бензогитара».

Сон о преследовании. Движение развивается вправо, в умеренном темпе — без паники со стороны преследуемых, без азарта со стороны преследователей. И тех и других было с десяток, они летели низко, над самой землей (или, например, над столом экспериментальной лаборатории). Преследуемые двигались дугообразной, выгнутой вправо шеренгой, преследователи — несколькими прямыми рядами. Трудно сказать, что это были за Сущности. Они напоминали частицы и обладали сознанием, поскольку совершали действия осознанно (последнее воспринималось мной однозначно). P.S. Позже мне пришло в голову, что, возможно, имеет место не преследование, а изгнание.

Помню лишь, что находилась в фантастическом месте.

Фрагмент мысленной фразы: «Это значит, что при пятом времени запуска катушка ...».

На экране телевизора поясное изображение мужчины в парике и старинной одежде (в коричнево-золотистых тонах). Наискосок выплывают титры на незнакомом языке.

Мысленная фраза:«Сила против слабых».

Мысленная фраза: «Через ... он будет сам клоуном или отдаст эти вожжи другим» (в незапомнившейся части фразы оговаривается срок, через который это произойдет).

Мысленная фраза (женским голосом): «И в более знаменитом месте».

Петя гостил у меня, и рано утром должен уехать.

Вхожу в служебную комнату, где вдруг начинает происходить что-то неожиданное.

Мысленная фраза: «...он бросился за иноземным типом» (в незапомнившемся дословно начале фразы говорится, что это совершено ради спасения кого-то из своих).

В финале сна женщина, в присутствии других персонажей, говорит другой, более молодой: «Спокойно! Ты начала восприятие Мира, ты восприяла восприятие Мира».

Мысленная фраза (спокойным женским голосом): «Там меня бичуют за хорошее».

Необычный сон, какое-то время державшийся в памяти, но к утру забывшийся.

Мысленная фраза: «Дети на твоей попечительской благодарности».

Мысленная, утрированно ритмичная фраза: «В два/ раза мень/ ше оши/ бок-бок-бок».

Мысленная, запомнившаяся с пробелом, ко мне обращенная фраза: «Запиши в ... беречь почву не стоит» (имеется в виду, чтобы я сделала пометку на полях своего экземпляра источника). Я удивлена, так как полагаю, что почву всегда нужно беречь.

Активный сон, среди персонажей которого была и я.

Брожу по крытому круглому двухэтажному рынку, темному, запущенному, со множеством рядов и переходов. Некоторые части его многолюдны, некоторые почти пусты. Хочу что-то купить, но не могу найти нужного, несмотря на то, что рынок мне знаком, и я знаю, где что искать. P.S. Этот рынок я вижу во сне не впервые.

Сон о благополучно разрешившемся недоразумении.

Мысленный, неполностью запомнившийся диалог. «Всё это ... когда ... в классе прочла...» (фраза не завершена).  -  «В классе?»  -  «В классе».

Смутно видится группа людей. Течет мысленная информация, что община, путем всеобщего голосования, выбрала на очередной срок (кажется, секретарем) того, кто всего год-полтора назад оставил эту должность, и в соответствии с принятыми здесь принципами, не имеет пока права претендовать на нее вновь.

Справа, на высокой круче над излучиной реки стоят, бок о бок, крестьянские хозяйства, принадлежащие двум братьям. Большие, заросшие травой поляны тянутся от края обрыва до их заборов. Младший брат, долговязый степенный мужик, предлагает старшему, коренастому и такому же степенному, срыть крутой склон, чтобы пустить под пахоту открывшуюся бы при этом плодородную землю. Придется повозиться с валунами, но выгода будет несомненной. Старший брат, тугодум и себе на уме, долго не соглашается, взвешивает, смотрит в сторону реки. Там видится как бы уже срытый склон, полого спускающийся к неподвижной, стального цвета воде. Плодородная коричневая рыхлая земля усеяна (умеренно) валунами. Старший брат вдруг обнаруживает, что ему придется срывать меньше, чем брату, расстояние от реки до его забора короче, чем братово. Это решает дело, он степенно поддерживает идею. Братья стоят у обрыва, а на задах хозяйств, за избами, беззаботно резвятся на воле их ребятишки, походя, играючи подглядывая друг у друга интимные части тел (с невинным детским любопытством, озорным и неуемным).

Категории снов